Всё сложнее

Очень невыигрышно выглядят часто специалисты по сравнению с дилетантами в разного рода телешоу и прочих радиопередачах. Им задают вопрос, желая получить ответ «да» или «нет», а они заводят свое: Тут всё сложнее. С одной стороны… И очень многих людей жутко раздражает это нежелание дать простой ответ на простой вопрос, а любое с одной стороны кажется им занудством или неуверенностью. Притом зануда еще и сердится, если от него требуют наконец определиться — «да» все-таки или «нет». А если рядом сидит оппонент, который «не в теме», то он часто с апломбом заявляет: Да конечно, вот так, я же помню, как нас учили, то он и оказывается в глазах публики светочем ума.

Такие «простые» вопросы, которые часто задают лингвистам, — это вопросы из серии «Как правильно»? Нет, конечно, если спрашивают, как пишется слово инженер, то еще ничего, но если что посложнее… Вот тут начинается: в одном словаре так, а в другом словаре эдак. Потому что по этому параметру одно, а по другому получается другое. А аудитория недоумевает: когда же он уже скажет, как на самом деле правильно?

По поводу «на самом деле» хочу рассказать историю об исследовании, проведенном несколько лет назад В.А.Дыбо. Исследование это касается известного спора о выражении власти предержащие или власть предержащие. Нет, конечно, Дыбо не отвечал на вопросы публики в «Справочной службе русского языка». Началось все с того, что «Независимая газета» опубликовала заметку, автор которой писал, что, возможно, правильным является вариант власть предержащие, а власти предержащие и власть предержащая — это искажения. Редакция ответила на это предположение отповедью, ссылаясь на авторитет известных филологов. Мол, правильна форма власти предержащие, т. е. «высшие власти», а ошибочной является как раз форма власть предержащие, возникшая из-за смешения с сочетанием власть имущие. Далее цитирую В.А.: «Мое внимание привлекло не столько содержание дискуссии, сколько ее тон: дискуссия велась в достаточно резких тонах, очень напоминающих тон дискуссий не столь отдаленного прошлого, и выводы из нее делались столь же категоричные». Понятное дело, разногласия стилистические, как говаривал Синявский. Бывает, идет научная полемика, и вдруг у какого-нибудь лингвиста старшего поколения вырвется словцо типа настораживает! — и словно повеет духом былых времен.

Замечательный лингвист Дыбо так разозлился, что стал исследовать историю этого выражения, докопался аж до XII века, и в результате вместо ответа «Независимой газете» получилась большая научная статья. К сожалению, я не могу здесь подробно изложить это увлекательное исследование. Прежде всего Дыбо выяснил, что сам глагол предержать не чужд русскому языку и отмечен в диалектах. Его значение ясно: «держать, иметь, владеть». Уже в самых ранних церковно-славянских памятниках встречается это слово в конструкциях типа Стефан предержал монастырь — это из «Повести временных лет» (для простоты я не цитирую по-церковно-славянски). И нигде нет причастия предержащий в значении «высший». Далее Дыбо показал, что на Руси существовали разные редакции «Апостола», и в более ранней было что-то вроде владыкам высшим или владыкам превладеющим (я опять упрощаю) — что вполне соответствовало и греческому, и другим текстам. Еще в послании Ивана Грозного Курбскому автор цитирует апостола Павла примерно так: Всяка душа владыкам предвладующим да повинуется.

Далее Дыбо выяснил, когда, собственно, в русских церковно-славянских текстах появляются эти «власти» и «предержащие». По всей вероятности, в так называемом «Чудовском Новом Завете» середины XIV в. Перевод приписывается митрополиту Московскому и всея Руси Алексию. Он был одним из самых образованных людей своего времени и прекрасно знал и греческий, и церковно-славянский язык. Он пишет власти предержащим, употребляя власти в винительном падеже множественного числа, — то есть «лицам, имеющим властные полномочия». Дело, видимо, в том, что в церковно-славянском языке слово власть имело только значение властной функции, поэтому Алексий предпочел не писать высшим властям, что для русского уха значило бы «высшим господствам», а указать на лиц, имеющих властные функции, — начальников. А позже некто, по предположению Дыбо Максим Грек, не понял это место перевода, поскольку в греческом тут все несколько иначе, счел власти опиской и согласовал власти с предержащими. Так что сочетание властям предержащим с самого начала было сочетанием иронического обыгрывания и ошибки. Я прошу прощения за очень упрощенное изложение.

Итак, что же получается? Сейчас каноническим является вариант власти предержащие, властей предержащих и т. д., но сам этот вариант возник в результате ошибки, сделанной много веков тому назад. Как быть в этом случае? Вопрос этот столь же сложен, как и вопрос о том, насколько далеко в историю могут заглядывать державы, имеющие друг к другу территориальные претензии. Большинство политиков считает, что безопаснее всего остановиться на послевоенных границах. А то, если начать копать в глубь веков, то это уже чревато, потому что остановиться невозможно.

А вы говорите «на самом деле».

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , ,

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *