- Троицкий вариант — Наука - https://trv-science.ru -

Анатолий Вершик – классификации не поддается?

235К 75-летию известного российского математика

 28 декаб­ря 2008 г. испол­ни­лось 75 лет извест­но­му рос­сий­ско­му мате­ма­ти­ку, док­то­ру физ.-мат. наук, глав­но­му науч­но­му сотруд­ни­ку Санкт-Петер­бург­ско­го отде­ле­ния Мате­ма­ти­че­ско­го инсти­ту­та име­ни В.А. Стек­ло­ва, пре­зи­ден­ту Санкт-Петер­бург­ско­го мате­ма­ти­че­ско­го обще­ства в 1998–2008 гг. Ана­то­лию Мои­се­е­ви­чу Вер­ши­ку, чело­ве­ку, чей ум и доб­рая энер­гия вызы­ва­ют ува­же­ние и вос­хи­ще­ние у всех тех, кому посчаст­ли­ви­лось с ним общать­ся.

В канун юби­лея при­ня­то под­во­дить неко­то­рые ито­ги и делать обоб­ще­ния, вот и мы попы­та­лись постро­ить тео­рию «Ана­то­лий Вер­шик как мате­ма­тик, чело­век и паро­ход» посред­ством обще­ния с самим юби­ля­ром и ком­мен­та­ри­ев его кол­лег и дру­зей. Сра­зу ого­во­рим­ся, что Ана­то­лий Мои­се­е­вич как могу­чее явле­ние при­ро­ды стро­гой клас­си­фи­ка­ции не под­да­ет­ся и все ниже­при­ве­ден­ное – лишь сла­бое при­бли­же­ние к ори­ги­на­лу, наброс­ки к его порт­ре­ту – и не более того.

Краткое интервью с юбиляром

- Ува­жа­е­мый Ана­то­лий Мои­се­е­вич, про­фес­сор Кем­бридж­ско­го уни­вер­си­те­та, лау­ре­ат Фил­дсов­ской меда­ли 1998 г. Уильям Гоуэрс (W.T.Gowers) напи­сал ста­тью «Две куль­ту­ры в мате­ма­ти­ке», в кото­рой отме­тил, что есть две типо­ло­гии мате­ма­ти­ков [1]. Одни уче­ные пред­по­чи­та­ют созда­вать мате­ма­ти­че­ские тео­рии, дру­гие – решать кон­крет­ные зада­чи. Вы бы куда себя отнес­ли – к тео­ре­ти­кам или прак­ти­кам?

- Я очень люб­лю и ценю кон­крет­ные зада­чи, ищу их и ино­гда (ред­ко, к сожа­ле­нию) решаю их, но по при­ро­де я ско­рее theory-builder; ска­жем, на 80% theory-builder и на 20% problem-solver. Моя точ­ка зре­ния может пока­зать­ся экс­тра­ва­гант­ной: серьез­ные зада­чи почти все­гда реша­ют­ся «непред­на­ме­рен­но», т.е. уче­ный, раз­ви­вая какие-то идеи и тео­рии, вдруг заме­ча­ет, что они могут быть при­ме­не­ны к совсем иным вещам, и полу­ча­ет реше­ние ста­рой зада­чи. И наобо­рот, дол­гие и упор­ные попыт­ки решить труд­ную ста­рую зада­чу при­во­дят лишь к реше­ни­ям част­ных слу­ча­ев, зато созда­ют­ся новые тео­рии, кото­рые под­час важ­нее самой реша­е­мой зада­чи. В мате­ма­ти­ке таких при­ме­ров нема­ло.

- Как Вы выби­ра­е­те про­бле­му для обду­мы­ва­ния?

- Что каса­ет­ся выбо­ра задач, то мой ответ корот­кий: я все­гда выби­рал их исхо­дя из эсте­ти­че­ских прин­ци­пов. Ни «важ­ность», ни «пре­стиж­ность» и т.д. не игра­ют роли. Зада­ча долж­на нра­вить­ся. Как жен­щи­на, кото­рую надо заво­е­вать. Объ­яс­нить, поче­му эта, а не та, – невоз­мож­но; кро­ме того, кри­те­рии у раз­ных людей, конеч­но, раз­ные. Дру­гое дело, что эсте­ти­ка (во вся­ком слу­чае, у меня) выра­ба­ты­ва­лась посте­пен­но и в ее состав­ля­ю­щие вхо­дят и опыт, и нали­чие доста­точ­но широ­ко­го кру­го­зо­ра.

236- По дру­гой клас­си­фи­ка­ции, пред­ло­жен­ной мате­ма­ти­ком и физи­ком Фри­ма­ном Дай­со­ном (Freeman Dyson), дол­гие годы про­ра­бо­тав­шим в Прин­стон­ском уни­вер­си­те­те, есть математики-«птицы» и математики-«лягушки» [2]. «Пти­цы» лета­ют высо­ко и видят боль­шие обла­сти мате­ма­ти­ки, «лягуш­ки» сидят в сво­ем пру­ду и пред­по­чи­та­ют подроб­но рабо­тать на мик­ро­уровне, над более узки­ми про­бле­ма­ми. Сам автор гово­рит, что он в мате­ма­ти­ке «лягуш­ка», но мно­гие его дру­зья – «пти­цы». А Вы, по-види­мо­му, «пти­ца»?

- Опять-таки в чистом виде пти­цы и лягуш­ки встре­ча­ют­ся толь­ко в при­ро­де и в зоо­пар­ке, а сре­ди уче­ных пре­об­ла­да­ют пти­це-лягуш­ки и ляго-пти­цы. Напри­мер, автор этой клас­си­фи­ка­ции, заме­ча­тель­ный физик Фри­ман Дай­сон, полу­чив­ший, кста­ти, мате­ма­ти­че­ское обра­зо­ва­ние, на мой взгляд, как мате­ма­тик – лягуш­ка, а как физик – пти­ца. Смею думать, но не хочу себя хоть сколь­ко-нибудь с ним срав­ни­вать, что я тоже, ско­рее, пти­ца, но уме­ю­щая ква­кать.

- Послед­няя клас­си­фи­ка­ция была пред­став­ле­на зна­ме­ни­тым фило­со­фом, исто­ри­ком Исай­ей Бер­ли­ным [3], пред­ло­жив­шим в сво­ем зна­ме­ни­том эссе о Льве Тол­стом делить мыс­ли­те­лей и писа­те­лей на лис и ежей. «Лисы зна­ют мно­го вещей, а ежи одну боль­шую вещь». Ежи про­во­дят свою жизнь в пер­спек­ти­ве реше­ния одной боль­шой про­бле­мы (Пла­тон, Дан­те, Досто­ев­ский, Ибсен, Пруст и др.), а лисы посвя­ща­ют свою жизнь мно­гим вещам, они не могут себе поз­во­лить думать толь­ко об одной про­бле­ме (Ари­сто­тель, Шекс­пир, Мольер, Гете, Пуш­кин и др.). В то же вре­мя Тол­стой, по мне­нию Бер­ли­на, по талан­там был лиса, а по миро­воз­зре­нию – еж. Вы бы к какой груп­пе себя отнес­ли, к «лисам» или «ежам»?

- Когда-то в юно­сти я любил рас­ска­зы О’Генри. И уже в зре­лые годы, раз­мыш­ляя над теми же дилем­ма­ми, о кото­рых вы пише­те, я вспом­нил его заме­ча­тель­ный рас­сказ «Кто выше?» (“The Man Higher Up”) из сбор­ни­ка «Бла­го­род­ный жулик» (1908) и интер­пре­ти­ро­вал его мате­ма­ти­че­ски.

Рас­сказ о том, как в труд­ную мину­ту встре­ти­лись три, как теперь гово­рят, уго­лов­ных эле­мен­та: взлом­щик касс Билл Бас­сет, базар­ный жулик Джефф Питерс (один из люби­мых геро­ев О’Генри) и финан­со­вый спе­ку­лянт Аль­фред Рикс, про­мыш­ля­ю­щий
выпус­ком липо­вых акций. Их ищет поли­ция, и они ока­зы­ва­ют­ся в незна­ко­мом город­ке, совсем без денег. Есте­ствен­но, они спо­рят, чья про­фес­сия выше и кто спо­со­бен быст­рее най­ти выход из поло­же­ния. Взлом­щик немед­лен­но «обра­ба­ты­ва­ет» мест­ную кас­су на 5000 дол­ла­ров, пре­зри­тель­но дает 100 дол­ла­ров спе­ку­лян­ту, а на остав­ши­е­ся зате­ва­ет свое дело – игор­ный биз­нес. Джефф Питерс ока­зы­ва­ет­ся хит­рее его, остав­ля­ет взлом­щи­ка и без дела, и без денег. Когда О’Генри спра­ши­ва­ет Джеф­фа, куда же он вло­жил выру­чен­ные день­ги, то выяс­ня­ет­ся, что он, сам того не заме­тив, купил акции несу­ще­ству­ю­щих золо­тых руд­ни­ков того само­го спе­ку­лян­та – стро­и­те­ля пира­мид.

Моя интер­пре­та­ция это­го рас­ска­за в рам­ках пред­ло­жен­ной вами клас­си­фи­ка­ции была бы тако­ва. Зада­чу сна­ча­ла реша­ет взлом­щик-solver «гру­бой силой». Потом в дело вме­ши­ва­ет­ся экс­перт («жулик»), исполь­зу­ю­щий и обоб­ща­ю­щий реше­ние solver, и, нако­нец, при­хо­дит theory-builder («воро­ти­ла») и с помо­щью пред­ло­жен­ной им общей тео­рии пока­зы­ва­ет, кто есть кто. Каж­дый может про­ду­мать эту ситу­а­цию и рас­ста­вить свои акцен­ты.

У мате­ма­ти­ков есть такой образ: «X зна­ет все ни о чем (т.е. он похож на рас­пре­де­ле­ние, сосре­до­то­чен­ное в точ­ке дель­та-функ­ция)», а «Y – обо всем, но почти ниче­го (т.е. это рав­но­мер­ное рас­пре­де­ле­ние на всем бес­ко­неч­но-боль­шом поле и пото­му почти нуле­вое)». Это, по-види­мо­му, мате­ма­ти­че­ское уточ­не­ние того, что хотел ска­зать сэр Исайя Бер­лин. Опять же, мож­но повто­рить то, что я гово­рил выше о сме­си двух типов и об отно­си­тель­но­сти тех при­ме­ров, кото­рые он при­во­дит. Несколь­ко сни­зив уро­вень общ­но­сти его рас­суж­де­ний, заме­чу на эту тему вот что. Я был зна­ком с людь­ми, знав­ши­ми в сво­ей нау­ке неве­ро­ят­но мно­го, впи­ты­вав­ши­ми новые кон­цеп­ции и идеи мгно­вен­но и точ­но, но не сде­лав­ши­ми само­сто­я­тель­но ниче­го. Мно­го­зна­ние им не помо­га­ло. Это – неза­ме­ни­мые экс­пер­ты. Но если чело­век хочет что-то сде­лать и сам, он дол­жен уста­нав­ли­вать «пре­дел» сво­е­му зна­нию, жела­нию знать всё.

* * *

Из отве­тов юби­ля­ра мож­но выве­сти ряд сле­ду­ю­щих гипо­тез для постро­е­ния тео­рии «Ана­то­лий Вер­шик как мате­ма­тик, чело­век и паро­ход»:

Гипо­те­за 1. В рам­ках кон­цеп­ции У.Гоуэрса А.Вершик на 80% явля­ет­ся тео­рио-постро­и­те­лем и на 20% про­бле­мо-реша­те­лем. При выбо­ре зада­чи он исхо­дит из эсте­ти­че­ских принципов,собственного пони­ма­ния кра­со­ты мате­ма­ти­че­ской про­бле­мы.

Гипо­те­за 2. В рам­ках кон­цеп­ции Ф.Дайсона, А.Вершик явля­ет­ся мате­ма­ти­че­ской «пти­цей», лета­ю­щей высо­ко и видя­щей широ­кие обла­сти мате­ма­ти­ки, но обла­да­ю­щей, тем не менее, навы­ка­ми мате­ма­ти­че­ской «лягуш­ки».

Гипо­те­за 3. В рам­ках кон­цеп­ции И.Берлина А.Вершик явля­ет­ся ско­рее «ежом», чем «лиси­цей», пред­по­чи­тая сосре­до­то­чить­ся на опре­де­лен­ном кру­ге вопро­сов, уста­нав­ли­вая пре­де­лы сво­е­му зна­нию.

Для про­вер­ки этих гипо­тез обра­тим­ся к помо­щи дру­зей, кол­лег и уче­ни­ков Ана­то­лия Мои­се­е­ви­ча, кото­рые с радо­стью согла­си­лись напи­сать о юби­ля­ре.

 


 

237Нико­лай Вени­а­ми­но­вич Каве­рин,
док­тор меди­цин­ских наук, про­фес­сор, ака­де­мик РАМН, заве­ду­ю­щий лабо­ра­то­ри­ей НИИ виру­со­ло­гии им. Д.И.Ивановского:

Ана­то­лий Мои­се­е­вич Вер­шик – выда­ю­щий­ся мате­ма­тик с миро­вым име­нем. К сожа­ле­нию, дости­же­ния мате­ма­ти­ков в отли­чие от дости­же­ний арти­стов, худож­ни­ков, спортс­ме­нов, кос­мо­нав­тов, хирур­гов и живот­но­во­дов могут оце­нить толь­ко мате­ма­ти­ки, а мы, не мате­ма­ти­ки, можем лишь верить их оцен­кам. Но Ана­то­лий Вер-шик, к сча­стью, не из тех людей, чья дея­тель­ность стро­го огра­ни­че­на про­фес­си­о­наль­ной сфе­рой.

Надо ска­зать, что, когда мы позна­ко­ми­лись в 1945 г., ока­зав­шись в 5-м клас­се «Б» муж­ской сред­ней шко­лы № 222 горо­да Ленин­гра­да, Толя точ­но знал, что он будет мате­ма­ти­ком. Но уже тогда его силь­ный харак­тер и душев­ный огонь нахо­ди­ли самые неожи­дан­ные про­яв­ле­ния в раз­ных сфе­рах жиз­ни. Он объ­еди­нил наши фами­лии – Каве­рин и Вер­шик – в одну. Полу­чил­ся «Кавер­шик». Потом в это объ­еди­не­ние были вовле­че­ны уче­ни­ки Гон­та­рев, Ники­фо­ров и Коза­ков, в резуль­та­те чего воз­ник­ло некое сооб­ще­ство, носив­шее назва­ние «Гони­ко­за­ка­вер­шик». Я не уве­рен, пом­нит ли зна­ме­ни­тый артист Миха­ил Михай­ло­вич Коза­ков, что он вхо­дил в состав этой не совсем легаль­ной груп­пы. Сооб­ще­ство, впро­чем, не было очень уж тай­ным. Я не уве­рен, что о нем зна­ли пре­по­да­ва­те­ли и стар­шая пио­нер­во­жа­тая, но одно­класс­ни­ки зна­ли и отно­си­лись с ува­же­ни­ем, даже самые отъ­яв­лен­ные хули­га­ны. Каких-либо широ­ких обще­ствен­ных задач у груп­пы не было – глав­ной целью была вза­и­мо­по­мощь в дра­ках и стыч­ках, воз­ни­кав­ших в школь­ных кори­до­рах.

Вре­мя шло, мы рос­ли, стра­на меня­лась. Неуём­ный Толин харак­тер нахо­дил уже совсем дру­гие про­яв­ле­ния. В 1956 г., после ХХ съез­да КПСС, сту­дент мате­ма­ти­ко-меха­ни­че­ско­го факуль­те­та ЛГУ Вер­шик, воз­му­щен­ный полу­сек­рет­ным харак­те­ром раз­об­ла­че­ния ста­лин­ских пре­ступ­ле­ний, уни­что­жил мемо­ри­аль­ную дос­ку, уста­нов­лен­ную в память како­го-то исто­ри­че­ско­го выступ­ле­ния това­ри­ща Ста­ли­на. Толя и четы­ре его дру­га-сту­ден­та ору­до­ва­ли чугун­ной гим­на­сти­че­ской ган­те­лью. Они раз­би­ли огром­ную мра­мор­ную дос­ку, а потом суме­ли удрать от пре­сле­до­вав­шей их мили­ции. Этот эпи­зод он сам не так дав­но опи­сал в очер­ке-вос­по­ми­на­нии в жур­на­ле «Звез­да» (2006, №3).

И в после­ду­ю­щие годы Толи­на дея­тель­ная нату­ра и чув­ство соб­ствен­но­го досто­ин­ства не поз­во­ля­ли ему спо­кой­но пере­но­сить бес­чис­лен­ные плев­ки, доста­вав­ши­е­ся от вла­сти обще­ству. Обо всем рас­ска­зать в корот­кой ста­тье по слу­чаю юби­лея невоз­мож­но. Но нель­зя не упо­мя­нуть о сам­из­дат­ском рефе­ра­тив­ном жур­на­ле «Сум­ма», выхо­див­шем в Ленин­гра­де в 1979–1982 гг. В жур­на­ле печа­та­лись рефе­ра­ты книг и ста­тей, недо­ступ­ных совет­ско­му чита­те­лю, а так­же рецен­зии на такие кни­ги и ста­тьи. Жур­нал охва­ты­вал как руко­пи­си совет­ско­го сам­из­да­та, так и про­из­ве­де­ния зару­беж­ных авто­ров, при­чем по широ­чай­ше­му кру­гу вопро­сов – поли­ти­ке, фило­со­фии, исто­рии, рели­гии, лите­ра­ту­ре. В изда­нии жур­на­ла, тре­бо­вав­шем в усло­ви­ях совет­ской жиз­ни боль­шо­го муже­ства и само­от­вер­жен­но­сти, Ана­то­лий Мои­се­е­вич играл очень важ­ную роль. В 2002 г. мате­ри­а­лы «Сум­мы» были пол­но­стью опуб­ли­ко­ва­ны изда­тель­ством жур­на­ла «Звез­да». Это изда­ние было осу­ществ­ле­но по ини­ци­а­ти­ве Ана­то­лия Мои­се­е­ви­ча, бла­го­да­ря его энер­гии и настой­чи­во­сти. Он сумел собрать все маши­но­пис­ные выпус­ки жур­на­ла, разо­брать­ся в неиз­беж­ных при пере­пе­чат­ках неточ­но­стях и ошиб­ках, все систе­ма­ти­зи­ро­вать и снаб­дить ука­за­те­ля­ми и спра­воч­ным мате­ри­а­лом.

Конеч­но, обще­ствен­ный тем­пе­ра­мент А.М.Вершика про­яв­лял­ся не толь­ко в сфе­ре сам­из­да­та. Его голос посто­ян­но зву­чит при обсуж­де­нии про­блем состо­я­ния нау­ки в нашей стране. Его выступ­ле­ния все­гда глу­бо­ки и инте­рес­ны. Очень жаль, что они не нахо­дят откли­ка у тех, кто зани­ма­ет высо­кие долж­но­сти и от кого судь­ба нашей нау­ки зави­сит в наи­боль­шей мере.

Мне не хоте­лось бы, что­бы из напи­сан­но­го мной выри­со­вы­вал­ся облик неко­е­го целе­устрем­лен­но­го бор­ца и про­ро­ка, заня­то­го исклю­чи­тель­но борь­бой за дости­же­ние гло­баль­ных бла­го­род­ных целей. Толя совсем не такой. Он ост­ро­ум­ный, весе­лый и общи­тель­ный чело­век, склон­ный к шут­кам и розыг­ры­шам, непред­ска­зу­е­мый и иро­ни­че­ский. Я и теперь не знаю, чего от него ждать в каж­дый сле­ду­ю­щий момент, хотя мы зна­ко­мы и дру­жим боль­ше 60 лет. Поже­ла­ем ему и даль­ше оста­вать­ся таким же.

* * *

238Иль­дар Абду­ло­вич Ибра­ги­мов,
ака­де­мик РАН, про­фес­сор, совет­ник РАН, заве­ду­ю­щий лабо­ра­то­ри­ей ста­ти­сти­че­ских мето­дов Санкт-Петер­бург­ско­го отде­ле­ния Мате­ма­ти­че­ско­го инсти­ту­та РАН: 

Ана­то­лий Мои­се­е­вич Вер­шик – очень хоро­ший мате­ма­тик, иссле­до­ва­ния кото­ро­го соста­ви­ли ему имя в миро­вой нау­ке. К сожа­ле­нию, я не в состо­я­нии изло­жить его дей­стви­тель­но заме­ча­тель­ные дости­же­ния язы­ком, хоть в малой сте­пе­ни доступ­ным неспе­ци­а­ли­стам, «пото­му что почти невоз­мож­но объ­яс­нить обык­но­вен­ным язы­ком смысл слож­ных алгеб­ра­и­че­ских фор­мул» (Ф.Араго).

О том же, как его вос­при­ни­ма­ют спе­ци­а­ли­сты, гово­рит уже тот факт, что мате­ма­ти­ки Ленин­гра­да-Петер­бур­га в тече­ние несколь­ких деся­ти­ле­тий еди­но­душ­но изби­ра­ли его спер­ва вице­пре­зи­ден­том, а затем пре­зи­ден­том Ленин­град­ско­го-Петер­бург­ско­го мате­ма­ти­че­ско­го обще­ства. Заме­чу, что и Петер­бург­ское, и Мос­ков­ское мате­ма­ти­че­ское обще­ства тра­ди­ци­он­но выби­ра­ют сво­их лиде­ров сре­ди самых выда­ю­щих­ся сво­их сочле­нов, напри­мер, Ю.В.Линник, О.А.Ладыженская в Ленин­гра­де или А.Н.Колмогоров, И.М.Гельфанд, И.Р.Шафаревич, С.П.Новиков, В.И.Арнольд в Москве. Заме­чу еще, что Ана­то­лий Мои­се­е­вич – один из наи­бо­лее часто цити­ру­е­мых мате­ма­ти­ков Рос­сии.

Мате­ма­ти­че­ский талант – слож­ная вещь. Разу­ме­ет­ся, мате­ма­ти­че­ские спо­соб­но­сти его – необ­хо­ди­мый ингре­ди­ент. Но это­го мало. Мате­ма­ти­че­ские спо­соб­но­сти встре­ча­ют­ся чаще, чем обыч­но пола­га­ют. Одна­ко мате­ма­ти­ка, как и нау­ка вооб­ще, труд­на, и, что­бы добить­ся в ней чего-либо сто­я­ще­го, нуж­но жить ею, нуж­на страст­ность. Ана­то­лий Мои­се­е­вич – при­мер тако­го страст­но­го отно­ше­ния к нау­ке. Я дру­жу с ним более 50 лет и пора­жа­юсь, что в сво­ем отно­ше­нии к нау­ке он оста­ет­ся столь же страст­ным, что и в моло­дые годы. По-преж­не­му имен­но в нау­ке глав­ный смысл жиз­ни Ана­то­лия Мои­се­е­ви­ча, и имен­но этим он посто­ян­но при­вле­ка­ет к себе талант­ли­вых уче­ни­ков.

Поздрав­ляя Ана­то­лия Мои­се­е­ви­ча с 75-лети­ем, я желаю ему как мож­но доль­ше сохра­нять эту живую, дея­тель­ную страсть к нашей нау­ке.

* * *

239Андрей Алек­сан­дро­вич Лод­кин,
уче­ный сек­ре­тарь Санкт-Петер­бург­ско­го мате­ма­ти­че­ско­го обще­ства, уче­ник А.М.Вершика:

Одна из ярких осо­бен­но­стей А.М.Вершика – необы­чай­ная раз­но­сто­рон­ность его твор­че­ства и широ­кий науч­ный кру­го­зор – снис­ка­ла ему сла­ву энцик­ло­пе­ди­ста в мате­ма­ти­ке. Раз­но­об­раз­ные и, каза­лось бы, сла­бо свя­зан­ные сюже­ты, кото­рые при­вле­ка­ют вни­ма­ние Ана­то­лия Мои­се­е­ви­ча, в его тру­дах весь­ма орга­нич­но соеди­ня­ют­ся и вза­и­мо­дей­ству­ют, укла­ды­ва­ясь в креп­кую кон­струк­цию.

Широ­та инте­ре­сов и обще­ствен­ная жил­ка, заме­ча­тель­но соеди­нив­шись в лич­но­сти Ана­то­лия Мои­се­е­ви­ча, про­яви­лись в той уни­каль­ной вооду­шев­ля­ю­щей роли, кото­рую он на про­тя­же­нии почти четы­рех деся­ти­ле­тий игра­ет в дея­тель­но­сти Ленин­град­ско­го – Петер­бург­ско­го мате­ма­ти­че­ско­го обще­ства. При этом более деся­ти послед­них лет он был его пре­зи­ден­том. Систе­ма­ти­че­ски при­гла­шая для выступ­ле­ний на засе­да­ни­ях круп­ней­ших мате­ма­ти­ков, он спо­соб­ство­вал тому, что мате­ма­ти­ки Петер­бур­га узна­ва­ли о рабо­тах кол­лег из пер­вых рук (et vice versa).

Мож­но без пре­уве­ли­че­ния ска­зать, что науч­ный ланд­шафт Петер­бур­га без Ана­то­лия Мои­се­е­ви­ча выгля­дел бы совсем ина­че.

Поже­лаю Ана­то­лию Мои­се­е­ви­чу здо­ро­вья и дол­гих лет науч­ной и обще­ствен­ной актив­но­сти.

* * *

242Андрей Юрье­вич Окунь­ков,
про­фес­сор факуль­те­та мате­ма­ти­ки Прин­стон­ско­го уни­вер­си­те­та, лау­ре­ат Фил­дсов­ской меда­ли 2006 г.:

Вклад Ана­то­лия Мои­се­е­ви­ча в совре­мен­ную мате­ма­ти­ку обши­рен и мно­го­гра­нен, но лич­но для меня наи­боль­шую роль сыг­ра­ла та сме­лость и даль­но­вид­ность, с кото­рой он внед­рил веро­ят­ност­ные идеи и аппа­рат в тео­рию пред­став­ле­ний. Через про­би­тую им ска­лу устре­мил­ся целый бур­ля­щий поток на новые пло­до­род­ные зем­ли, отку­да, в част­но­сти, про­ис­хо­дят мно­гие про­дук­ты мое­го соб­ствен­но­го скром­но­го ого­род­ни­че­ства.
Для меня, самая яркая чер­та А.М. – это то, что он про­сто пер­со­ни­фи­ци­ро­ван­ная энер­гия. В день рож­де­ния очень хочет­ся поже­лать ему таким все­гда и оста­вать­ся.

* * *

 

240Миха­ил Арсе­нье­вич Семё­нов-Тян-Шан­ский,
веду­щий науч­ный сотруд­ник Петер­бург­ско­го отде­ле­ния Мате­ма­ти­че­ско­го инсти­ту­та РАН, докт. физ.-мат. наук:

Ана­то­лий Мои­се­е­вич Вер­шик – пер­во­класс­ный мате­ма­тик и очень хоро­ший чело­век. Ему при­над­ле­жат мно­го­чис­лен­ные фун­да­мен­таль­ные рабо­ты по тео­рии пред­став­ле­ний, функ­ци­о­наль­но­му ана­ли­зу, ком­би­на­то­ри­ке, тео­рии групп, меха­ни­ке. При этом глав­ное в них – не тех­ни­че­ская сто­ро­на: эти рабо­ты, преж­де все­го, рас­ши­ря­ют наше пони­ма­ние мате­ма­ти­ки как еди­но­го цело­го, поз­во­ля­ют уви­деть свя­зи меж­ду внешне раз­ны­ми и дале­ки­ми иде­я­ми. Его широ­та, бла­го­же­ла­тель­ность, эру­ди­ция дав­но сде­ла­ли его одним из люби­мей­ших про­фес­со­ров – при том, что в совет­ское вре­мя уни­вер­си­тет­ское началь­ство его отнюдь не жало­ва­ло. В тече­ние 28 лет Ана­то­лий Мои­се­е­вич был одним из руко­во­ди­те­лей Ленин­град­ско­го-Петер­бург­ско­го мате­ма­ти­че­ско­го обще­ства – спер­ва как вице-пре­зи­дент, а в послед­ние 10 лет как его пре­зи­дент. Уси­лия Ана­то­лия Мои­се­е­ви­ча в это непро­стое вре­мя были направ­ле­ны на сохра­не­ние высо­ких стан­дар­тов и тра­ди­ций нашей нау­ки, сохра­не­ние един­ства нашей мате­ма­ти­че­ской шко­лы, ока­зав­шей­ся частич­но рас­се­ян­ной по все­му миру.

Семи­нар Вер­ши­ка в тече­ние несколь­ких деся­ти­ле­тий оста­ет­ся цен­тром при­тя­же­ния для мате­ма­ти­ков наше­го горо­да, да и всей стра­ны. За годы кри­зи­са наша мате­ма­ти­ка, к сожа­ле­нию, замет­но «поста­ре­ла» – раз­рыв в воз­расте меж­ду про­фес­со­ра­ми и сту­ден­та­ми силь­но уве­ли­чил­ся. Но все это вре­мя в семи­на­ре Вер­ши­ка не исся­ка­ет при­ток моло­дых лиц. В этом надеж­да, что нить не порвет­ся и тра­ди­ция Петер­бург­ско-Ленин­град­ской шко­лы будет сохра­не­на новым поко­ле­ни­ем мате­ма­ти­ков.

* * *

243Сер­гей Вла­ди­ми­ро­вич Фомин,
про­фес­сор факуль­те­та мате­ма­ти­ки Мичи­ган­ско­го уни­вер­си­те­та (США):

Ана­то­лий Мои­се­е­вич Вер­шик – чело­век исклю­чи­тель­но раз­но­сто­рон­них увле­че­ний и талан­тов. Круг его мате­ма­ти­че­ских инте­ре­сов настоль­ко широк, что любая попыт­ка клас­си­фи­ци­ро­вать А.М. (ска­жем, как алгеб­ра­и­ста, ана­ли­ти­ка или гео­мет­ра) заве­до­мо обре­че­на на неуда­чу.

«Мате­ма­ти­ка еди­на». Мно­гие про­воз­гла­ша­ют этот тезис, но очень немно­гие обла­да­ют кру­го­зо­ром, инту­и­ци­ей и мас­шта­бом даро­ва­ния, необ­хо­ди­мы­ми для его вопло­ще­ния на прак­ти­ке. Ана­то­лий Мои­се­е­вич – один из таких ред­ких людей.

Семи­нар Вер­ши­ка по тео­рии пред­став­ле­ний и дина­ми­че­ским систе­мам вос­пи­тал не одно поко­ле­ние ленин­град­ских-петер­бург­ских мате­ма­ти­ков. В годы застоя он предо­ста­вил мно­гим из нас чудес­ную воз­мож­ность ощу­тить себя частью боль­шо­го мате­ма­ти­че­ско­го мира – мира, не раз­го­ро­жен­но­го поли­ти­че­ски­ми и ведом­ствен­ны­ми пре­гра­да­ми.

За устра­не­ние бес­смыс­лен­ных барье­ров в нау­ке и в обще­стве Вер­шик высту­пал все­гда – будь то огра­ни­че­ния на обще­ние и пере­пис­ку с ино­стран­ца­ми в совет­ское вре­мя или уна­сле­до­ван­ная от СССР кос­ная бюро­кра­ти­че­ская систе­ма управ­ле­ния нау­кой и обра­зо­ва­ни­ем. Вер­ши­ку до все­го есть дело. У него болит душа за стра­ну, за Петер­бург, за мате­ма­ти­ку. Он пишет ста­тьи в газе­ты, дает интер­вью, вос­пи­ты­ва­ет уче­ни­ков, ведет семи­на­ры, орга­ни­зу­ет дея­тель­ность петер­бург­ско­го матоб­ще­ства, про­па­ган­ди­ру­ет резуль­та­ты наших мате­ма­ти­ков за рубе­жом, борет­ся за инте­гра­цию рос­сий­ской нау­ки в миро­вой науч­ный про­цесс.

Мно­го­гран­ность А.М., помно­жен­ная на его неуем­ную энер­гию, неис­ся­ка­е­мую любо­зна­тель­ность и глу­бо­кое небез­раз­ли­чие к про­ис­хо­дя­щим в обще­стве и нау­ке про­цес­сам, опре­де­ля­ет уни­каль­ность лич­но­сти Вер­ши­ка, его вли­я­ния на мате­ма­ти­че­скую жизнь Петер­бур­га и стра­ны в целом. Спа­си­бо Вам, Ана­то­лий Мои­се­е­вич! Креп­ко­го Вам здо­ро­вья, радо­сти новых откры­тий, дол­гих лет жиз­ни!

* * *

244Сер­гей Аро­но­вич Юзвин­ский,
про­фес­сор факуль­те­та мате­ма­ти­ки Оре­гон­ско­го уни­вер­си­те­та:

Я рад воз­мож­но­сти поздра­вить А.М. Вер­ши­ка с 75-лети­ем. Я желаю Ана­то­лию Моис­се­е­ви­чу дол­го­го здо­ро­вья, неис­ся­ка­е­мо­го запа­са новых идей, новых талант­ли­вых уче­ни­ков, новых путе­ше­ствий в полю­бив­ши­е­ся стра­ны и новых встреч со ста­ры­ми дру­зья­ми.

Я желаю всем его дру­зьям, уче­ни­кам и сотруд­ни­кам доль­ше не поки­дать сфе­ры вли­я­ния его могу­че­го интел­лек­та и его неумень­ша­ю­щей­ся твор­че­ской энер­гии.

* * *

Судя по откли­кам кол­лег и дру­зей, у нас нет осно­ва­ний отверг­нуть пред­ло­жен­ные выше гипо­те­зы, но к ним сто­ит доба­вить, что А.М.Вершик явля­ет­ся: 1) сме­лым и даль­но­вид­ным мате­ма­ти­ком, внес­шим ори­ги­наль­ный вклад в боль­шой круг мате­ма­ти­че­ских обла­стей, 2) неуто­ми­мым педа­го­гом и орга­ни­за­то­ром нау­ки, 3) талант­ли­вым пуб­ли­ци­стом и попу­ля­ри­за­то­ром нау­ки, 4) насто­я­щим граж­да­ни­ном сво­ей стра­ны, небез­раз­лич­ным к окру­жа­ю­ще­му его миру, 5) хоро­шим чело­ве­ком и вер­ным дру­гом. Что и тре­бо­ва­лось дока­зать.

Ната­лия Деми­на

Впер­вые опуб­ли­ко­ва­но на «Полит. ру»: www.polit.ru/science/2009/01/12/vershik75.html

ТрВ при­со­еди­ня­ет­ся ко всем поздрав­ле­ни­ям и жела­ет Ана­то­лию Мои­се­е­ви­чу Вер­ши­ку здо­ро­вья, уда­чи, радо­сти и сча­стья. С днем рож­де­ния!

Выра­жа­ем при­зна­тель­ность кол­ле­гам, авто­рам сооб­ще­ний на стра­ни­це http://udod.livejournal. com/35175.html за ссыл­ки на мате­ма­ти­че­ские клас­си­фи­ка­ции 1 и 2, а так­же А.А.Лодкину за при­слан­ные мате­ри­а­лы.

  1. Dyson F. Birds and frogs /​/​ Notices of the AMS. 2009. Vol. 56. Number 2. P. 212–223.
  2. Gowers W.T. The Two Cultures of Mathematics /​/​ Mathematics: Frontiers and Perspectives. Ed.V.I. Arnold, M.Atiyah, PLax, B.Mazur. IMU, 1999. P 65–78. Опуб­ли­ко­ва­на на Timothy Gowers’s web page.
  3. Исайя Бер­лин. «The Hedgehog and the Fox».

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи