Игорь Ландау о книге «Как мы жили»

Почему я издал мамину книгу? Сложный для меня вопрос. Прежде всего потому, что Игорь Захаров — владелец издательства — очень уж настаивал. Но я и сам думал, что эта книга должна быть издана. Хотел, чтобы правда стала известна. Видимо, издержки социалистического воспитания.

Волнует ли меня, что Гинзбург и многие другие известные физики настроены против этой книги?

— Нет, совсем не волнует. Скорее, расстраивает. Гинзбург, как и многие другие, был далек от нашей семьи. Всю информацию он получал из уст Е.М.Лифшица. Он просто не знает правды. Многие ругают эту книгу за «излишние» интимные подробности, но моя мать имеет право писать о своей жизни так, как она считает нужным. Что у кого-то может измениться от этого мнение о «великом» Ландау, мне, извините, наплевать. Для меня он не великий физик. Это мой отец, которого я очень любил и безмерно уважал. Все это было в его жизни, и от этого он не делается ни на копейку хуже. Если кому-то это не нравится -не читайте! К счастью, мы уже ушли от тех «благословенных» времен, когда «уважаемые» люди писали письма в различные инстанции .с целью запрета той или иной книги.
Меня гораздо больше волнует впечатление людей, не имеющих никакого отношения к физике. Отзывы таких людей гораздо более показательны, им не нужно заботиться о чьей-то репутации, они просто пишут о своих впечатлениях.

В заключение хочу сказать, что не следует рассматривать то, что я здесь написал, как попытку оправдать или оправдаться. Не стремился я и переубедить своих «оппонентов». Я просто хотел, чтобы у читателей появилась возможность узнать правду, посмотреть на обстоятельства с другой стороны. Я, разумеется, не мечтаю победить «ландауведов». Их много, а я один. У меня нет даже физической возможности не только ответить, но и прочитать все глупости, которые пишутся о моих родителях.

Источник: http://zhurnal.lib.ru/ l/landau_i_l/answer.shtml

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

 См. также:

  • Стоит ли читать мемуары?03.02.2009 Стоит ли читать мемуары? Известный ленинградский лингвист, ученик великого Щербы, профессор Лев Рафаилович Зиндер много лет назад сказал мне, что он никогда не читает мемуаров: «Все вранье!» - заключил мой собеседник, отнюдь не склонный к категоричности. Дело было в конце 60-х, интересных мемуаров было тогда немного. «Некрополь» Ходасевича - одна их моих любимых книг - был доступен лишь в машинописи.
  • Физики-лирики без гламура и мифологии03.02.2009 Физики-лирики без гламура и мифологии Мне кажется, что книга Коры Ландау - очень субъективный, а вместе с тем исторический документ, от которого так просто не отмахнуться. Те, кто знал Ландау или его учеников лично, кто жил в то время, могут судить о том, что в книге соответствует действительности, а что нет. Тем же, кто родился уже после смерти великого ученого, приходится составлять о нем впечатление по документальным, порой весьма противоречивым источникам, одним из которых является и книга его жены, а также статьи его сына. Каким книгам и источникам о Ландау можно, а каким нельзя доверять? Мог ли Ландау поправиться после автокатастрофы, действительно ли были ошибки в его лечении и диагнозе? Каким человеком на самом деле был Евгений Лифшиц? Все эти вопросы остаются открытыми, а знакомые физики на эти вопросы обычно отвечают: «В науке надо интересоваться научными результатами, а все остальное - вторично». Это было бы верно, если бы рассказы о Ландау и его окружении позволяли ли бы воссоздать более-менее однородную картину происходившего. Однако чтение того, что написано о великом физике, представляет собой очень пеструю, разнородную картину, где одни говорят о нездоровой психике жены, «грязном белье», о том, что лечили правильно и ничего нельзя было сделать и пр., другие - о мужестве женщины, нашедшей в себе силы написать откровенно о своей жизни и любви, о предательстве и забвении друзей, вмешательстве государственной машины в нормальный процесс лечения человека. Хочется все-таки понять, как все […]
  • Пять барьеров к признанию17.02.2009 Пять барьеров к признанию К старости приходит признание. В нынешних фундаментальных науках настоящее мировое признание приходит, только если удалось напечатать свои работы на английском. Ведь такое признание означает широкое внедрение их в науку. Из моих 390 печатных работ около 120 напечатано за рубежом, в основном на английском и немецком, но есть и на испанском, французском, польском, словенском и др. Это почти треть. Монографий у меня 21, из них за рубежом напечатано 8. Вроде бы сетовать не приходится. Но это глядя со стороны.
  • Сколько можно биться головой о стену!?03.02.2009 Сколько можно биться головой о стену!? Журналисты и редакторы СМИ в большинстве случаев понимают, что это чушь, - не требуется никакой экспертизы. Они просто полагают, что их аудитория настолько тупа, что ей нравится сверхъестественное «мыло», и, следовательно, оно экономически оправдано. Поэтому уважаемые академики могут сколько угодно писать сердитые письма и обращаться в высокие инстанции... «Бабло побеждает...»
Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментария(-ев)
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: