Поэтическое пространство Захарова

«Надо сказать, что никакого парадокса в одновременном занятии наукой и поэзией нет. Мандельштам говорил, что Ломоносову химия помогала. Без притязаний на сравнение скажу, что мне помогала математика. Многие ученые пишут стихи, и вопрос только в том, хватит ли энергии заниматься наукой и поэзией одинаково самозабвенно», — отмечает академик Владимир Захаров в предисловии к сборнику своих стихов «Перед небом» (М.: Время, 2005).

В своей статье «Пространство как предмет поэзии и науки» он писал: «Большинство математических пространств имеет узкоспециальные названия. И все же многие математики мечтают, чтобы какое-нибудь из вновь появившихся на свет пространств было названо их именем». Поэт Геннадий Прашкевич, автор предисловия к новому сборнику стихов Захарова «Весь мир — провинция», убежден: «В российской поэзии давно уже существует пространство Захарова». С разрешения Владимира Евгеньевича публикуем подборку его стихов.

Наши лучшие дни протекли в мастерских,

Мы сейчас вспоминаем о них,

Эти дни предо мной как на леске тугой Рядом с граверной медной доской.

Здесь горячим вином обносился наш круг,

Друг был рядом, и дальше был друг,

Хоть и ночь, развалившись, царила вокруг,

Не светлея от сомкнутых рук.

Наши лучшие дни протекли в мастерских,

И о днях размышляя иных,

Мы горячим вином — не в туман за окном -В неподдельную давность плеснем.

На нетронутый, вмиг лиловеющий наст, Нежным снегом присыпанный весь.

Пусть тому, кто устал и кто выжил из нас, Будет сил прибавление здесь.

Теоретик

Словно маленький серый кузнечик,

У доски стрекотал человечек.

Это он приглашал прогуляться По мирам, что не каждому снятся.

Но когда доходило до дела,

То толпа незаметно редела -Ведь немногие пишут в тетрадки!

Ах, познанье, плоды твои сладки…

Вы не трогайте нашей забавы,

Не маните нас ломтиком славы,

Не учите нас правильной жизни,

Не дразните служеньем отчизне.

Памяти М.А. Лаврентьева

Крутые были времена,

К ним скверное пристанет имя,

Но мы-то были молодыми В те дорогие времена.

На брата брат — была война,

Но снег скрипел, и губы пели И звезды яркие горели,

Ведь в жизни молодость — одна!

Теперь, когда она, как страсть,

Прошла и быстро время льется,

Одно из двух нам достается -Душа высокая иль власть,

Одно из двух — душа иль власть.

И каждый выбрал свой удел,

А мы, которых много боле,

В слепые звездолеты дел Мы заточили ум и волю.

Еще не близок наш предел,

Еще в нас много зла и силы!

Слепые звездолеты дел,

Вперед, вперед! Нам звезды милы!

И нету душ у звездных тел…

Все непрочно — слава и богатство,

Смех и свет, и комната в тепле,

Лишь одно невидимое братство Устоит на каменной скале.

Это братство бдения ночного,

Разговора за одним столом,

Это церковь искреннего слова Дверь открыла в рвении своем.

Эту веру не изменят годы,

Не унизят зависть и вражда,

И крестят не огнь ее, не воды,

Но сердец глубинная нужда.

Если перед миром тростниковым Явит бог несправедливый гнев,

Мы одни останемся готовы Все отдать, ничуть не пожалев.

И когда господь нам окровавит Дальний путь и тихое прости,

Каждый вдруг нечаянно прославит Ту судьбу, что нас могла свести.

Чтоб дорога и потом могила Не была страшна и тяжела,

Чтобы даль полей не изменила,

Чтобы смерть без судорог пришла.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: