Сан-суси без короля

Лев Клейн
Лев Клейн

Напи­сал я и сдал в печать «Исто­рию антро­по­ло­ги­че­ских уче­ний». Куль­тур­ную антро­по­ло­гию я охва­тил широ­ко — сюда вхо­дят у меня в зна­чи­тель­ной мере и социо­ло­ги­че­ские уче­ния, гео­гра­фи­че­ские, сло­вом — это в боль­шой мере исто­рия обще­ствен­ной мыс­ли. Рабо­тая над этой кни­гой, я сде­лал любо­пыт­ное наблю­де­ние. Самые выда­ю­щи­е­ся уче­ные в этой сфе­ре име­ли нестан­дарт­ное обра­зо­ва­ние и уни­каль­ную пози­цию в обще­стве.

Нестан­дарт­ность их обра­зо­ва­ния заклю­ча­ет­ся в том, что в эпо­ху рас­про­стра­нен­но­сти и регу­ляр­но­сти все­об­щей сред­ней шко­лы и уни­вер­си­те­та они были само­уч­ка­ми. Гер­берт Спен­сер, поло­жив­ший нача­ло социо­ло­гии и эво­лю­ци­о­низ­му в ней, учил­ся дома по нездо­ро­вью. Эдвард Тай­лор, осно­ва­тель эво­лю­ци­о­низ­ма в куль­тур­ной антро­по­ло­гии, кол­ле­джа и уни­вер­си­те­та не посе­щал, вме­сто это­го учил­ся толь­ко в ква­кер­ской шко­ле, посколь­ку его гото­ви­ли к карье­ре про­мыш­лен­ни­ка-пред­при­ни­ма­те­ля. Нау­ки и язы­ки осва­и­вал само­об­ра­зо­ва­ни­ем. Само­уч­кой по сути был Лео Фро­бе­ни­ус, круп­ней­ший этно­граф и антро­по­лог, созда­тель «мор­фо­ло­гии куль­ту­ры». Его пер­вая кни­га, «Тай­ные обще­ства Афри­ки», напи­сан­ная враз­рез с тра­ди­ци­он­ны­ми этно­гра­фи­че­ски­ми взгля­да­ми, вышла, когда авто­ру был 21 год. Пити­рим Соро­кин, извест­ней­ший рос­сий­ско-аме­ри­кан­ский социо­лог, до уни­вер­си­те­та кон­чал толь­ко цер­ков­но-при­ход­ское учи­ли­ще. Воз­мож­но, нестан­дарт­ность обра­зо­ва­ния как-то ска­зы­ва­ет­ся в нестан­дарт­но­сти мыш­ле­ния.

Еще инте­рес­нее слу­чаи, когда науч­ная дея­тель­ность ока­зы­ва­лась наи­луч­шим обра­зом обес­пе­чен­ной не стан­дарт­ным обра­зом — карье­рой уни­вер­си­тет­ско­го про­фес­со­ра или музей­но­го работ­ни­ка, а удач­ным пово­ро­том част­ной жиз­ни — бога­тым наслед­ством или выгод­ной женить­бой или друж­бой со щед­рым спон­со­ром. Алек­сандр Гум­больдт отпра­вил­ся в свои импо­зант­ные путе­ше­ствия, полу­чив огром­ное наслед­ство от мате­ри. Резуль­та­ты этих путе­ше­ствий заня­ли 23 тома. Гум­больдт наде­ял­ся на под­держ­ку Напо­лео­на. Когда его пред­ста­ви­ли импе­ра­то­ру, тот спро­сил: «Я слы­шал, Вы соби­ра­е­те рас­те­ния?» — «Да, сир». — «Моя жена тоже», — заме­тил импе­ра­тор и отвер­нул­ся, утра­тив инте­рес.

Спен­сер смог занять­ся по-насто­я­ще­му науч­ны­ми иссле­до­ва­ни­я­ми и пуб­ли­ко­вать их с 1853 года, полу­чив наслед­ство от дяди. Да, он про­явил огром­ную тру­до­спо­соб­ность, но где были бы все его мно­го­чис­лен­ные тома, если бы не это наслед­ство? Эдвард Тай­лор женил­ся на состо­я­тель­ной жен­щине Анне Фокс и в резуль­та­те смог цели­ком отдать­ся нау­ке и путе­ше­стви­ям по музе­ям за свой счет. Вто­рой осно­ва­тель эво­лю­ци­о­низ­ма Джон Лаб­бок сам был бан­ки­ром. Макс Вебер, глав­ный оппо­нент Марк­са, смог цели­ком пре­дать­ся иссле­до­ва­ни­ям, толь­ко когда полу­чил наслед­ство от мате­ри. Для очень пло­до­твор­но­го и изоб­ре­та­тель­но­го антро­по­ло­га Элфри­да Крё­бе­ра нема­лой под­держ­кой была его женить­ба на Ген­ри­ет­те Рот­шильд. У Джейм­са Фрэ­зе­ра, авто­ра «Золо­той вет­ви», жена ста­ла, по сути, бес­плат­ным помощ­ни­ком и счи­та­ла это сво­ей мис­си­ей. Эдвард Вестер­марк, реви­зо­вав­ший эво­лю­ци­о­нист­ские идеи о семье и бра­ке, и сам имел день­ги — он про­ис­хо­дил из состо­я­тель­ной сре­ды.

В архео­ло­гии мож­но наблю­дать ту же кар­ти­ну. Гене­рал Лэйн-Фокс, раз­ви­вав­ший эво­лю­ци­о­нист­ские идеи в изу­че­нии ору­жия, в пожи­лом воз­расте полу­чил в наслед­ство огром­ное име­ние от баро­на Пит­та Ривер­са, с тем и родо­вое имя. Под этим име­нем он и вошел в архео­ло­гию как осно­ва­тель эво­лю­ци­о­низ­ма, так как раз­вер­нул круп­но­мас­штаб­ные рас­коп­ки в сво­ем име­нии и раз­ра­бо­тал их мето­ди­ку, а так­же создал музей, где рас­по­ло­жил кол­лек­ции по лини­ям эво­лю­ции. Ну, богат­ство Шли­ма­на обще­из­вест­но. Артур Эванс про­из­во­дил рас­коп­ки Кнос­са на Кри­те на соб­ствен­ные день­ги. В Рос­сии одним из созда­те­лей архео­ло­гии был граф Алек­сей Ува­ров, сын мини­стра С.С. Ува­ро­ва; архео­ло­гия начи­на­лась в его име­нии.

Вся­кое обще­ство с клас­со­вым рас­сло­е­ни­ем име­ет мно­го недо­стат­ков. Но одно из пре­иму­ществ тако­го обще­ства, в част­но­сти капи­та­лиз­ма, — это обра­зо­ва­ние слоя людей с достат­ком, сво­бод­ных от забо­ты о дне насущ­ном. Конеч­но, эти люди дале­ко не все­гда исполь­зу­ют свое сво­бод­ное вре­мя и сред­ства на нау­ки, искус­ства и изоб­ре­те­ния. А если и исполь­зу­ют, то дале­ко не все­гда это при­но­сит выда­ю­щий­ся резуль­тат — нужен еще и талант. Но когда люди с талан­том появ­ля­ют­ся в этом слое или при­об­ща­ют­ся к нему, то резуль­тат обыч­но дале­ко пре­вос­хо­дит всё, чего может достичь обще­ство, обес­пе­чи­вая уче­ных в преду­смот­рен­ном регу­ляр­ном поряд­ке и тре­буя от уче­но­го отме­рен­ный труд вза­мен. Пото­му что ничто не срав­нит­ся по пло­до­твор­но­сти со сво­бод­ной мыс­лью. В Древ­ней Гре­ции СХОЛЭ (отю­да обще­ев­ро­пей­ское «шко­ла», school, Schule) — куль­тур­ный досуг, циви­ли­за­ция досу­га.

Осо­бен­но это отно­сит­ся к фун­да­мен­таль­ным нау­кам. Поль­за от откры­тий в них необо­зри­ма, но про­яв­ля­ет­ся толь­ко деся­ти­ле­тия спу­стя. На иссле­до­ва­ния в этой сфе­ре госу­дар­ство наи­бо­лее ска­ред­но дает день­ги и наи­бо­лее живо отни­ма­ет. Стрем­ле­ние к немед­лен­но­му эффек­ту очень бли­зо­ру­ко. Изоб­ре­та­тель пени­цил­ли­на сэр Алек­сан­дер Фле­минг на вопрос о том, думал ли он, зате­вая эту рабо­ту, о бла­ге чело­ве­че­ства, кото­ро­му его откры­тие про­длит жизнь на деся­ти­ле­тия, отве­тил откро­вен­но: «Нет, я про­сто забав­лял­ся, ста­вя опы­ты. А изоб­ре­те­ние — резуль­тат неча­ян­но­сти, слу­чай­но­го наблю­де­ния». Когда Фара­д­эя спро­си­ли, какая поль­за может быть от откры­то­го им элек­три­че­ства, он, поду­мав, отве­тил: «Мож­но будет делать забав­ные игруш­ки». Я уже при­во­дил как-то в этой газе­те афо­ризм акад. Л. А. Арци­мо­ви­ча: «Неиз­вест­но на какой веточ­ке боль­шо­го дре­ва нау­ки вырас­тет золо­тое ябло­ко успе­ха. Холить нуж­но всё дре­во». А муд­рый садов­ник под­карм­ли­ва­ет и песту­ет весь сад.

Если бы обще­ство мог­ло выде­лить ряд моло­дых уче­ных, про­явив­ших энту­зи­азм и талант, и снаб­дить их круп­ны­ми ассиг­но­ва­ни­я­ми на всю остав­шу­ю­ся жизнь, предо­ста­вив воз­мож­ность бес­кон­троль­но рас­по­ря­жать­ся эти­ми сред­ства­ми, то неко­то­рые сред­ства, воз­мож­но, были бы потра­че­ны впу­стую, но общим резуль­та­том стал бы силь­ный про­рыв в нау­ке.

Король Прус­сии Фри­дрих II был стран­ным соче­та­ни­ем воль­но­дум­ца и люби­те­ля наук (осо­бен­но в моло­до­сти) с сол­да­фо­ном и агрес­со­ром (осо­бен­но бли­же к ста­ро­сти). Для отдох­но­ве­ний и забав (не все­гда бла­го­нрав­ных) он уда­лял­ся в свой заго­род­ный дво­рец, кото­рый назвал по-фран­цуз­ски Сан-суси (sans souci — в пере­во­де с франц.: без забот). Там он окру­жил себя фило­со­фа­ми (в их чис­ле был и Воль­тер), либер­ти­на­ми и уче­ны­ми. Там они дей­стви­тель­но жили без мате­ри­аль­ных забот, были снаб­же­ны кни­га­ми и инстру­мен­та­ми для иссле­до­ва­ний. Но вполне без забот там мог себя чув­ство­вать толь­ко сам король, и то не все­гда. Про­чие долж­ны были забо­тить­ся о том, что­бы ему уго­ждать.

В моей же колон­ке речь идет о Сан-суси не для коро­ля, а для уче­ных. Я меч­таю о Сан-суси для науч­но­го сооб­ще­ства, где король не преду­смот­рен…

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: