- Троицкий вариант — Наука - https://trv-science.ru -

Сибирский федеральный университет: нужны ли ему «возвращенцы»?

Пьеса в двух частях с прологом, антрактом и эпилогом

Публикуем статью кандидата биологических наук, ученого секретаря Института биофизики СО РАН (Красноярск), члена Координационного совета по делам молодежи в научной и образовательной сферах при президентском Совете по науке, технологиям и образованию Егора Задереева, посвященную проблеме возвращения научной диаспоры.

ПРОЛОГ

Этот материал родился как развитие незначительного, по моему мнению, повода -заметки в газету Сибирского федерального университета (СФУ). Как-то естественным путем я стал сотрудничать с этой газетой, периодически посылая туда свои материалы. В свое время редактор газеты также попросила меня, по возможности, привлекать наших ученых издалека для сторонней оценки того, как развивается проект СФУ.

АКТ ПЕРВЫЙ. ПАТЕТИЧЕСКИЙ

(Текст той самой затравочной заметки в газету СФУ).

118Виталий Ганусов — талантливый молодой ученый, выпускник кафедры биофизики Красноярского госуниверси-тета. После получения степени магистра в КрасГУ поступил в аспирантуру университета Эмори, расположенного в г Атланта (штат Джорджия, США). Далее его карьера развивалось типичным для западного ученого образом: после получения степени PhD принято, что молодой ученый должен сменить место работы. Для этого выбирается место прохождения стажировки (post doc) в любой лаборатории мира, исходя из научных интересов ученого и уровня университета, в котором можно получить такую временную позицию. Ежедневно на различных профильных сайтах, страницах журналов, в сети появляются объявления от профессоров, которые набирают молодых кандидатов наук на одно-, двух- или трехгодичные контракты для работы по конкретному проекту. Единственный критерий отбора — это способность кандидата выполнять работы на высоком уровне, что проверяется в первую очередь по качеству и количеству его публикаций. Понятно, что конкурс на стажировки у известного профессора или по раскрученной тематике может достигать 100 и более человек на место.
В качестве места для своей post doc работы Виталий выбрал университет Утрехта (Нидерланды), где работает очень сильная группа в области теоретической биологии по близкой и интересной ему тематике (http://theory.bio.uu.nl). По окончании этого контракта, в этом году, Виталий подал заявку на конкурс для занятия должности в национальной лаборатории Лос Аламоса (США) — национальные лаборатории в США являются привилегированными местами для ученого, где предлагается высокая зарплата и практически идеальные условия для научной работы. В багаже у Виталия достаточное количество публикаций в международных журналах (в том числе в одном из наиболее престижных журналов — журнале Nature Reviews of Immunology).

В итоге он получил стипендию Директора национальной лаборатории и должность Director’s postdoctoral fellow в группе Теоретической биологии и биофизики (Т-10), где и будет выполнять свою научную работу ближайшие 2 года. Научная работа Виталия востребована научным сообществом — в этом году Виталий вошёл бы в список «активных» ученых России, который составляется на основании ци-тируемости статей в международной базе Web of Science (к слову сказать, от Красноярска в этом списке всего 8 ученых). Казалось бы, именно о таких молодых ученых и должен мечтать Сибирский федеральный университет, планирующий, по крайней мере декларирующий это, войти в мировые рейтинги университетов. В связи с этим я обратился к Виталию с вопросом: «При каких условиях он бы приехал работать в СФУ?».

Виталий прислал мне такой ответ: «Казалось бы, что это очень простой вопрос и на него должен быть очень простой ответ. Но на самом деле это не так. Проработав некоторое время за рубежом в хороших коллективах, живя в нормальных условиях на обычную зарплату научного сотрудника (аспиранта или пост-дока), начинаешь понимать, как простые мелочи оказываются жизненно важными, без них жизнь перестает быть комфортной. К тому же, если у тебя есть семья и маленькие дети (а у меня ихдвое), то совсем по-другому смотришь на те условия, в которых приходится жить и работать.

Коротко, я был бы согласен жить и работать практически в любом месте, если при этом мне было бы приятно и комфортно работать в интересной для меня области науки, а моей семье при этом было бы приятно и удобно жить рядом с вечно работающим отцом семейства.

Что же нужно для приятной и комфортной работы? Во-первых, необходимы условия для независимой работы, где ты сам решаешь, чем и как заниматься. Конечно же, необходима поддержка университета, как моральная, так и финансовая. Насколько я осведомлен, в настоящее время можно рассчитывать только на моральную поддержку университета, так как финансовая помощь оставляет желать лучшего.
Конечно же, нужен удобный и быстрый доступ в Интернет, доступ к полным версиям статей в международных журналах и т. п. Во-вторых, для эффективной работы нужны коллеги, которые работают в схожих областях науки на высоком научном уровне. В моей области научных интересов (теоретическая иммунология и эпидемиология инфекционных заболеваний) в СФУ таких сотрудников, насколько я знаю, нет. Начинать такую группу самому было бы достаточно тяжело. Как мне известно, обычно университеты, желая расшириться, приглашают сразу несколько известных ученых по желаемой тематике и дают им возможность набрать молодых коллег. Так, например, поступил Пенсильванский гос-университет (The Pennsylvania State University), открыв новую кафедру по инфекционным заболеваниям и пригласив самых лучших экспертов в мире по этой тематике из Англии. …Конечно же, для полной работы необходимы и экспериментальные исследования, которые невозможны без соответствующего оборудования и персонала, а это можно было бы организовать на базе Медицинской Академии.

Наконец, невозможно плодотворно работать без соответствующих условий проживания. Конечно, я понимаю, что на обычную зарплату доцента (или профессора) в наших условиях не особенно поживешь, и поэтому было бы замечательно, если бы здесь была бы помощь со стороны университета. Например, университет мог бы обеспечить жильем на льготных условиях (или возможность постройки своей квартиры), помощь в поиске детского садика и т. п., в целом, вещи простые и достаточно очевидные, но для решения которых без соответствующей помощи приходится тратить огромное количество времени. И тогда, кто знает, может и у нас в Красноярске появиться группа, занимающаяся проблемами вакцинации и ВИЧ-инфекции, проблемами птичьего гриппа и туберкулеза".

Если внимательно посмотреть на то, что сказал Виталий, то это действительно простой ответ на простой вопрос. В той или иной степени ряд пожеланий Виталия формально в СФУ есть — и доступ к большинству международных электронных баз данных, и возможность льготной ипотеки для приобретения квартиры, и, наконец, огромные, по российским меркам, финансовые средства, выделяемые для развития университета. Не будем забывать, что на реализацию каждого инновационного образовательного проекта внутри СФУ были выделены суммы порядка 100 200 млн руб. в год, т. е. около 4−8 млн долл. США, что даже по американским меркам является крупной суммой.

Однако, насколько я знаю, ни одного нового ученого высокого уровня из других регионов страны в СФУ привлечено не было. Речь идет даже
не о том, что в университете необходимо развивать именно это направление. Ключевой фразой в ответе Виталия я считаю слова о необходимости привлечения нескольких известных ученых, которые бы затем имели возможность набрать штат молодых исследователей. Если же мы посмотрим на список победителей конкурса ИОП, который задает перечень направлений, признанных приоритетными для СФУ, то мы увидим, что тематика работ, руководство и состав исполнителей фактически всех проектов — это повторение того, что реализовывалось годами в университетах, вошедших в состав СФУ.

Я не хочу, чтоб руководство университета рассматривало этот материал как упрек или обвинение. Я просто задаю себе вопрос, который, возможно, интересен и другим: интересно, каким бы сейчас был Сибирский федеральный университет, если бы изначально хотя бы часть огромных средств, выделенных на его развитие, была направлена на создание и поддержку новых научных направлений.

АНТРАКТ

Заметка так и не была напечатана в газете. По словам редактора, она планировала, что публикация критического материала должна сопровождаться ответом-репликой от руководства, и с этой целью пошла с текстом к проректору по науке. Однако ни ответа, ни разрешения печатать материал она не получила. Так этот текст и остался бы известным только узкому кругу лиц, если бы я не разместил его в своем личном дневнике на livejournal (ЖЖ) и не поместил ссылки на этот материал на нескольких сайтах.

Реакция превзошла мои ожидания: до меня стали доходить слухи о том, что руководство университета очень недовольно материалом. Они дошли даже до директора института, который мне об этом и сообщил. Он же, ознакомившись с текстом, сказал, что, по его мнению, текст был бы более взвешен, возьми я не один отклик на свой вопрос, а собери несколько подобных ответов. В результате именно с этим вопросом: «На каких условиях я бы переехал работать в СФУ?» — я и обратился к научной общественности со страниц своего дневника и сайта scientific.ru. Количество откликов оказалось достаточно мало, но тем не менее как сами отклики, так и небольшой анализ полученной информации я привожу ниже.

АКТ ВТОРОЙ. РЕАЛИСТИЧЕСКИМ

Отклики приводятся в порядке поступления.

Федор Кондрашов, PhD

117

(University of California at San Diego), заведующий лабораторией Center for Genomic Regulation (Barcelona).

Условия идеального контракта для работы в СФУ.

Обязательно:

1) Гарантия зарплаты на 5−10 лет. Зарплата не менее
$ 8000 в месяц. Поскольку у меня нет доверия к финансовой и правовой ситуации в России, возможно, все прописанные в контракте финансовые гарантии мне и моей лаборатории потребуются в форме предварительного перевода денег на год вперёд в независимый, желательно иностранный Trust Fund.

2) Гарантия финансовой поддержки лаборатории на

5−10 лет. Финансирование не менее $ 70.000 в год на оборудование, $ 200.000 на зарплату сотрудникам и дополнительные $ 200.000 на нужды лаборатории на первый год.

3) Полная научная независимость, в том числе при выборе научных задач и при найме сотрудников в лабораторию. Никаких ограничений опубликования результатов.

4) Англоязычная административная, секретариаль-ная и юридическая поддержка при подачах на гранты, заказах оборудования и материалов и прочих административных и бюрократических делах. Пересмотр функции секретариата и бухгалтерии на функцию качественного и квалифицированного сервиса для помощи учёным и наём нового персонала для этих целей. Создание для России принципиально новых подходов к административному, финансовому и юридическому сопровождению научных работ и открытий.

5) Скоростной Интернет, позволяющий скачивать как минимум один гигабайт за полчаса.

6) Электронный доступ к значительному количеству профессиональных журналов. В идеале — договор об использовании электронных ресурсов библиотеки масштаба библиотеки Университета Калифорнии.

7) Безоговорочный свободный режим работы лаборатории. У всех сотрудников лаборатории, включая студентов, одобренных мною, неограниченный доступ в лабораторию в любой день и любое время суток.

8) Удобное и отремонтированное помещение для лаборатории.

9) Оценка моих научных успехов проводится в открытом режиме, с участием как минимум 60% независимых заграничных учёных, активно работающих в моей области.

10) Педагогическая нагрузка не превышает одного курса в семестр.

Обсуждаемо, но сильно снижает шансы взаимного согласия, если в какой-то форме не выполняется:

1) Письменная договорённость об обоюдном желании продолжать нанимать других завлабов и профессоров мирового значения на похожих условиях.

2) Письменная договорённость о моём участии в процессе найма других завлабов и профессоров мирового значения в моей области и чёткие правила поиска кандидатов.

3) Договорённость с таможней России о быстрой и беспрепятственной (и желательно беспошлинной) пересылке оборудования, реактивов, научных материалов и проб из-за границы в СФУ и из СФУ за границу.

4) Договорённость с соответствующими органами об ускоренном процессе выдачи рабочих виз для иностранных специалистов и ученых, приглашённых на работу в СФУ.

Мне кажется, что в концепции возвращения ученых в СФУ стоило бы отразить общую стратегию привлечения учёных. Я бы строил тезисы следующим образом:

1) Рынок труда в наукоёмких технологиях и тем более в самой науке исключительным образом глобализирован -учёные соревнуются за ставки без всяких границ. Даже Китай открыл границы для учёных.

2) Конкуренция за кадры высшего уровня у СФУ происходит не с другими университетами страны, а с другими университетами за рубежом.

за) СФУ нужны учёные мирового уровня — учёным мирового уровня СФУ как таковой совсем не нужен, а нужны условия для работы, которые позволят им быть конкурентоспособными на мировом рынке.

зб) Поскольку СФУ очевидным образом проигрывает по многим параметрам большинству университетов мира, то предложенные условия работы учёных должны быть ещё лучше, чем у других, чтобы хоть как-то выравнивать условия конкуренции.

4) Для того чтобы получить примерное представление о необходимых условиях работы, нет необходимости устраивать опрос. Достаточно посмотреть объявления журнала Nature или Science и не отставать от предложений других университетов.

Написанный выше текст всерьез заставил меня подумать о работе в СФУ. Но поскольку я вступил в должность только в этом году, то, наверное, смог бы это сделать не ранее чем через несколько лет. Если описанные мною условия были бы предоставлены в СФУ, то некоторые из абсолютно первоклассных ученых, наверное, согласились бы переехать в Красноярск. Конечно, гораздо проще сотрудничать с СФУ, оставаясь на своем рабочем месте, и я надеюсь, что у меня будет такая возможность в ближайшем будущем.

Дмитрий Лесняк, к.х.н, научный сотрудник:

116

В 1999 году я поступил на биофак Красноярского гос-университета. Проучившись в университете три года, перешел на индивидуальный план обучения и уехал сначала в Пущино, а затем, на диплом, в МГУ им. М.В. Ломоносова. За три года учебы в Красноярске успел поработать в лаборатории и набрать материалы для публикации в журнале «Биофизика».
ность её создания вне существующих научных школ. Во-вторых, это выбор темы исследования, которая была бы актуальна, разрабатываема, публикабельна. В-третьих, это стабильное финансирование в ближайшие три года (при наличии всех приборов — приблизительно 3 млн руб. в год) и возможность подаваться на российские и иностранные гранты. Стабильное финансирование, которого хватает на работу и на зарплату научного сотрудника со степенью, — не менее 30 000 руб. Наконец, нужен научный коллектив, в котором все знают английский язык на уровне, достаточном для написания статей, в котором сотрудники имеют хороший уровень публикаций и опыт получения международных грантов типа HHMI, CRDF, FEBS, INTAS.

Красноярск — моя родина, и я его люблю. Если приглашать ученых, которые родились и работают в других городах и странах, необходимо компенсировать суровый климат, удаленность от всех научных центров, удаленность от мест производства реактивов, дороговизну приборов и их доставки, фактически отсутствие библиотек, факт четырехкратной временной задержки выполнения заказов на все виды работ, а также социальные факторы, для каждого ученого — разные. Необходимо понимать, что работать придется на иностранных приборах, купленных с наценкой в 300%. Впрочем, если цель университета — международный уровень, цитируемость, узнаваемость и качественные разработки, эти проблемы придется так или иначе решать.

Данил Косов, Professor (Charge de cours), Physics Department, Universite Libre de Bruxelles, Belgium, Assistant Professor, Department of Chemistry and Biochemistry, University of Maryland, USA:

114С удовольствием попробовал бы организовать в СФУ, скажем, кафедру/лабораторию «Теории био (нано) материалов», при наличии:

а) стабильного финансирования на исследования (около 2 млн руб. в год);

б) возможности самому набрать ключевых сотрудников (около 4−5 человек);

в) зарплаты (чтобы привлечь сильных людей, надо исходить из европейских зарплат >3000 евро в месяц);

г) разумной преподавательской нагрузки (1 курс в семестр), чтобы оставалось достаточно времени на занятия наукой;

д) жилья (себе и ключевым сотрудникам);

е) start up ~ $ 100 тыс. на покупку компьютерного кластера.

Алексей Заварзин, к.б.н., зам. декана биолого-почвенного факультета СПбГУ:

115

Я попробовал на скорую руку написать основные параметры, по которым я бы стал всерьез рассматривать вариант переезда. Конечно, это недостаточные, но необходимые условия. Необходимо сделать скидку на то, что у меня семья и я работаю в Санкт-Питербургском университете.

1. Условия работы:

1.1. В зависимости от исходных условий — работа в интересном коллективе, дающем возможности постоянного профессионального общения и роста либо возможности формирования своего коллектива — «с нуля» под заданную проблему.

1.2. Наличие информационных ресурсов и их доступность (интернет, доступ к интернет-библиотекам, научной периодике и базам данных).

1.3. Наличие работающего административного аппарата с понятными и четкими регламентами сопровождения научно-исследовательской и педагогической деятельности (планово-финансового и бухгалтерского сопровождения, закупок, юридической поддержки).

1.4. Гибкая система организации учебного процесса, подразумевающего наличие экспресс-курсов, индивидуальной работы со студентами, блоков самостоятельной работы, и соответствующего учета преподавательского времени.

1.5. Базовая ставка оплаты труда в районе 45 — 50 тыс. руб. с повышающими коэффициентами, обусловленными понятными критериями их введения.

1.6. Социальный пакет для меня и членов семьи.

2. Бытовые условия и инфраструктура.

2.1. Предоставление жилья (с учетом размеров моей семьи) — коттедж или трех-, четырехкомнатная квартира с возможностью последующего выкупа или приобретения эквивалентного жилья.

2.2. Расположение жилья в чистой и тихой зоне, в непосредственной близости от места работы.

2.3. Наличие развитой социальной инфраструктуры в непосредственной близости, включая детский сад и школу (соответствующего уровня), поликлинику, торговые центры.

2.4. Безопасность.

ЭПИЛОГ

Идея мобильности, а также привлечения диаспоры к развитию науки в России — в настоящее время одна из горячих тем. В ближайшем будущем планируется запустить новую ФЦП, ряд мероприятий которой направлен на привлечение наших ученых из-за границы к руко-
водству научными группами в России. Тема активно обсуждается и на профильных сайтах, и в СМИ. Вероятно, и мой материал родился как отражение этой витающей в воздухе идеи — ведь первое интервью с В. Ганусовым было почти интуитивным, а далее события развивались сами по себе и не оставляли другого выбора.

Итак, подведем итоги этой истории и моего миниопроса. Заявленный диапазон требований выявил те, что кажутся практически нереальными для России, и те, что вполне обоснованы и выполнимы. При этом надо понимать, что те требования, которые, на первый взгляд, кажутся абсолютно нереальными, — это условия, предоставляемые другими университетами и научными центрами мира.

Кроме того, если посмотреть на список требований, предъявляемых к условиям труда, то видно, что ряд пожеланий касается системы организации работы в пределах организации, а некоторые требуют системных мер и решений (например, вопросы таможенного контроля) на государственном уровне.

Если же говорить о реалиях Сибирского федерального университета, то, скорее всего, в рамках текущего сметного финансирования и ограничений, накладываемых его особенностями и другими регулирующими директивами, приглашение на «особых», хоть сколько-то близких к заявленным условиях не является возможным. Однако переход к форме автономного учреждения, скорее всего, откроет возможности для реализации этих идей, если на то будет воля руководства университета.

По моему мнению, ключевым вопросом во всей этой истории является следующее: достаточно ли в Красноярске интеллектуальных и кадровых ресурсов для полноценной реализации масштабного проекта создания федерального университета? Конечно же, СФУ — это только пример, в более правильной форме этот вопрос надо переформулировать иначе: возможно ли развитие научнообразовательного центра без привлечения интеллектуальных сил со стороны?

Как показывает опыт развития науки в США и Европе, именно высокая мобильность и постоянный обмен учеными являются одними из залогов успешности. Самое забавное, что самые удачные примеры — это как раз примеры нашей собственной истории. Так, идея широкомасштабного привлечения специалистов со стороны для развития нового научного центра была реализована в Советском Союзе. Именно так, к примеру, было создано Сибирское отделение Академии наук СССР, когда ресурсы, возможности и перспективы развития собственных направлений были предоставлены тем, кто переедет в Сибирь. И хотя многие через какое-то время вернулись в центр, тот интеллектуальный десант дал очень мощные плоды, ведь неспроста даже сейчас по показателям удельной активности Сибирское отделение зачастую превосходит своего большого московского брата.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи