Чем опасна «Плесень»?

Колония Aspergillus fumigatus в чашке Петри. Фото с сайта Wikimedia.org
Коло­ния Aspergillus fumigatus в чаш­ке Пет­ри. Фото с сай­та Wikimedia.org

Доку­мен­таль­но-игро­вой фильм «Пле­сень», кото­рый с изряд­ной пом­пой анон­си­ро­вал «Пер­вый канал», потра­тив­ший на его созда­ние нема­ло средств, был пока­зан в вечер­ний вос­крес­ный прайм-тайм 1 фев­ра­ля и при­влек небы­ва­ло боль­шую зри­тель­скую ауди­то­рию. Науч­ных жур­на­ли­стов и уче­ных-био­ло­гов, конеч­но, изряд­но насто­ра­жи­вал тот факт, что новый фильм дела­ла та же коман­да, что и скан­даль­ную «Вели­кую тай­ну воды», полу­чив­шую пре­мию ТЭФИ и при этом став­шую сино­ни­мом псев­до­на­уч­но­го кино. Мы попро­си­ли дать оцен­ку ново­му филь­му Алек­сея Куп­ри­я­но­ва, кан­ди­да­та био­ло­ги­че­ских наук, рабо­та­ю­ще­го в Санкт-Петер­бург­ском фили­а­ле ГУ ВШЭ. Его ста­тья печа­та­ет­ся в автор­ском сокра­ще­нии, а раз­вер­ну­тая вер­сия пуб­ли­ку­ет­ся на «Полит.ру».

Новый фильм «Пер­во­го кана­ла» «Пле­сень» – это боль­шой шаг впе­ред. Сюжет­ная линия несколь­ко невнят­на и изоби­лу­ет не име­ю­щи­ми отно­ше­ния к делу отступ­ле­ни­я­ми, одна­ко плот­ность мра­ко­бе­сия умень­ши­лась настоль­ко, что фильм полу­чил­ся, по срав­не­нию с совер­шен­но позор­ной «Вели­кой тай­ной воды», почти науч­но-попу­ляр­ным. Вме­сте с тем в нем в скры­той фор­ме при­сут­ству­ет свой мощ­ный болез­не­твор­ный агент. Что­бы в резуль­та­те про­смот­ра в моз­гах зри­те­лей не раз­ви­лась какая-нибудь пле­сень, пишу нечто вро­де про­ти­во­ядия.

В целом фильм про­из­во­дит крайне стран­ное впе­чат­ле­ние. В нем есть кра­си­вые кад­ры с рас­ту­щи­ми на гла­зах коло­ни­я­ми плес­не­вых гри­бов. Есть нема­ло здра­вых отдель­ных фраз и выступ­ле­ний спе­ци­а­ли­стов. Напри­мер, совер­шен­но верен акцент на том, что жерт­вы «про­кля­тия фара­о­нов» име­ли ослаб­лен­ный имму­ни­тет на момент кон­так­та с аспер­гил­лом в гроб­ни­це Тутан­ха­мо­на. Все вер­но ска­за­но и про высо­кую кон­цен­тра­цию спор в воз­ду­хе, и про опас­ность пле­се­ни на филь­трах кон­ди­ци­о­не­ров в сте­риль­ных бок­сах боль­ниц, где содер­жат паци­ен­тов с ослаб­лен­ным имму­ни­те­том, и про опас­ность бес­кон­троль­но­го при­ме­не­ния анти­био­ти­ков, и про мно­гое дру­гое. Инте­рес­ны (хотя и не без сво­их «ляпов») не име­ю­щие пря­мо­го отно­ше­ния к теме филь­ма сюже­ты про две болез­ни, вызы­ва­е­мые бак­те­ри­я­ми, а не гри­ба­ми: про­ка­зу и чуму.

Печаль­но толь­ко, что вполне здра­вые выска­зы­ва­ния впле­те­ны в кон­текст нездо­ро­вых сен­са­ций на ров­ном месте и выду­мок раз­ной сте­пе­ни без­обид­но­сти. Если бы этот фильм сни­ма­ли для уве­се­ле­ния био­ло­гов, то все бы ниче­го, но для про­смот­ра про­сты­ми смерт­ны­ми он не под­хо­дит, посколь­ку отде­лить зер­на от пле­вел без помо­щи спе­ци­аль­но­го обра­зо­ва­ния невоз­мож­но. Сви­де­тель­ством тому – мир­ная реак­ция чле­нов Клу­ба науч­ных жур­на­ли­стов, боль­шин­ство в кото­ром состав­ля­ют не био­ло­ги, а хими­ки, физи­ки, мате­ма­ти­ки и инже­не­ры. Неис­ку­шен­ный взгляд выхва­ты­ва­ет толь­ко наи­бо­лее оди­оз­ные вещи: лече­ние инфек­ци­он­ных болез­ней при помо­щи зво­на в коло­кол, пле­сень на Мар­се, зем­ное эхо сол­неч­ной пур­ги и т.п.

Сжа­тый фор­мат газет­ной пуб­ли­ка­ции не поз­во­ля­ет дать раз­вер­ну­тый кри­ти­че­ский обзор филь­ма, поэто­му, оста­вив в сто­роне мно­гое, рас­ска­жу о шести мел­ких глу­по­стях, одной лож­ной тео­рии, лежа­щей в осно­ве все­го филь­ма, и паре милых ана­хро­низ­мов. Поста­рал­ся отобрать то, что может не заме­тить зри­тель, не име­ю­щий био­ло­ги­че­ско­го обра­зо­ва­ния.

Отдельные мелкие глупости и неточности, бросившиеся в глаза

Это не пол­ный спи­сок, это про­сто наи­бо­лее яркие вещи, за кото­рые заце­пил­ся глаз во вре­мя про­смот­ра кар­ти­ны. Боль­шая часть вины лежит, судя по все­му, на авто­ре сце­на­рия. Почти все, кто был при­гла­шен в кар­ти­ну на роли экс­пер­тов, гово­ри­ли вполне разум­ные вещи, не выхо­дя­щие за пре­де­лы сфе­ры их непо­сред­ствен­ной ком­пе­тен­ции. Об одном из исклю­че­ний – ниже.

Кро­ве­нос­ные сосу­ды не име­ют фор­мы гриб­ни­цы. Преж­де все­го пото­му, что нить гриб­ни­цы состо­ит из цепоч­ки кле­ток, выстро­ив­ших­ся в ряд, или из одной огром­ной мно­го­ядер­ной клет­ки, а кро­ве­нос­ные сосу­ды – это полые труб­ки, стен­ки кото­рых обра­зо­ва­ны клет­ка­ми. Про­стая небио­ло­ги­че­ская ана­ло­гия: срав­ни­те кир­пи­чи, выло­жен­ные в ряд, и кир­пич­ную печ­ную тру­бу. Если речь идет о том, что и гриб­ни­ца, и сеть кро­ве­нос­ных сосу­дов при рас­смот­ре­нии изда­ли име­ет вид пере­пу­тан­ных нитей, то мож­но про­сто, не ища гри­бов, раз­мо­тать катуш­ку ниток или раз­мо­чить упа­ков­ку «Доши­ра­ка» и поме­ди­ти­ро­вать, поис­кав глу­бо­кий смысл еще и в этом.

Карл Лин­ней не отно­сил гри­бы к Хао­су, из кото­ро­го воз­ник мир. Зна­чи­тель­ная часть гри­бов была отне­се­на им к рас­те­ни­ям. В его искус­ствен­ной систе­ме они нахо­ди­лись в клас­се «тай­но­брач­ных», в есте­ствен­ной систе­ме – в есте­ствен­ных поряд­ках 66 (Водо­рос­ли), куда попа­ли лишай­ни­ки, и 67 (Гри­бы), куда попа­ли как всем извест­ные «мак­ро­ми­це­ты» Agaricus (сюда отно­сят­ся шам­пи­ньо­ны), Boletus (сюда отно­сят­ся белые гри­бы) и др., а так­же пле­сень (Mucor). К груп­пе Chaos, при­чис­ля­е­мой к живот­ным, Лин­ней отнес подвиж­ные мик­ро­ор­га­низ­мы, види­мые в мик­ро­скоп.

В орга­низ­ме сви­ньи не мути­ру­ет огром­ное коли­че­ство бак­те­рий (кое-какое объ­яс­не­ние при­сут­ствию этой стран­ной идеи мож­но будет най­ти далее). Вер­нее, мути­ру­ет (мута­ци­он­ный про­цесс оста­но­вить невоз­мож­но, так же как побе­дить энтро­пию во Все­лен­ной), но не боль­ше, чем в любом дру­гом орга­низ­ме сход­но­го стро­е­ния и раз­ме­ра. Ниче­го осо­бен­но опас­но­го, с этой точ­ки зре­ния, сви­ньи не пред­став­ля­ют. Пита­ние мор­ски­ми мол­люс­ка­ми может быть небез­опас­ным для здо­ро­вья, но не из-за того, что избы­ток бел­ка вызо­вет «пере­рож­де­ние пле­се­ни», оби­та­ю­щей в вашем орга­низ­ме. Лече­ние болез­ней коло­коль­ным зво­ном, кото­рое про­па­ган­ди­ру­ет глав­ный зво­нарь Мос­ков­ско­го Крем­ля Игорь Коно­ва­лов, под­хо­дит не всем. Боль­ше могут помочь еже­днев­ные пешие про­гул­ки на звон­ни­цу и обрат­но в любую пого­ду. Тот, кто спо­со­бен выдер­жать такой режим, отли­ча­ет­ся креп­ким здо­ро­вьем (ина­че гово­ря, натре­ни­ро­ван­ной и исправ­но рабо­та­ю­щей иммун­ной систе­мой). Коло­ко­ла с их виб­ра­ци­я­ми и «мета­фи­зи­кой зво­на» тут ни при чем.

Засе­лить дру­гие пла­не­ты пле­се­нью мож­но будет не рань­ше, чем они будут заму­со­ре­ны доста­точ­ным коли­че­ством орга­ни­ки и при­об­ре­тут мало-маль­ски при­год­ную для жиз­ни атмо­сфе­ру. Гри­бы и рады бы были рас­ти на Мар­се, но им необ­хо­ди­мы кис­ло­род для дыха­ния и гото­вые орга­ни­че­ские веще­ства. То, что гри­бы – гете­ро­тро­фы и не могут жить без гото­вой орга­ни­ки, про­хо­дят еще в шко­ле, но к тому момен­ту, как начи­на­ешь писать сце­на­рии для «Пер­во­го кана­ла», это обыч­но забы­ва­ет­ся.

Пол Даер, мико­лог из Нот­тин­гем­ско­го уни­вер­си­те­та, кото­ро­го мно­го пока­зы­ва­ют в филь­ме, не откры­вал поло­вое раз­мно­же­ние у мик­ро­ор­га­низ­мов (и уди­вил­ся бы, если бы ему пра­виль­но пере­ве­ли рус­ский закад­ро­вый текст). Кон­крет­но у гри­бов, кото­рым в целом посвя­щен фильм, оно извест­но уже дав­но. Более того, харак­тер про­те­ка­ния поло­во­го про­цес­са дав­но поло­жен в осно­ву раз­де­ле­ния гри­бов на отде­лы (бази­ди­о­ми­це­ты, аско­ми­це­ты и др.). Про­бле­ма оста­ет­ся с гри­ба­ми, у кото­рых поло­вой про­цесс пока не был обна­ру­жен. Их отно­сят к сбор­ной груп­пе дей­те­ро­ми­це­тов («несо­вер­шен­ных гри­бов»), кото­рая пред­став­ля­ет собой «свал­ку» из пред­ста­ви­те­лей раз­ных групп гри­бов, не род­ствен­ных друг дру­гу. К этой же груп­пе отно­сит­ся и аспер­гилл, о кото­ром столь­ко гово­рят в филь­ме. Пол Даер вме­сте со сво­и­ми соав­то­ра­ми обна­ру­жил сви­де­тель­ства в поль­зу того, что поло­вой про­цесс име­ет место и у аспер­гил­ла, о чем опуб­ли­ко­ван уже ряд ста­тей.

Системный микоз Бешана – Эндерляйна поражает мозг

Поми­мо нетри­ви­аль­ной логи­ки в выстра­и­ва­нии сце­на­рия и мел­ких ляпов фильм, как мне кажет­ся, болен одной куда более непри­ят­ной хво­рью. Она, как неви­ди­мые в поч­ве нити грибницы,пронизывает всю логи­ку филь­ма и вли­я­ет на рас­ста­нов­ку акцен­тов. По сча­стью, кое-где над буг­ри­стой поверх­но­стью сюже­та тор­чат хоро­шо замет­ные пло­до­вые тела крас­но­го цве­та. «Имму­но­ло­гу» Перл Лапер­ла, яко­бы док­то­ру меди­ци­ны, а на деле – док­то­ру аль­тер­на­тив­ной меди­ци­ны, вре­мя от вре­ме­ни не уда­ет­ся про­мол­чать в нуж­ном месте.

При­мер­но на 30-й мину­те «имму­но­лог» про­го­ва­ри­ва­ет­ся. Ока­зы­ва­ет­ся, «уче­ные откры­ли», что осно­ва имму­ни­те­та, так назы­ва­е­мая «пер­вич­ная иммун­ная систе­ма», фор­ми­ру­ет­ся за счет балан­са двух гри­бов: Aspergilus niger и Mucor racemosus. Они в мик­ро­фор­мах при­сут­ству­ют в орга­низ­ме чело­ве­ка посто­ян­но, и забо­ле­ва­ние про­ис­хо­дит, когда баланс меж­ду эти­ми гри­ба­ми нару­ша­ет­ся и один из них пре­вра­ща­ет­ся в более пато­ген­ную фор­му. В каче­стве иллю­стра­ции нам пока­зы­ва­ют ком­пью­тер­ный мульт­фильм, в кото­ром сре­ди крас­ных кро­вя­ных телец (эрит­ро­ци­тов) по кро­ве­нос­ным сосу­дам плы­вут неболь­шие, при­мер­но раза в два мень­ше диа­мет­ра эрит­ро­ци­та, части­цы несколь­ко непра­виль­ной, удли­нен­но-яйце­вид­ной фор­мы. Коли­че­ство этих частиц сопо­ста­ви­мо с коли­че­ством эрит­ро­ци­тов. В тот момент, когда нам сооб­ща­ют про нару­ше­ние балан­са и пере­рож­де­ние, одно из таких зер­ны­шек осе­да­ет на стен­ку кро­ве­нос­но­го сосу­да и раз­рас­та­ет­ся в несколь­ко раз, пре­вра­ща­ясь в нечто вро­де ком­ка ваты с тор­ча­щи­ми из него тон­ки­ми отрост­ка­ми.

Aspergillus niger, один из главных героев фильма «Плесень»
Aspergillus niger, один из глав­ных геро­ев филь­ма «Пле­сень»

Поми­мо это­го «имму­но­лог» Перл Лапер­ла сооб­ща­ет, что аспер­гилл вызы­ва­ет такие болез­ни, как тубер­ку­лез, остео­по­роз и пр., а мукор -рако­вый мик­роб – болез­ни, свя­зан­ные с «загу­ще­ни­ем кро­ви».

Тут пора успо­ко­ить чита­те­лей и зри­те­лей. Ком­пью­тер­ный мульт­фильм с густо нашпи­го­ван­ной гри­ба­ми кро­вью пол­но­стью, от нача­ла до кон­ца, явля­ет­ся порож­де­ни­ем снов разу­ма сце­на­ри­ста. Зато бай­ки, кото­рые рас­ска­зы­ва­ет нам «имму­но­лог» Перл Лапер­ла, име­ют опре­де­лен­ный исто­ри­ко-науч­ный инте­рес, посколь­ку отбра­сы­ва­ют нас при­мер­но на восемь­де­сят лет назад. Г-жа Лапер­ла пере­ска­зы­ва­ет в силь­но упро­щен­ном виде спе­ку­ля­тив­ную кон­цеп­цию «цик­ло­ге­нии бак­те­рий», сфор­му­ли­ро­ван­ную немец­ким энто­мо­ло­гом, мик­ро­био­ло­гом-люби­те­лем и фар­ма­цев­том Гюн­те­ром Эндер­ляй­ном (1872−1968).

Эндер­ляйн, осно­вы­ва­ясь на тео­ри­ях фран­цуз­ско­го хими­ка и мик­ро­био­ло­га Пье­ра Жака Анту­а­на Беша­на (1816−1908), пола­гал, что болез­не­твор­ные бак­те­рии – лишь часть слож­но­го жиз­нен­но­го цик­ла посто­ян­ных сим­бион­тов чело­ве­ка и дру­гих живот­ных (и рас­те­ний). Пер­вые фазы это­го слож­но­го жиз­нен­но­го цик­ла про­хо­дят внут­ри кле­ток живот­но­го или рас­те­ния в виде осо­бых моле­кул – «про­ти­тов». При опре­де­лен­ных обсто­я­тель­ствах (одно из них – страх и дур­ные мыс­ли чело­ве­ка-хозя­и­на) «про­ти­ты» поки­да­ют клет­ки и пре­вра­ща­ют­ся в бак­те­рии, а затем в гри­бы и виру­сы. Поми­мо потен­ци­аль­ной пато­ген­но­сти, свя­зан­ной с нару­ше­ни­ем балан­са, про­ти­ты игра­ют у Эндер­ляй­на важ­ную роль защит­ни­ков от инфек­ций, посколь­ку при попа­да­нии извне «гото­вых» гри­бов или бак­те­рий про­ти­ты при­со­еди­ня­ют­ся к ним и раз­ру­ша­ют их (отсю­да все исто­рии о «пер­вич­ном» имму­ни­те­те, о кото­ром рас­ска­зы­ва­ет закад­ро­вый голос).

Кон­цеп­ция Эндер­ляй­на доволь­но слож­на (там есть еще мас­са про­ме­жу­точ­ных ста­дий раз­ви­тия с дико­вин­ны­ми назва­ни­я­ми, сооб­ра­же­ния о роли pH в пре­вра­ще­нии про­ти­тов в бак­те­рии, а бак­те­рий в гри­бы), но пред­став­ля­ет в насто­я­щее вре­мя толь­ко исто­ри­че­ский инте­рес, посколь­ку не нахо­дит себе ника­ких под­твер­жде­ний в экс­пе­ри­мен­таль­ных дан­ных и наблю­де­ни­ях. Она полу­чи­ла назва­ние плей­о­мор­физ­ма (мно­же­ствен­но­сти фор­мы) мик­ро­бов, в отли­чие от «моно­мор­физ­ма», кото­ро­го дер­жа­лись Луи Пастер, Роберт Кох и их после­до­ва­те­ли, к кото­рым отно­сят­ся все совре­мен­ные мик­ро­био­ло­ги, име­ю­щие нор­маль­ные, а не «аль­тер­на­тив­ные» или «пара­нор­маль­ные» дипло­мы. Суть моно­мор­физ­ма состо­ит в более при­выч­ном нам пред­став­ле­нии о том, что бак­те­рии не пре­вра­ща­ют­ся в гри­бы, а те в свою оче­редь в виру­сы. Воз­мож­но, во вре­ме­на Лысен­ко, Лепе­шин­ской и Бошья­на плей­о­мор­физм и име­ло смысл рекла­ми­ро­вать в Рос­сии, но сей­час он выгля­дит несколь­ко несо­вре­мен­но.

Пере­смат­ри­вая фильм, не могу отде­лать­ся от нехо­ро­ше­го подо­зре­ния. Скла­ды­ва­ет­ся впе­чат­ле­ние, что весь сце­на­рий был напи­сан под вли­я­ни­ем сум­бу­ра, кото­рый обра­зо­вал­ся в мыс­лях авто­ра в резуль­та­те попыт­ки скре­стить тем­ные веро­ва­ния неко­то­рых гомео­па­тов, опи­ра­ю­щих­ся на без мало­го веко­вой дав­но­сти взгля­ды Эндер­ляй­на, с тем, что уда­лось узнать из под­вер­нув­ших­ся под руку науч­ных источ­ни­ков (в филь­ме есть доволь­но слу­чай­ная под­бор­ка све­жих иссле­до­ва­ний, напри­мер, по радио­тро­пиз­му). На свои места ста­но­вят­ся и бак­те­ри­аль­ные инфек­ции, кото­рые, соглас­но Эндер­ляй­ну, при опре­де­лен­ных зна­че­ни­ях pH могут пере­ро­дить­ся в гриб­ные, и пере­рож­де­ние внут­ренне при­су­щей чело­ве­ку пле­се­ни от избыт­ка бел­ка при пита­нии мор­ски­ми мол­люс­ка­ми, и мути­ро­ва­ние огром­но­го коли­че­ства мик­ро­бов в мясе сви­ньи, и воз­ник­но­ве­ние инфек­ци­он­ных забо­ле­ва­ний со стра­ху, и непро­пор­ци­о­наль­ное вни­ма­ние к аспер­гил­лу, и вскользь бро­са­е­мые все той же Перл Лапер­ла фра­зы о гри­бах «внут­ри кле­ток кро­ви», и уве­рен­ность сце­на­ри­ста в прин­ци­пи­аль­ной неуни­что­жи­мо­сти пле­се­ни. Если это подо­зре­ние небес­поч­вен­но, то я даже не знаю, что тут еще мож­но доба­вить.

Разбавим шуткой

Что­бы не закан­чи­вать на совсем уж мрач­ной ноте – несколь­ко милых ана­хро­низ­мов. Пер­вое место отдаю руко­пис­ной гра­мо­те Кар­ла VI (1368−1422), цинич­но напе­ча­тан­ной на прин­те­ре с исполь­зо­ва­ни­ем стан­дарт­ных шриф­тов. Более тон­кая исто­рия при­клю­чи­лась с гра­фом Орло­вым. Когда Панин со стран­ной для XVIII века опе­ра­тив­но­стью (спу­стя сут­ки после собы­тий, если не в тот же день!) вхо­дит докла­ды­вать Ека­те­рине II (нахо­дя­щей­ся в Петер­бур­ге или его окрест­но­стях) о чум­ном бун­те в Москве, на пол пада­ет вино­гра­дин­ка. После корот­кой бесе­ды Гри­го­рий Орлов выска­зы­ва­ет наме­ре­ние ехать в Моск­ву. Ека­те­ри­на опа­са­ет­ся, что он может зара­зить­ся, на что Орлов отве­ча­ет, что не зара­зит­ся, вызы­ва­ю­ще под­ни­ма­ет с полу вино­гра­дин­ку и кла­дет себе в рот. Вста­ет неволь­ный вопрос: кому и чему при­мер­но за сто лет до работ Пасте­ра и Коха граф Орлов бро­са­ет вызов? Неиз­вест­ным в то вре­мя болез­не­твор­ным мик­ро­ор­га­низ­мам (при том, что жите­ли мик­ро­ми­ра были откры­ты в XVII веке, обще­ствен­ное мне­ние и даже боль­шин­ство уче­ных мужей еще не свя­зы­ва­ли их с болез­ня­ми)? Или обще­ствен­ным при­ли­чи­ям?

Когда гово­рят о «Систе­ме при­ро­ды» Кар­ла Лин­нея, то закад­ро­вый голос веща­ет про 1730-е годы, но в кад­ре демон­стри­ру­ет­ся титуль­ный лист деся­то­го изда­ния 1758 г., а сра­зу после него – раз­во­рот какой-то мно­го более позд­ней (не ранее XIX века) немец­кой кни­ги с кар­тин­ка­ми.

Главный вопрос

При таком оби­лии гово­ря­щих спе­ци­а­ли­стов в кад­ре (не все лица, пред­став­лен­ные как «имму­но­ло­ги» или вра­чи, заслу­жи­ва­ли дове­рия в рав­ной мере, но боль­шин­ство уче­ных не вызы­ва­ло сомне­ния) неволь­но вста­ет вопрос о том, поче­му их не под­клю­чи­ли на фазе раз­ра­бот­ки идеи сце­на­рия? Напи­са­ния сце­на­рия? Вычит­ки его, на худой конец? Такая коман­да, рабо­тай она на совесть, мог­ла бы напи­сать куда более содер­жа­тель­ный сце­на­рий, кото­рый поз­во­лил бы глуб­же рас­крыть заяв­лен­ную тему «жиз­ни в гар­мо­нии с пле­се­нью». Тогда, воз­мож­но, не при­шлось бы раз­бав­лять фильм глу­бо­ко ирре­ле­вант­ны­ми эпи­зо­да­ми про чум­ной бунт, бак­те­рио­фа­гов (они-то здесь вооб­ще при чем?) и про­ка­зу. Исчез­ли бы (или были бы пода­ны в вер­ной исто­ри­че­ской пер­спек­ти­ве) все пре­ле­сти плей­о­мор­физ­ма. Зато о жиз­ни гри­бов (в том чис­ле плес­не­вых) и их роли в при­ро­де и в жиз­ни чело­ве­ка мож­но было бы рас­ска­зать гораз­до боль­ше.

Пока что жела­ю­щие узнать что-то про пле­сень могут с боль­шей поль­зой почи­тать Вики­пе­дию (луч­ше англий­ский раз­дел, кто оси­лит) и издан­ную еще при совет­ской вла­сти «Жизнь рас­те­ний» в шести томах. И про бак­те­рии, и про гри­бы напи­са­но в пер­вом томе. Удач­но­го про­чте­ния тем, кому не повез­ло с неудач­ным про­смот­ром. 

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: