- Троицкий вариант — Наука - https://trv-science.ru -

Следите за рекламой

Ревекка Фрумкина

На одном почтен­ном сай­те, посвя­щен­ном жиз­ни нау­ки, сооб­ща­лось, что на днях соби­ра­ет­ся боль­шая кон­фе­рен­ция, посвя­щен­ная воз­мож­ным меха­низ­мам рефор­мы нашей нау­ки. Имен­но нау­ки, а не Ака­де­мии наук.

Я заду­ма­лась о том, отче­го мне сама тема кон­фе­рен­ции кажет­ся заве­до­мо про­валь­ной, хотя за пол­ве­ка рабо­ты в нау­ке я успе­ла пере­ви­дать, как мне кажет­ся, почти все фор­мы наших науч­ных учре­жде­ний – инсти­ту­ты Боль­шой Ака­де­мии, «малых Ака­де­мий» – педа­го­ги­че­ских и меди­цин­ских наук; инсти­ту­ты откры­тые, закры­тые и совсе­к­рет­ные, иссле­до­ва­тель­ские кафед­ры и лабо­ра­то­рии – сто­лич­ные и про­вин­ци­аль­ные, про­цве­та­ю­щие и увя­да­ю­щие.

Несо­мнен­но, мож­но опре­де­лен­ным обра­зом повли­ять на поло­же­ние вещей в одной или несколь­ких лабо­ра­то­ри­ях – кому-то дать боль­ше денег на обо­ру­до­ва­ние, кому-то – на биб­лио­те­ку, доба­вить став­ки, посо­ве­то­вать руко­вод­ству постро­же отби­рать аспи­ран­тов и ста­же­ров и т.п.

Откро­вен­но гово­ря, это помо­га­ет толь­ко там, где в осно­ве и так все непло­хо. Но ведь сей­час обсуж­да­ет­ся потреб­ность в кар­ди­наль­ной рефор­ме оте­че­ствен­ной нау­ки в целом. А вот это, я думаю, ока­жет­ся пустой тра­той вре­ме­ни, если мы не заду­ма­ем­ся о неко­то­рых имма­нент­ных свой­ствах нау­ки как тако­вой.

Никто не ста­нет отри­цать, что нау­ка – это соци­аль­ный инсти­тут. Разу­ме­ет­ся, я имею в виду фун­да­мен­таль­ную нау­ку, а не опыт­ное зна­ние, изощ­рен­ные фор­мы кото­ро­го воз­мож­ны в соци­у­мах, где нет не толь­ко лите­ра­ту­ры, но даже раз­ви­той пись­мен­но­сти.

Суще­ство­ва­ние фун­да­мен­таль­ной нау­ки как инсти­ту­та пред­по­ла­га­ет нали­чие отра­бо­тан­ных слож­ных форм соци­аль­ных вза­и­мо­дей­ствий – это лич­ная неза­ви­си­мость уче­но­го, исход­ное рав­но­пра­вие раз­ных точек зре­ния, соблю­де­ние пра­вил спо­ра и запрет на argumentum ad hominem, сво­бо­да по отно­ше­нию к ранее уста­нов­лен­ным исти­нам и авто­ри­те­там, уме­ние ква­ли­фи­ци­ро­ван­но сомне­вать­ся, необ­хо­ди­мость дока­за­тельств, осу­ществ­ля­е­мых в соот­вет­ствии с задан­ны­ми про­це­ду­ра­ми, и т.д.

В шараш­ке, где ниче­го это­го нет, мож­но лишь исполь­зо­вать накоп­лен­ные преж­де дости­же­ния – и, как мы зна­ем, делать это весь­ма успеш­но. В шараш­ке мож­но создать вещь – имен­но то, что в романе Сол­же­ни­цы­на назы­ва­лось изде­лие – при­ла­гая к кон­крет­ной зада­че ранее полу­чен­ные в фун­да­мен­таль­ной нау­ке резуль­та­ты.

Фун­да­мен­таль­ная нау­ка устро­е­на совсем по-дру­го­му. Она тре­бу­ет при­мер­но того же, что и раз­ви­тая юсти­ция: ей нуж­на сво­бо­да и закон­ность. то и дру­гое гаран­ти­ру­ет­ся теми соци­аль­ны­ми инсти­ту­та­ми, регу­ля­тор­ная функ­ция кото­рых каса­ет­ся всех чле­нов соци­у­ма, чем бы они ни зани­ма­лись.

Осо­бая уяз­ви­мость рос­сий­ской нау­ки, её хруп­кость под натис­ком вала соци­аль­ных потря­се­ний, име­ет мно­го при­чин. Назо­ву лишь две из них: 1) моло­дость нашей нау­ки как инсти­ту­та и 2) чрез­вы­чай­но раз­но­об­раз­ный спектр гоне­ний, кото­рым совет­ская нау­ка под­вер­га­лась после 1917 года.

Понят­но, что Болон­ский Уни­вер­си­тет, мяг­ко гово­ря, несколь­ко стар­ше Петер­бург­ско­го. В соци­аль­ном плане из это­го выте­ка­ет мно­гое.

Что каса­ет­ся гоне­ний, то доволь­но и одно­го эпи­зо­да, кото­рый я крат­ко опи­са­ла в очер­ке «Непре­мен­ный сек­ре­тарь» (о С.Ф. Оль­ден­бур­ге, непре­мен­ном сек­ре­та­ре РАН с 1904 по 1929 г. [1]). Сама я рабо­таю в инсти­ту­те, дирек­тор кото­ро­го сидел в тюрь­ме по воз­вра­ще­нии из рес­пуб­ли­кан­ской Испа­нии, где он к тому же был ранен. Мои учи­те­ля тоже сиде­ли – кто по «делу сла­ви­стов», кто – в каче­стве «кос­мо­по­ли­тов»; уце­лев­шие были уво­ле­ны после 1968-го.

Ровес­ни­ки во мно­же­стве эми­гри­ро­ва­ли, начи­ная с кон­ца 70-х. Начи­ная с 90-х, ста­ли уез­жать мои раз­но­воз­раст­ные уче­ни­ки – и уеха­ли прак­ти­че­ски все.

Моло­дежь моло­де­жи рознь, но ори­ен­та­ция сего­дняш­них сту­ден­тов на аспи­ран­ту­ру «там» заве­до­мо не пред­по­ла­га­ет в даль­ней­шем жизнь «здесь». И не толь­ко из-за отсут­ствия биб­лио­тек и аппа­ра­ту­ры, но и из-за отсут­ствия вся­кой пер­спек­ти­вы нор­маль­ной жиз­ни, поз­во­ля­ю­щей спо­кой­но зани­мать­ся люби­мым делом и при этом иметь семью и кры­шу над голо­вой.

Если дис­сер­та­цию мож­но зака­зать – и это про­ще, чем зака­зать смо­кинг, если руко­во­ди­те­ли при­ни­ма­ют в пода­рок от аспи­ран­тов доро­гие смарт­фо­ны, а на поступ­ле­ние в при­лич­ный вуз суще­ству­ет вполне опре­де­лен­ная так­са, то раз­го­во­ры о совер­шен­ство­ва­нии управ­ле­ния нау­кой умест­ны лишь как обра­зец теат­ра абсур­да.

Если воз­мо­жен печаль­но извест­ный учеб­ник под ред. Филип­по­ва, то это отра­жа­ет не столь­ко недее­спо­соб­ность инсти­ту­та обра­зо­ва­ния, сколь­ко куда более глу­бо­кие инсти­ту­ци­о­наль­ные раз­ло­мы – и вовсе не в сфе­рах одной лишь нау­ки.

Если воз­мож­на «баш­ня Газ­про­ма» в Пите­ре, то это сви­де­тель­ство такой ано­мии, при кото­рой невоз­мож­но какое-либо упо­ря­до­чен­ное соци­аль­ное суще­ство­ва­ние, а обсуж­де­ние охра­ны памят­ни­ков и тем более – сре­до­вых про­блем так же мало осмыс­лен­но, как если бы шла вой­на.

…Я еще заста­ла в мос­ков­ских трам­ва­ях белые эма­ли­ро­ван­ные таб­лич­ки «не высо­вы­вать­ся». Отсю­да анек­дот, соглас­но кото­ро­му в Одес­се таб­лич­ки гла­сят: «А что ты будешь высо­вы­вать зав­тра?».

No comment. 

При­ме­ча­ние:

1. http://www.polit.ru/author/2008/08/01/oldenbourg.html

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи