- Троицкий вариант — Наука - https://trv-science.ru -

Институт теоретической и экспериментальной физики: борьба за выживание

В Советском Союзе значительная часть физики элементарных частиц, самой фундаментальной ветви науки, существовала под эгидой Министерства среднего машиностроения, отвечавшего за высокотехнологическую часть ВПК. Логики в этом не было — так пошло еще со времен Бомбы; видимо, считалось, что физики частиц со временем изобретут новое оружие. Вместо этого, направление ушло в совершенно фундаментальные сферы. Теперь эта наука, физика высоких энергий, выросшая из ядерной физики, обогащает не военные технологии, а интеллект человечества.

80В постсоветскую эпоху институты Средмаша перешли по наследству Министерству атомной энергии, а затем часть из них досталась госкорпорации «Росатом». В этом изначально заложен потенциальный конфликт: Росатом — сугубо технологическая корпорация, начальство Росатома не обязано понимать, что такое фундаментальная наука, — оно должно понимать, что такое инновации и их коммерческий эффект. В отличие от советских времен у нынешних госкорпораций есть свои собственные, хорошо осознаваемые и вполне легальные интересы. Понятно, что развитие фундаментальной науки к ним не относится.

Институт теоретической и экспериментальной физики — один из сильнейших институтов в стране. Это видно в том числе и по объек-
тивным показателям: даже если не считать экспериментальные работы по физике высоких энергий с огромным числом авторов, то по общей цитируемости институт занимает шестое место в стране — это практически за счет одних теоретиков. А есть еще экспериментаторы, и их большинство. Они глубоко интегрированы в мировую науку и работают на крупнейших ускорителях мира, в том числе и в ЦЕРНе, готовя эксперименты на Большом адронном коллайдере, который сейчас у всех на слуху. Сотрудник ИТЭФ, А. Го-лутвин является споксменом (т.е.
представителем на конференциях и совещаниях) одного их основных экспериментальных комплексов LHCb на новом коллайдере. Ценность этой интеграции трудно переоценить. Даже если не принимать во внимание чисто научный аспект, это уникальный опыт работы со сложнейшими установками и гигантскими объемами информации: поток данных с детекторов Большого адронного коллайдера будет на порядки превосходить то, с чем до сих пор сталкивались люди.

Другое значение института -школа. В институте базируется несколько кафедр МФТИ и МИФИ, на этих кафедрах обучалось немало нынешних светил мировой науки. Но у ИТЭФ есть и другая ценность — территория, которую он занимает… Десять минут ходьбы от метро «Профсоюзная», большой парк с усадьбой… Распорядителем этой территории в настоящий момент является Росатом. В 2007 году руководство Росатома объявило о планах строительства своего главного офиса на территории ИТЭФ — небоскреба на 2000 чиновников и офисных работников. В том же году на День работника атомной промышленности в ИТЭФ был разбит огромный шатер, где Росатом устроил корпоративный праздник. Далее пошли административные перетряски: сменен директор — известный физик-экспериментатор — на практически неизвестного кандидата технических наук, назначен замдиректора из корпорации, который начал круто реформировать институт.

В этом комментарии мы воздерживаемся от каких-либо оценочных суждений и публикуем лишь документы, которые размещены в сети в открытом доступе. Мы будем внимательно следить за развитием событий, желая ученым ИТЭФ успеха в борьбе за сохранение института и будучи уверены, что они не останутся без поддержки широкой научной общественности.

Редакция

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи