- Троицкий вариант — Наука - https://trv-science.ru -

Уроки «Корчевателя»

Надо признать, что, публикуя историю про то, как один как-бы-научный журнал напечатал статью, написанную бредогенератором (т.е. компьютерной программой, порождающей внешне связные, но бессмысленные тексты), мы рассчитывали на некоторый общественный резонанс, но сильно недооценили его масштабы. Про наш эксперимент написали основные новостные интернет-ленты, несколько бумажных изданий, сообщило радио и телевидение. Он также активно обсуждался в блогах (см. график).

65

Именно обсуждение в Интернете оказалось наиболее адекватным. Если заметная часть новостных изданий поначалу ограничилась заметкой в стиле «физики все еще шутят», то разговоры в Интернете, как правило, были более глубокими, особенно на форумах, так или иначе связанных с наукой. Впрочем, и «общечеловеческие» издания и сайты постепенно стали рассказывать эту историю в более содержательном ключе, особенно после того, как через пару недель после нашей публикации пошла вторая полоса заметок, связанных с исключением «Журнала научных публикаций аспирантов и докторантов» из списка ВАК.

Стоило ли поднимать такую волну? Думаю, что да. Польза от того, что многие, узнав об этой истории, задумались о состоянии российской научной периодики, о том, где публиковаться можно, а где — неприлично (такого рода обсуждения были, в частности, на аспирантских форумах), как мне кажется, перевесила потенциальный вред, связанный с публичной стиркой научного белья. За редчайшими исключениями, комментариев типа «вот чего стоят эти наши ученые» не было ни в новостях, ни в блогах, причем в последних на такого рода высказывания практически всегда следовал ответ, что не надо путать — ученые — это как раз те, кто все это затеял, а те, кого поймали, — не ученые, а жулики. А из общих соображений -нельзя наводить порядок, не вынося сора из избы, разве только если хочешь заменить уборку заметанием его под ковер.

64Второй активно обсуждавшийся вопрос, тесно связанный с первым, — о допустимости подобного рода провокаций. Мне кажется, на него можно дать два ответа — моральнотеоретический и прагматический. Во-первых, наш эксперимент был аналогичен контрольной закупке: мы просто проверили, как работает система рецензирования в ЖНПА-иД, и рассказали о том, что получилось. Объект эксперимента был выбран не случайно: предыстория этого была рассказана в том же 13-м номере ТрВ. В обсуждениях в Интернете часто указывалось, что многие, вообще говоря, респектабельные российские журналы часто публикуют слабые, ошибочные, бессмысленные, даже шарлатанские статьи. Это так, и это проблема гораздо более глубокая. Вопрос о состоянии российских научных журналов, о их роли, о том, нужны ли вообще национальные журналы в естественных науках и как должны функционировать журналы гуманитарного профиля, — один из самых болезненных. Мы еще будем его обсуждать на страницах ТрВ. Но начинать надо было с простого: надо было показать, что бывают журналы псевдонаучные и что вот их не надо путать с настоящими журналами, каков бы ни был научный уровень последних. Как бы плох ни был научный журнал, «Корчеватель» в нем бы не прошел. Впрочем, надо признать, что не прошел бы он и в каком-нибудь «Вестнике тьмутараканского кулинарного университета», но по другой причине: там публикуют только своих, и не знакомый редакции «Жуков» просто не имел бы шансов напечатать в таком вестнике свою статью.

ХОчется верить, что история с «Корчевателем» заставила задуматься и членов редколлегий подобных журналов. По неофициальным сведениям, ряд членов редколлегии, профессоров Высшей школы экономики, сейчас отрицает свою связь с ЖНПАиД — мол, им позвонили, спросили разрешения обенно не задумываясь, согласились. Это вполне может быть и так (хотя, честно говоря, мне трудновато поверить в такой сценарий для председателя и секретаря редакционного совета), но, даже если все так и было, все-таки ученый должен более бережно относиться к своей репутации. Иногда с досадой видишь фамилии уважаемых коллег в числе рецензентов шарлатанских книжек, членов оргкомитетов бессмысленных конференций, участников семинаров, на которых излагаются бредовые теории. Ясно, что в большинстве случаев это происходит «на автомате», но столь же ясно, что это придает некий вес тем, кто, как ЖНПАиД, паразитирует на настоящей науке. Шум вокруг «Корчевателя» может послужить некоторым предостережением.

Академичной альтернативой «Корчевателю» могло бы быть письмо в ВАК с детальным разбором того чудовищного бреда, который публиковался в ЖНПАиД. Боюсь, что ничего бы не вышло. Любой, кто рецензировал статьи в научных журналах, знает, что сложнее всего написать рецензию на ерунду — а написать содержательную рецензию практически невозможно. Опытные рецензенты отражают бредовые статьи при помощи технических придирок. Но это ровно то, что не подошло бы при разборе ЖНПАиД. Надо было бы совершенно серьезно доказывать, что «Всемирный закон выдавливания» или «Концептуальный анализ
пассажирского вагона» — это ерунда, что уровень множества других статей — это уровень курсовой работы или школьного сочинения по краеведению. Да и потом — утонуло бы это письмо в недрах ВАКа. И даже в самом лучшем случае все ограничилось бы тихим исключением ЖНПАиД из списка — так ведь
он не один там такой. А убирать эти журналы один за одним не очень реально — все равно, что корчевать пни при помощи археологического совка и щетки.

Реакция же ВАК на скандал оказалась быстрой и достаточно нетривиальной. ЖНПАиД был исключен из списка — это было предсказуемо. Конечно, интересно было бы узнать, кто внес этот журнал в список и какие меры были приняты в адрес этого лица или группы лиц, но это уже из области несбыточных мечтаний.

Что более существенно, были объявлены (точнее, возобновлены — см. «Дело об исчезнувших критериях» в 3-м номере ТрВ) требования, которым с сентября следующего года должны будут удовлетворять журналы из списка. Одно из них — запрет на требование платы за публикации с аспирантов -прямо подрывает экономическую основу таких журналов, как ЖНПА-иД. Впрочем, тут не все так просто: распределение статей по специальностям (таблица в ТрВ № 13) показывает, что большинство статей как раз было опубликовано по тем специальностям, по которым ЖНПАиД в список ВАК не входил. Еще одно требование — обязательность содержательной мотивировки при отказе в публикации может сильно осложнить жизнь местным вестникам, публикующим только «своих». Необходимость существования интернет-сайта с информацией о редколлегии и резюме статей заставит войти-таки в XXI век редакции старых академических журналов, в которых до сих пор статьи принимают в виде размеченной цветными карандашами распечатки. Не все требования разумны (см. ТрВ № 13), но общее направление выдержано довольно четко. При этом ВАК избежал «шоковой терапии» — новые правила вводятся в действие через год, с 1 сентября 2009 г. (в промелькнувшей и исчезнувшей мартовской версии документа, выдержки из которой приводились в ТрВ № 3, предлагалось ввести новые правила с осени 2008 г. -что-то там весной происходило в ВАКе интересное…). Как бы то ни было, у настоящих журналов будет время подготовиться. В то же время заблаговременная публикация этих правил должна заставить задуматься тех, кто планировал легкие, хоть и недешевые публикации в ЖНПАиД-подобных изданиях.

Множество споров разгорелось вокруг самого списка ВАК, причем высказывались полярные точки зрения. Согласно одной, список должен быть отменен немедленно, а вся ответственность за качество защищаемых диссертаций возложена на диссертационные советы. В принципе с этим можно было бы согласиться, если бы в российской науке существовал механизм оценки и поддержания репутаций этих советов. Пока такового нет, рецензирование в журналах может и должно выполнять роль дополнительного фильтра, не пропускающего хотя бы явную халтуру. Но для этого список должен состоять из журналов, которые имеют настоящее, а не формальное рецензирование.

Другая точка зрения состоит в том, что, опять же, отменить список, а за публикации засчитывать только статьи в журналах, входящих в какие-либо международные научные рейтинги (Web of Science, Scopus и т. п.) — в том числе, разумеется, и в российских. Как выяснилось из интервью председателя ВАК М.П.Кирпичникова на радио «Свобода» (в рамках цикла передач, посвященного истории с «Корчевателем»), это совпадает с планами самой ВАК, однако такой переход планируется провести постепенно, в течение нескольких лет. Для точных и естественных наук такой подход представляется единственно правильным, и там можно было бы это сделать довольно быстро. То же, наверное, можно сказать и для значительной части работ по техническим наукам, хотя там ситуация уже менее очевидная. Что же для разнообразных гуманитарных и общественных наук, то там национальная специфика журналов, по-видимому, до некоторой степени неизбежна и каким-то образом должна будет учитываться.

Корреспонденты различных изданий меня часто спрашивали, планирует ли ТрВ продолжать подобную деятельность. Конечно, да, хотя не обязательно именно в таких формах. Одной из принципиальных задач, которые ставит перед собой ТрВ, является борьба за чистоту науки. Да, иногда при этом приходится применять рискованные методы — ассенизация вообще не самое чистое дело. Но мы всегда будем соизмерять то, что мы делаем, с опасностью самого явления и не собираемся превращаться в упертых борцов со всем на свете: как оказалось, редколлегия ТрВ состоит из достаточно разных людей, способных при необходимости сдерживать друг друга. Мне кажется, что еще одним уроком «Корчевателя» стало осознание того, что в журналистике, как и в очень многих других областях человеческой деятельности, действует старинный медицинский принцип: не навреди.

Михаил Гельфанд

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи