Гранты должны быть больше рюкзака

Извест­ные уче­ные отве­ча­ют на вопро­сы Ната­лии Деми­нои и Евге­ния Они­щен­ко.

 

Константин Викторович Северинов, российский микробиолог, доктор биологических наук, заведующий лабораториями Института молекулярной генетики РАН и Института биологии гена РАН, профессор Института микробиологии Waksman, Университет Ратгерса (США).

Кон­стан­тин Вик­то­ро­вич Севе­ри­нов, рос­сий­ский мик­ро­био­лог, док­тор био­ло­ги­че­ских наук, заве­ду­ю­щий лабо­ра­то­ри­я­ми Инсти­ту­та моле­ку­ляр­ной гене­ти­ки РАН и Инсти­ту­та био­ло­гии гена РАН, про­фес­сор Инсти­ту­та мик­ро­био­ло­гии Waksman, Уни­вер­си­тет Рат­гер­са (США).

Помо­га­ет ли РФФИ в ваших иссле­до­ва­ни­ях?

- В моей лабо­ра­то­рии рабо­та­ют несколь­ко чело­век, уже защи­тив­ших дис­сер­та­цию, и то, что они вско­ре после защи­ты смог­ли полу­чить гран­ты РФФИ, – это, по-мое­му, заме­ча­тель­но. Это удоб­но мне, пото­му что они сами пла­тят себе над­бав­ки к зар­пла­те из соб­ствен­но­го гран­та. Это удоб­но им, пото­му что они ста­но­вят­ся более неза­ви­си­мы­ми и могут зани­мать­ся той про­бле­мой, кото­рая их инте­ре­су­ет.

- Что, на ваш взгляд, сто­и­ло бы изме­нить в систе­ме РФФИ?
- Неде­лю назад я при­е­хал из США и при­вез с собой рюк­зак. Там были новые науч­ные кни­ги и вся­кие вполне обы­ден­ные пре­па­ра­ты и реа­ген­ты, кото­рых здесь нет, но кото­рые нам необ­хо­ди­мы для нор­маль­ной про­дук­тив­ной рабо­ты в лабо­ра­то­рии. Сто­и­мость содер­жи­мо­го мое­го рюк­за­ка в 2 раза пре­вы­ша­ла годо­вой бюд­жет мое­го гран­та РФФИ. Мои аме­ри­кан­ские гран­ты в рюк­зак не поме­стят­ся. В этом и есть глав­ная про­бле­ма гран­тов РФФИ. Они долж­ны быть боль­ше рюк­за­ка.

Нуж­но уве­ли­чи­вать раз­мер и коли­че­ство гран­тов, кото­рые выда­ют­ся уче­ным по их соб­ствен­ным заяв­кам, так назы­ва­е­мые investigator initiated grants. А все реше­ния по созда­нию спе­ци­аль­ных про­грамм… В отно­ше­нии них все­гда воз­ни­ка­ет вопрос, кто при­ни­ма­ет реше­ние об их созда­нии и поче­му выби­ра­ют­ся имен­но эти про­грам­мы и темы. Очень уж вели­ка опас­ность оче­ред­ной волюн­та­рист­ской «куку­ру­зы», или, что еще хуже, реше­ний, сде­лан­ных «под себя», что при­во­дит к вир­ту­аль­ным кон­кур­сам, зло­упо­треб­ле­ни­ям и, в конеч­ном сче­те, к бес­смыс­лен­ной и бес­плод­ной тра­те денег нало­го­пла­тель­щи­ков при фак­ти­че­ском отсут­ствии науч­ных резуль­та­тов.

- В адрес рос­сий­ской нау­ки и, как след­ствие, в РФФИ зву­чит спра­вед­ли­вая кри­ти­ка, что не создан меха­низм внед­ре­ния инно­ва­ций. Вме­сте с тем не вся­кие фун­да­мен­таль­ные иссле­до­ва­ния могут иметь при­клад­ное зна­че­ние. Как с этим обсто­ит дело в США?

- Там создан спе­ци­аль­ный меха­низм, все госу­дар­ствен­ные орга­ни­за­ции, зани­ма­ю­щи­е­ся фон­ди­ро­ва­ни­ем, долж­ны по зако­ну 2–3% сво­е­го бюд­же­та отда­вать на под­держ­ку мало­го инно­ва­ци­он­но­го биз­не­са. Они долж­ны это делать на усло­ви­ях про­зрач­ной и понят­ной кон­ку­рент­ной систе­мы отбо­ра и экс­пер­ти­зы.

Любой уче­ный в уни­вер­си­те­те, кото­рый хочет орга­ни­зо­вать ком­па­нию, может это сде­лать. Дру­гой вопрос, что не все это­го хотят, пото­му что мно­гим уче­ным инте­рес­нее зани­мать­ся нау­кой и позна­вать неиз­ве­дан­ное, а не зани­мать­ся во мно­гом рутин­ной внед­рен­че­ской дея­тель­но­стью. Но и в этих слу­ча­ях у уни­вер­си­те­тов есть офи­сы, кото­рые зани­ма­ют­ся мар­ке­тин­гом, защи­той и пере­да­чей прав интел­лек­ту­аль­ной соб­ствен­но­сти вен­чур­ным ком­па­ни­ям, целой систе­ме малых инно­ва­ци­он­ных фирм. В США эта систе­ма есть, а в Рос­сии это­го нет, и обсуж­дать здесь, увы, в общем-то нече­го.


 – Како­во ваше мне­ние о роли РФФИ в сохра­не­нии фун­да­мен­таль­ной нау­ки в Рос­сии?

Валентин Павлович Анаников (В.А.), член-корреспондент РАН, доктор химических наук, заведующий лабораторией Института органической химии им. Н.Д.Зелинского РАН

Вален­тин Пав­ло­вич Ана­ни­ков (В.А.), член-кор­ре­спон­дент РАН, док­тор хими­че­ских наук, заве­ду­ю­щий лабо­ра­то­ри­ей Инсти­ту­та орга­ни­че­ской химии им. Н.Д.Зелинского РАН

Вален­тин Пав­ло­вич Ана­ни­ков (В.А.): На мой взгляд, на сего­дняш­ний день РФФИ явля­ет­ся мощ­ным госу­дар­ствен­ным инстру­мен­том под­держ­ки фун­да­мен­таль­ной нау­ки. Ведь имен­но РФФИ был пер­вым в нашей стране фон­дом, кото­рый ввел прак­ти­ку кон­курс­но­го финан­си­ро­ва­ния наи­бо­лее инте­рес­ных про­ек­тов в обла­сти есте­ствен­ных наук. В РФФИ накоп­лен бога­тый опыт орга­ни­за­ции и про­ве­де­ния раз­но­об­раз­ных кон­кур­сов, вклю­чая меж­ду­на­род­ные кон­кур­сы, дей­ству­ет непло­хо про­ра­бо­тан­ная систе­ма сопро­вож­де­ния про­ек­тов. Заяв­ка на ини­ци­а­тив­ный про­ект РФФИ доста­точ­но ком­пакт­ная и емкая, и ее запол­не­ние не отни­ма­ет мно­го вре­ме­ни. Осо­бен­но чет­ко начи­на­ешь это осо­зна­вать после уча­стия в лото­вых заяв­ках. 

Васи­лий Нико­ла­е­вич Попов (В.П.): Я убеж­ден, что появ­ле­ние Рос­сий­ско­го фон­да фун­да­мен­таль­ных иссле­до­ва­ний в нача­ле 90-х ста­ло клю­че­вым фак­то­ром сохра­не­ния науч­но­го потен­ци­а­ла Рос­сии. Имен­но РФФИ ста­ло тем меха­низ­мом, кото­рый сумел под­дер­жать наи­бо­лее актив­но рабо­та­ю­щие груп­пы, поз­во­лил им пере­жить вре­ме­на лихо­ле­тья. Да, это были неболь­шие день­ги, но они были, и имен­но они поз­во­ли­ли выжить и начать науч­ную карье­ру тыся­чам уче­ным. Кро­ме того, клю­че­вым в раз­ви­тии РФФИ ста­ло
фор­ми­ро­ва­ние доста­точ­но эффек­тив­ной экс­перт­ной систе­мы, кото­рая поз­во­ли­ла на доста­точ­но про­зрач­ной осно­ве про­во­дить отбор наи­бо­лее инте­рес­ных про­ек­тов.

Вла­ди­слав Вале­рье­вич Измо­де­нов (В.И.): Без­услов­но, роль РФФИ поло­жи­тель­на и в каком-то смыс­ле клю­че­вая. В слож­ные для нау­ки 90-е годы гран­ты РФФИ дава­ли (хотя и на самом мини­маль­ном уровне) воз­мож­ность рабо­тать. Без РФФИ мы не име­ли бы ком­пью­те­ров, на кото­рых мож­но было про­во­дить рас­че­ты, не было бы бума­ги и прин­те­ров, не было бы воз­мож­но­сти ездить на науч­ные кон­фе­рен­ции.

Василий Николаевич Попов (В.П.), доктор биологических наук, заведующий кафедрой генетики, цитологии и биоинженерии биолого-почвенного факультета Воронежского государственного университета

Васи­лий Нико­ла­е­вич Попов (В.П.), док­тор био­ло­ги­че­ских наук, заве­ду­ю­щий кафед­рой гене­ти­ки, цито­ло­гии и био­ин­же­не­рии био­ло­го-поч­вен­но­го факуль­те­та Воро­неж­ско­го госу­дар­ствен­но­го уни­вер­си­те­та

Вла­ди­мир Иса­е­вич Фельд­ман (В.Ф.): Роль – клю­че­вая. По суще­ству, про­ек­ты РФФИ – пер­вый слу­чай, когда
иссле­до­ва­те­ли полу­чи­ли непо­сред­ствен­ную воз­мож­ность само­сто­я­тель­но и ответ­ствен­но рас­по­ря­жать­ся хотя бы неболь­ши­ми день­га­ми для целей сво­ей рабо­ты. Важ­но отме­тить, что чис­ло гран­тов РФФИ все­гда было и оста­ет­ся доста­точ­но боль­шим, т.е. речь идет о мас­со­вой систе­ме, охва­ты­ва­ю­щей широ­кий круг науч­ных групп по всем направ­ле­ни­ям. Нали­чие РФФИ спо­соб­ство­ва­ло сохра­не­нию непре­рыв­ной науч­ной сре­ды в стране. На мой взгляд, до сих пор в Рос­сии не суще­ству­ет какой-либо реаль­ной аль­тер­на­ти­вы РФФИ в каче­стве обще­на­ци­о­наль­ной кон­курс­ной и при­том вне­ве­дом­ствен­ной систе­мы целе­вой под­держ­ки фун­да­мен­таль­ных иссле­до­ва­ний на уровне кон­крет­ных науч­ных про­ек­тов.

- Какую роль сыг­рал РФФИ в вашей жиз­ни, и какую роль он, по ваше­му мне­нию, игра­ет в жиз­ни уче­ных?

В.А.: В свое вре­мя это был пер­вый грант, кото­рый мне уда­лось полу­чить вско­ре после защи­ты кан­ди­дат­ской дис­сер­та­ции. Могу ска­зать, что этот факт ока­зал суще­ствен­ное пози­тив­ное вли­я­ние на мою науч­ную рабо­ту. Во-пер­вых, вооду­ше­ви­ла ква­ли­фи­ци­ро­ван­ная экс­перт­ная оцен­ка моей гран­то­вой заяв­ки и воз­мож­ность рабо­ты в каче­стве руко­во­ди­те­ля пусть неболь­шо­го, но вполне само­сто­я­тель­но­го науч­но­го про­ек­та. В РФФИ собран, навер­ное, самый достой­ный экс­перт­ный кор­пус в обла­сти фун­да­мен­таль­ной нау­ки, состо­я­щий из дей­ству­ю­щих уче­ных-экс­пер­тов. Важ­но, что в ходе экс­пер­ти­зы оце­ни­ва­ет­ся целый ком­плекс пара­мет­ров, таких, как: акту­аль­ность и ори­ги­наль­ность про­ек­та, его уро­вень по срав­не­нию с миро­вым, нали­чие науч­ных заде­лов и ком­пе­тент­ность науч­ной груп­пы. Во-вто­рых, это была пусть неболь­шая, но все-таки замет­ная финан­со­вая под­держ­ка. Пусть грант немно­го давал в плане зара­бот­ной пла­ты, зато хва­та­ло на покуп­ку хими­че­ских реак­ти­вов.

Владислав Валерьевич Измоденов (В.И.), доктор физико-математических наук, доцент механико-мате-магического факультета Московского государственного университета, заведующий лабораторией Института космических исследований РАН

Вла­ди­слав Вале­рье­вич Измо­де­нов (В.И.), док­тор физи­ко-мате­ма­ти­че­ских наук, доцент меха­ни­ко-мате-маги­че­ско­го факуль­те­та Мос­ков­ско­го госу­дар­ствен­но­го уни­вер­си­те­та, заве­ду­ю­щий лабо­ра­то­ри­ей Инсти­ту­та кос­ми­че­ских иссле­до­ва­ний РАН

В.П.: Я стал соис­пол­ни­те­лем про­ек­та РФФИ, еще будучи сту­ден­том, в 1994 году, и для меня рабо­та с фон­дом ста­ла заме­ча­тель­ной шко­лой науч­ной рабо­ты в усло­ви­ях гран­то­во­го финан­си­ро­ва­ния. Уме­ние пла­ни­ро­вать иссле­до­ва­ния в крат­ко- и сред­не­сроч­ной пер­спек­ти­ве, финан­со­вый менедж­мент, дис­ци­пли­на при под­го­тов­ке заявок и отче­тов – вот те нема­ло­важ­ные навы­ки, кото­рые мне помог при­об­ре­сти фонд. Я полу­чил соб­ствен­ный иссле­до­ва­тель­ский грант толь­ко с тре­тьей попыт­ки, в 2001 году, но для меня это ста­ло боль­шим аван­сом и высо­кой оцен­кой моих науч­ных идей. Если гово­рить о рос­сий­ской нау­ке в целом, то роль РФФИ лег­ко оце­нить, взяв любой ака­де­ми­че­ский жур­нал. Навер­ное, не оши­бусь, если ска­жу, что до 70% ста­тей в любой сфе­ре науч­но­го зна­ния содер­жат ссыл­ку о под­держ­ке дан­ных иссле­до­ва­ний гран­том РФФИ. В этом смыс­ле РФФИ – без­услов­ный рекорд­смен по отда­че науч­но­го про­дук­та на еди­ни­цу бюд­жет­но­го финан­си­ро­ва­ния.

В.И.: Два раза РФФИ сыг­рал для меня клю­че­вую роль. В пер­вый раз на круп­ную науч­ную кон­фе­рен­цию я, будучи аспи­ран­том, попал при под­держ­ке РФФИ. Мой науч­ный руко­во­ди­тель выде­лил день­ги на поезд­ку из ини­ци­а­тив­но­го гран­та РФФИ, кото­рым он руко­во­дил. Это была ассам­блея КОСПАР в Бир­мин­ге­ме в 1996 г.

Во вто­рой раз РФФИ помог (конеч­но, ско­рее пси­хо­ло­ги­че­ски) мне закре­пить­ся в Рос­сии после воз­вра­ще­ния из Фран­ции и США, где я был пост­до­ком. Сра­зу после воз­вра­ще­ния в 2000 г. я напи­сал заяв­ку на ини­ци­а­тив­ный грант, кото­рая была под­дер­жа­на, к боль­шо­му мое­му удив­ле­нию. Появи­лось ощу­ще­ние, что и в Рос­сии тема­ти­ка наших иссле­до­ва­ний кому-то нуж­на и инте­рес­на. Я до сих пор бла­го­да­рен неиз­вест­ным мне экс­пер­там РФФИ за то, что они под­дер­жа­ли тогда заяв­ку.

Хоте­лось бы несколь­ко слов ска­зать о том, как мне видит­ся роль, кото­рую игра­ют или долж­ны играть ини­ци­а­тив­ные про­ек­ты РФФИ. До сих пор гран­ты РФФИ игра­ли и игра­ют роль «под­дер­жа­ния шта­нов». В бли­жай­шей пер­спек­ти­ве ини­ци­а­тив­ные гран­ты РФФИ долж­ны про­дол­жать выпол­нять свою роль «под­дер­жа­ния шта­нов». Без РФФИ рабо­тать было бы мно­го слож­нее. В слу­чае же суще­ствен­но­го улуч­ше­ния ситу­а­ции с финан­си­ро­ва­ни­ем

Владимир Исаевич Фельдман (В.Ф.), доктор химических наук, заведующий лабораторией радиационной химии химического факультета МГУ им. М.В.Ломоносова, заведующий Лабораторией радиационного модифицирования полимеров ИСПМ им. Н.С.Ениколопова РАН, заведующий Лабораторией радиационной и физической модификации полимеров НиФХи им. Л.Я.Карпова

Вла­ди­мир Иса­е­вич Фельд­ман (В.Ф.), док­тор хими­че­ских наук, заве­ду­ю­щий лабо­ра­то­ри­ей ради­а­ци­он­ной химии хими­че­ско­го факуль­те­та МГУ им. М.В.Ломоносова, заве­ду­ю­щий Лабо­ра­то­ри­ей ради­а­ци­он­но­го моди­фи­ци­ро­ва­ния поли­ме­ров ИСПМ им.
Н.С.Ениколопова РАН, заве­ду­ю­щий Лабо­ра­то­ри­ей ради­а­ци­он­ной и физи­че­ской моди­фи­ка­ции поли­ме­ров НиФ­Хи им. Л.Я.Карпова

нау­ки и уве­ли­че­ния сред­не­го раз­ме­ра гран­тов ини­ци­а­тив­ные про­ек­ты РФФИ были бы иде­аль­ным источ­ни­ком для пол­но­цен­ной опла­ты тру­да аспи­ран­тов и пост­до­ков. Сей­час раз­мер гран­та РФФИ поз­во­ля­ет опла­чи­вать аспи­ран­там и моло­дым сотруд­ни­кам лишь неболь­шую часть от необ­хо­ди­мо­го.

В.Ф.: Я впер­вые полу­чил грант РФФИ в 1993 году, и с тех пор, как и мно­гие дей­ству­ю­щие науч­ные сотруд­ни­ки, не пред­став­ляю нашей рабо­ты без РФФИ. Хотя в 90-е годы финан­си­ро­ва­ние было очень неболь­шим, а задерж­ки и «недо­пла­ты» – обыч­ны­ми, это было очень важ­но. В пер­вые годы даже неболь­шие выпла­ты помо­га­ли выжи­вать (осо­бен­но когда кон­чи­лись «соро­сов­ские» день­ги»). Одна­ко, веро­ят­но, более важ­но дру­гое: появи­лась реаль­ная воз­мож­ность хотя бы частич­но обес­пе­чи­вать иссле­до­ва­ния. Нуж­но учесть, что в боль­шин­стве инсти­ту­тов и уни­вер­си­те­тов бюд­жет­ное финан­си­ро­ва­ние рас­хо­до­ва­лось толь­ко на зар­пла­ту, а на финан­си­ро­ва­ние работ не выде­ля­лось ни копей­ки. Если у экс­пе­ри­мен­та­то­ра не было гран­та, он не мог купить ниче­го для рабо­ты – ни лит­ра жид­ко­го азо­та, ни грам­ма реак­ти­вов, ни одной мик­ро­схе­мы. Конеч­но, были и меж­ду­на­род­ные про­ек­ты, но их было гораз­до мень­ше, и лишь в ред­ких слу­ча­ях их сред­ства мог­ли быть исполь­зо­ва­ны для пря­мо­го финан­си­ро­ва­ния иссле­до­ва­ний в Рос­сии (за исклю­че­ни­ем зар­пла­ты и коман­ди­ро­вок). Мне при­хо­ди­лось наблю­дать пара­док­саль­ную ситу­а­цию: груп­пы, не имев­шие гран­тов, как бы полу­ча­ли «индуль­ген­цию» – пра­во не рабо­тать. Мно­гие из них дегра­ди­ро­ва­ли, пыта­лись тира­жи­ро­вать ста­рые резуль­та­ты, а то и вовсе дохо­ди­ли до «аль­тер­на­тив­ной нау­ки». В таких слу­ча­ях неред­ко при­хо­ди­лось слы­шать ссыл­ки на «мафи­оз-ность», «непо­ни­ма­ние новых идей», позд­нее это дало мета­ста­зы, кото­рые ощу­ща­ют­ся до сих пор (но это – отдель­ная тема). Конеч­но, ино­гда достой­ные и силь­ные груп­пы не полу­ча­ли гран­тов (по раз­ным при­чи­нам – объ­ек­тив­ным и субъ­ек­тив­ным). Одна­ко, по край­ней мере в близ­ких мне обла­стях, такое слу­ча­лось неча­сто и обыч­но не пере­хо­ди­ло в «хро­ни­ку». Таким обра­зом, на мой взгляд, гран­ты РФФИ сыг­ра­ли и про­дол­жа­ют играть струк­ту­ри­ру­ю­щую роль в рос­сий­ском науч­ном сооб­ще­стве. Иссле­до­ва­те­ли пове­ри­ли, что РФФИ – это «все­рьез и надол­го». Пра­ви­ла РФФИ ста­биль­ны, финан­си­ро­ва­ние мед­лен­но, но неуклон­но рас­тет. Я не могу согла­сить­ся с теми, кто пре­зри­тель­но назы­ва­ет гран­ты РФФИ «копе­еч­ны­ми». Сего­дня грант на груп­пу из 6–7 чело­век – до 500 000 руб­лей в год, что вполне сопо­ста­ви­мо, напри­мер, с финан­си­ро­ва­ни­ем моей груп­пы в нашем послед­нем инта­сов­ском про­ек­те в про­шлом году (раз­ни­ца, во вся­ком слу­чае, не в разы). Мно­гие груп­пы, рабо­та­ю­щие в не очень «затрат­ных» обла­стях нау­ки, прак­ти­че­ски пол­но­стью покры­ва­ют рас­хо­ды на мате­ри­а­лы, реак­ти­вы и ком­плек­ту­ю­щие за счет гран­тов РФФИ. Ино­гда уда­ет­ся даже поку­пать или ремон­ти­ро­вать недо­ро­гое обо­ру­до­ва­ние. По моим наблю­де­ни­ям, ста­ли боль­ше тра­тить из соб­ствен­ных гран­тов на коман­ди­ров­ки (мода на «бед­ных рус­ских» про­шла) – это важ­но, осо­бен­но для моло­де­жи. Конеч­но, это­го по-преж­не­му недо­ста­точ­но для пол­но­цен­но­го финан­си­ро­ва­ния серьез­но­го науч­но­го про­ек­та, созда­ния «гран­то­вых пози­ций» и тем более для закуп­ки серьез­но­го обо­ру­до­ва­ния. Но в любом слу­чае это не повод для пре­не­бре­жи­тель­но­го отно­ше­ния к гран­там РФФИ, а, наобо­рот, сти­мул раз­ви­вать гран­то­вую систе­му.

- Сле­ду­ет ли, по ваше­му мне­нию, что-то менять в рабо­те РФФИ?

В.А.: Нуж­но уве­ли­чить сред­ний раз­мер гран­та при­мер­но в 10 раз при сохра­не­нии обще­го чис­ла под­дер­жи­ва­е­мых про­ек­тов. По край­ней мере к этим финан­со­вым ори­ен­ти­рам сле­ду­ет стре­мить­ся, что­бы ока­зать адек­ват­ную под­держ­ку оте­че­ствен­ной нау­ке в усло­ви­ях все воз­рас­та­ю­щей меж­ду­на­род­ной кон­ку­рен­ции в созда­нии фун­да­мен­таль­но­го заде­ла нау­ко­ем­ких тех­но­ло­гий.

Из дру­гих воз­мож­ных изме­не­ний: очень хоте­лось бы, что­бы финан­си­ро­ва­ние по про­ек­там посту­па­ло в инсти­ту­ты в фев­ра­ле, а не под конец вто­ро­го квар­та­ла. Конеч­но, мож­но обсуж­дать еще целый ряд усо­вер­шен­ство­ва­ний гран­то­вой систе­мы, но уве­ли­че­ние объ­е­мов финан­си­ро­ва­ния явля­ет­ся наи­бо­лее при­о­ри­тет­ной зада­чей.

В.П.: Пре­де­лов для совер­шен­ства нет… Навер­ное, самое важ­ное – стре­мить­ся к уве­ли­че­нию бюд­же­та РФФИ и, в целом, уве­ли­че­нию доли гран­то­во­го финан­си­ро­ва­ния нау­ки. С точ­ки зре­ния экс­пер­ти­зы, на мой взгляд, было бы целе­со­об­раз­но дове­де­ние до заяви­те­лей резуль­та­тов экс­пер­ти­зы, что­бы в после­ду­ю­щем облег­чить под­го­тов­ку новых заявок. Кро­ме того, я, чест­но гово­ря, все еще гру­щу по про­грам­ме «мас». Фонд запу­стил сра­зу несколь­ко про­грамм, ори­ен­ти­ро­ван­ных на моло­дежь, но пре­лесть «мас» была имен­но в воз­мож­но­сти для аспи­ран­та или моло­до­го уче­но­го полу­чить сред­ства на суще­ство­ва­ние сво­ей мик­ро­груп­пы, что, на мой взгляд, важ­но в первую оче­редь в обра­зо­ва­тель­ных целях.

В.И.: Необ­хо­ди­мо предо­став­лять отзы­вы экс­пер­тов. Хотя бы на отверг­ну­тые заяв­ки. Это бы сра­зу сня­ло мно­же­ство пре­тен­зий, кото­рые выска­зы­ва­ют­ся в отно­ше­нии РФФИ, а так­же слу­жи­ло бы сти­му­лом для улуч­ше­ния каче­ства напи­са­ния заявок в даль­ней­шем.

Дру­гая боль­шая про­бле­ма, кото­рая зави­сит не толь­ко от РФФИ, – это сро­ки финан­си­ро­ва­ния. Ситу­а­ция, когда день­ги по про­ек­ту при­хо­дят в октяб­ре, а израс­хо­до­вать их нуж­но до кон­ца года, не явля­ет­ся нор­маль­ной. Каж­дый год повто­ря­ет­ся одна и та же про­бле­ма — в пер­вой поло­вине года денег нет. Отве­та на вопрос: «Что делать, если надо ехать на важ­ную кон­фе­рен­цию в фев­ра­ле или мар­те?» – никто не зна­ет. Каж­дый выкру­чи­ва­ет­ся как может. Такая ситу­а­ция не явля­ет­ся нор­маль­ной.

В.Ф.: Изме­не­ния, конеч­но, нуж­ны. Одна­ко, преж­де чем гово­рить о них, я хотел бы отме­тить два момен­та. Во-пер­вых, ника­ких «реформ ради реформ» и орга­ни­за­ци­он­ных пере­тря­сок. Такая орга­ни­за­ция, как РФФИ, долж­на быть по воз­мож­но­сти неза­ви­си­мой и кон­сер­ва­тив­ной (в смыс­ле устой­чи­во­сти к «вея­ни­ям»). Систе­ма РФФИ хоро­шо отла­же­на, бюро­кра­тия све­де­на к мини­му­му (по суще­ству, сего­дня – толь­ко про­ект и отчет «по делу», все – через Интер­нет, срав­ни­те, напри­мер, с заяв­ка­ми на лоты), сотруд­ни­ки РФФИ про­фес­си­о­наль­ны и доб­ро­же­ла­тель­ны. Во-вто­рых, рефор­мы воз­мож­ны толь­ко при реаль­ном уве­ли­че­нии финан­си­ро­ва­ния РФФИ (и в абсо­лют­ном выра­же­нии, и в отно­си­тель­ном). В про­тив­ном слу­чае все раз­го­во­ры о «рефор­мах» будут при­кры­вать фак­ти­че­ский отход от гран­то­вой систе­мы в поль­зу иных меха­низ­мов. Что каса­ет­ся соб­ствен­но РФФИ, дей­стви­тель­но, есть про­це­ду­ры, кото­рые нуж­но совер­шен­ство­вать – систе­ма оцен­ки, обрат­ная связь, клас­си­фи­ка­тор. Одна­ко глав­ная про­бле­ма нашей фун­да­мен­таль­ной нау­ки и гран­то­вой систе­мы в неда­ле­ком буду­щем – в общем поло­же­нии дел: неко­то­рые направ­ле­ния фак­ти­че­ски обез­лю­де­ли, име­ет­ся «про­вал поко­ле­ний», и чис­ло рабо­та­ю­щих групп сни­жа­ет­ся. Самое опас­ное в этой ситу­а­ции – появ­ле­ние «внут­рен­не­го уров­ня», кото­рый сде­ла­ет нашу нау­ку некон­ку­рен­то­спо­соб­ной. Един­ствен­ное сред­ство – жест­кая, высо­ко­про­фес­си­о­наль­ная и про­зрач­ная систе­ма экс­пер­ти­зы, и здесь не обой­тись, на мой взгляд, без при­вле­че­ния внеш­них экс­пер­тов. Не надо питать иллю­зий о каких-то чудо­дей­ствен­ных «рота­ци­ях»: во мно­гих обла­стях выбор крайне огра­ни­чен (я, напри­мер, хоро­шо знаю это как член ред­кол­ле­гии одно­го из ака­де­ми­че­ских жур­на­лов). Без осо­зна­ния этой про­бле­мы любые попыт­ки реформ не толь­ко бес­по­лез­ны, но и вред­ны.

- Целе­со­об­раз­но ли созда­ние на базе РФФИ агент­ства для финан­си­ро­ва­ния фун­да­мен­таль­ной нау­ки напо­до­бие Рос­на­у­ки, что может повлечь за собой суще­ствен­ное уве­ли­че­ние раз­ме­ра финан­си­ро­ва­ния про­ек­тов при рез­ком сокра­ще­нии чис­ла под­дер­жи­ва­е­мых про­ек­тов?

В.А.: В финан­си­ро­ва­нии по кон­тракт­но­му меха­низ­му, а имен­но так пла­ни­ру­ет­ся рабо­та агентств напо­до­бие Рос­на­у­ки (лоты и т. п.), еще на ста­дии оформ­ле­ния заяв­ки фик­си­ру­ет­ся конеч­ный мате­ри­аль­ный резуль­тат (опыт­ный обра­зец, мате­ри­ал, уста­нов­ка и т.д.). И еще на ста­дии оформ­ле­ния заяв­ки нуж­но ука­зать конеч­ные пара­мет­ры и харак­те­ри­сти­ки резуль­та­та. Таким обра­зом, удоб­но нани­мать испол­ни­те­ля для кон­крет­ной рабо­ты и реше­ния тех­ни­че­ских задач.

Одна­ко для финан­си­ро­ва­ния фун­да­мен­таль­ных науч­ных иссле­до­ва­ний, где резуль­тат невоз­мож­но пред­ска­зать зара­нее, такая фор­ма дея­тель­но­сти не под­хо­дит. Резуль­та­том фун­да­мен­таль­ных иссле­до­ва­ний явля­ет­ся обна­ру­же­ние новых (неиз­вест­ных ранее!) фак­тов и зако­нов при­ро­ды с после­ду­ю­щей пуб­ли­ка­ци­ей в откры­той науч­ной печа­ти. Нали­чие таких пуб­ли­ка­ций, кста­ти гово­ря, тоже про­хо­дя­щих серьез­ную неза­ви­си­мую меж­ду­на­род­ную экс­пер­ти­зу перед при­ня­ти­ем ста­тьи в жур­нал, как раз и явля­ет­ся пока­за­те­лем успеш­ной науч­ной дея­тель­но­сти. Эти меха­низ­мы финан­си­ро­ва­ния – через агент­ство и через фонд – не явля­ют­ся вза­и­мо­за­ме­ня­е­мы­ми, посколь­ку они ори­ен­ти­ро­ва­ны на раз­ные зада­чи и поль­зу­ют­ся сво­им набо­ром мето­ди­че­ских под­хо­дов. Что каса­ет­ся пре­об­ра­зо­ва­ния РФФИ в агент­ство, то в этом шаге мне не видит­ся ника­ких оче­вид­ных пре­иму­ществ. Фонд справ­ля­ет­ся с воз­ло­жен­ны­ми на него зада­ча­ми, и его дея­тель­ность долж­на про­дол­жать­ся, пока в стране оста­ют­ся при­о­ри­те­ты по раз­ви­тию фун­да­мен­таль­ной нау­ки.

В.П.: Кате­го­ри­че­ски – нет! Кон­ку­рент­ное пре­иму­ще­ство РФФИ как раз и состо­ит в широ­ком охва­те раз­лич­ных обла­стей зна­ний, в том чис­ле и не из мэйн­стри­ма, реги­о­нов, актив­но рабо­та­ю­щих групп во всех типах науч­но-обра­зо­ва­тель­ных учре­жде­ний. И в этой свя­зи мис­сия фон­да состо­ит в первую оче­редь в под­дер­жа­нии мас­шта­ба науч­ной сфе­ры. Если ска­зать фигу­раль­но, то малые эффек­тив­но рабо­та­ю­щие груп­пы и есть тот газон, на кото­ром цве­тут пре­крас­ные цве­ты. И за ним тоже надо уха­жи­вать, под­дер­жи­вать его.

В.И.: Раз­мер сред­не­го гран­та РФФИ, конеч­но, необ­хо­ди­мо уве­ли­чи­вать, и суще­ствен­но, но воз­мож­но ли про­ве­сти суще­ствен­ное сокра­ще­ние чис­ла под­дер­жи­ва­е­мых про­ек­тов без ущер­ба для раз­ви­тия нау­ки? Ведь роль ини­ци­а­тив­ных про­ек­тов РФФИ уни­каль­на. Он поз­во­ля­ет про­во­дить поис­ко­вые иссле­до­ва­ния неболь­ши­ми науч­ны­ми груп­па­ми. Дру­го­го госу­дар­ствен­но­го финан­си­ро­ва­ния для таких про­ек­тов нет. Мне очень понра­ви­лось срав­не­ние ини­ци­а­тив­ных про­ек­тов РФФИ с малым биз­не­сом. Как невоз­мож­но нор­маль­ное раз­ви­тие стра­ны без раз­ви­тия мало­го биз­не­са, так невоз­мож­но и раз­ви­тие нау­ки без под­держ­ки неболь­ших ини­ци­а­тив­ных про­ек­тов.

В.Ф.: К это­му пред­ло­же­нию я отно­шусь скеп­ти­че­ски. Во-пер­вых, как я уже ска­зал, РФФИ – это «бренд» и даже флаг науч­но­го сооб­ще­ства, а сло­во «агент­ство» вызы­ва­ет неод­но­знач­ные ассо­ци­а­ции. Во-вто­рых (и это более суще­ствен­но), нель­зя допу­стить фак­ти­че­ско­го «отлу­че­ния» неболь­ших групп (в том чис­ле начи­на­ю­щих иссле­до­ва­те­лей) от уча­стия в кон­кур­се на финан­си­ро­ва­ние про­ек­тов. Это при­ве­дет к быст­ро­му и необ­ра­ти­мо­му раз­ру­ше­нию сре­ды, поро­дит зло­упо­треб­ле­ния и про­ти­во­есте­ствен­ные сою­зы. Нако­нец, при попыт­ке заме­ны гран­тов на «фун­да­мен­таль­ные мега­про­ек­ты» под эги­дой неко­е­го агент­ства может появить­ся кор­руп­ци­он­ная состав­ля­ю­щая, кото­рой, к сча­стью, нет в РФФИ. Дру­гое дело, что при суще­ствен­ном уве­ли­че­нии гран­то­во­го финан­си­ро­ва­ния необ­хо­ди­мо уже­сто­че­ние экс­пер­ти­зы и ответ­ствен­но­сти, и допол­ни­тель­ное финан­си­ро­ва­ние вряд ли сто­ит рас­пре­де­лять ров­ным сло­ем – осо­бен­но в све­те опас­но­сти сни­же­ния план­ки и укреп­ле­ния пре­сло­ву­то­го «внут­рен­не­го уров­ня», о кото­ром я уже гово­рил. Выход видит­ся в посте­пен­ном пере­хо­де к «двух­уров­не­вой систе­ме» РФФИ, где про­ек­ты «вто­ро­го уров­ня» с замет­но боль­шим финан­си­ро­ва­ни­ем долж­ны про­хо­дить суще­ствен­но более жест­кий отбор. Гран­ты «вто­ро­го уров­ня» долж­ны поз­во­лять созда­вать гран­то­вые (вре­мен­ные) пози­ции, при­вле­ка­тель­ные для аспи­ран­тов и пост­до­ков, и поку­пать обо­ру­до­ва­ние сред­ней сто­и­мо­сти. Дета­ли нет смыс­ла обсуж­дать в корот­ком интер­вью. Важ­ней­шие прин­ци­пы, веро­ят­но, мог­ли бы быть таки­ми: высо­кий кон­курс и двух­этап­ное рецен­зи­ро­ва­ние заявок с обя­за­тель­ным при­вле­че­ни­ем меж­ду­на­род­ных экс­пер­тов, жест­кая экс­пер­ти­за отче­тов после вто­ро­го года с воз­мож­но­стью про­лон­га­ции про­ек­та (схе­мы типа «2+1»или «2+2»), мак­си­маль­ная про­зрач­ность всей про­це­ду­ры. На мой взгляд, посте­пен­ное вве­де­ние такой систе­мы мог­ло бы укре­пить РФФИ, не раз­ру­шая сло­жив­шей­ся систе­мы кон­кур­сов «пер­во­го уров­ня», а, наобо­рот, зада­вая ори­ен­тир для них.

- Может ли рос­сий­ская нау­ка раз­ви­вать­ся без раз­ви­тия гран­то­вой систе­мы, за счет кон­цен­тра­ции сил на про­рыв­ных направ­ле­ни­ях и круп­ных про­ек­тов?

В.А.: Выде­ле­ние при­о­ри­тет­ных направ­ле­ний и фор­ми­ро­ва­ние круп­ных про­рыв­ных про­ек­тов может быть целе­со­об­раз­ным для реше­ния кон­крет­ных науч­но­тех­ни­че­ских задач. Пре­иму­ще­ство же гран­то­во­го финан­си­ро­ва­ния – в под­держ­ке силь­ных науч­ных групп, неза­ви­си­мо от реги­о­наль­ной или ведом­ствен­ной при­над­леж­но­сти. Таким путем фор­ми­ру­ют­ся кад­ро­вый потен­ци­ал и кад­ро­вый резерв в обще­го­су­дар­ствен­ном мас­шта­бе. Исто­ри­че­ский опыт пока­зы­ва­ет, что при­о­ри­тет­ные направ­ле­ния могут быст­ро менять­ся, и имен­но нали­чие тако­го высо­ко­ква­ли­фи­ци­ро­ван­но­го резер­ва поз­во­ля­ет госу­дар­ству сохра­нять свои пози­ции и адек­ват­но реа­ги­ро­вать на появ­ля­ю­щи­е­ся науч­но-тех­ни­че­ские зада­чи. 

В насто­я­щее вре­мя коли­че­ство силь­ных науч­ных групп, обще­при­знан­ных на меж­ду­на­род­ном уровне, в нашей стране и так неве­ли­ко, а исчез­но­ве­ние гран­то­вой систе­мы может окон­ча­тель­но све­сти на нет все уси­лия в этой обла­сти. Гран­то­вые

систе­мы под­держ­ки науч­ных иссле­до­ва­ний актив­но функ­ци­о­ни­ру­ют во всех высо­ко­раз­ви­тых стра­нах, и поль­за от этой дея­тель­но­сти вполне осо­зна­на. Чего сей­час недо­ста­ет нашей оте­че­ствен­ной нау­ке, так это разум­но­го балан­са меж­ду базо­вым финан­си­ро­ва­ни­ем (инфра­струк­ту­ра, обо­ру­до­ва­ние, зара­бот­ная пла­та), гран­то­вым финан­си­ро­ва­ни­ем (адрес­ная под­держ­ка силь­ных науч­ных групп) и финан­си­ро­ва­ни­ем при­о­ри­тет­ных направ­ле­ний. Все три направ­ле­ния финан­си­ро­ва­ния необ­хо­ди­мы и не смо­гут по-нор­маль­но­му функ­ци­о­ни­ро­вать друг без дру­га. Совер­шен­но оче­вид­но, что нель­зя решать про­бле­мы в одной обла­сти за счет дру­гой.

В.П.: тоже нет. Не тот мас­штаб стра­ны и про­блем. Кон­цен­тра­ция нау­ки в огра­ни­чен­ном коли­че­стве инсти­ту­тов при­ве­дет к быст­рой дегра­да­ции обра­зо­ва­ния, кото­рое не может суще­ство­вать в отры­ве от нау­ки. А это при­ве­дет в свою оче­редь к отсут­ствию ква­ли­фи­ци­ро­ван­ных кад­ров и невоз­мож­но­сти решать серьез­ные зада­чи в рам­ках круп­ных про­ек­тов. Кро­ме того,
кон­цен­тра­ция нау­ки на узких направ­ле­ни­ях сужа­ет мас­штаб науч­ной дис­кус­сии и сни­жа­ет адап­тив­ную спо­соб­ность всей систе­мы. И есть шанс, что она не смо­жет пере­стро­ить­ся, если через 10–20 лет появят­ся новые, еще более пер­спек­тив­ные направ­ле­ния иссле­до­ва­ний. то есть без раз­ветв­лен­ной систе­мы науч­ных иссле­до­ва­ний, без нали­чия малых мобиль­ных групп раз­ви­тие вряд ли воз­мож­но.

В.И.: Без­услов­но, кон­цен­тра­ция на «про­рыв­ных направ­ле­ни­ях» или созда­ние наци­о­наль­ных лабо­ра­то­рий по клю­че­вым направ­ле­ни­ям
необ­хо­ди­мо, и этим нуж­но зани­мать­ся. Одна­ко сего­дня никто не зна­ет, какое науч­ное направ­ле­ние ста­нет про­рыв­ным зав­тра. Поэто­му для такой стра­ны, как Рос­сия, жиз­нен­но необ­хо­ди­мо под­дер­жи­вать на высо­ком уровне и раз­ви­вать иссле­до­ва­ния во всех обла­стях нау­ки.

В.Ф.: Одно­знач­но – нет. Я думаю, мое отно­ше­ние к это­му вопро­су ясно из отве­тов на преды­ду­щие. Могу доба­вить лишь сле­ду­ю­щее. Во-пер­вых, в мире нет стран с реаль­ной фун­да­мен­таль­ной нау­кой без гран­то­вой систе­мы. Это – доро­га в тупик. Ника­кие «лоты»
(госу­дар­ствен­ные закуп­ки) в прин­ци­пе не спо­соб­ны решить эту зада­чу. Поку­пать мож­но тех­но­ло­гию или кон­крет­ный резуль­тат, а грант – это пра­во на поиск, под­твер­жден­ное науч­ным сооб­ще­ством (кста­ти, под­твер­ждать это пра­во нуж­но посто­ян­но). Во-вто­рых, создать закры­тый исчер­пы­ва­ю­щий спи­сок «про­рыв­ных направ­ле­ний» – недаль­но­вид­но и опас­но. Без раз­ви­той гран­то­вой систе­мы «круп­ные про­ек­ты» в науч­ной сфе­ре риску­ют выро­дить­ся в луч­шем слу­чае в гро­мозд­кие и затрат­ные меро­при­я­тия, в худ­шем – в афе­ры.

 

Наталья Яковлевна Сотникова, кандидат физико-математических накук, доцент кафедры астрофизики Санкт-Петербургского государственного университета.

Ната­лья Яко­влев­на Сот­ни­ко­ва, кан­ди­дат физи­ко-мате­ма­ти­че­ских накук, доцент кафед­ры аст­ро­фи­зи­ки Санкт-Петер­бург­ско­го госу­дар­ствен­но­го уни­вер­си­те­та.

- Како­во ваше мне­ние о роли РФФИ в сохра­не­нии фун­да­мен­таль­ной нау­ки в Рос­сии?

- 15 лет суще­ство­ва­ния РФФИ поз­во­ля­ют гово­рить не про­сто о его роли в сохра­не­нии нау­ки, а о его исто­ри­че­ской, т.е. по-насто­я­ще­му зна­чи­мой, роли. Не сек­рет, что нау­ка в СССР была свое­об­раз­ным про­стран­ством сво­бо­ды. Мно­гие пред­при­им­чи­вые и кре­а­тив­ные люди, не имея воз­мож­но­сти для заня­тий биз­не­сом, ком­мер­че­ски­ми раз­ра­бот­ка­ми и т.д., шли в нау­ку, пото­му что это был чуть ли не един­ствен­ный спо­соб реа­ли­зо­вать себя вне идео­ло­гии и жест­ко­го регла­мен­та осталь­ной жиз­ни. Но сама орга­ни­за­ция науч­ных иссле­до­ва­ний была по мно­гим пара­мет­рам несво­бод­на, нес­ла на себе след «шара­шек» и во мно­гих местах выра­жа­лась в фео­да­лиз­ме отно­ше­ний меж­ду началь­ством и под­чи­нен­ны­ми. РФФИ совер­шен­но неожи­дан­но дал сот­ням и даже тыся­чам иссле­до­ва­те­лей допол­ни­тель­ную сте­пень сво­бо­ды.

Я убеж­де­на, что мате­ри­аль­ная состав­ля­ю­щая гран­тов РФФИ – при всей ее важ­но­сти – не явля­лась един­ствен­но зна­чи­мой. Наравне с мате­ри­аль­ны­ми сред­ства­ми (к сло­ву ска­зать, совсем неболь­ши­ми на заре ста­нов­ле­ния РФФИ) чело­век полу­чал воз­мож­ность вести и пла­ни­ро­вать иссле­до­ва­ния поми­мо воли и пред­пи­са­ний началь­ства. Эта новая сте­пень сво­бо­ды – и мораль­ной, и мате­ри­аль­ной – сохра­ни­ла для рос­сий­ской нау­ки тыся­чи талант­ли­вых иссле­до­ва­те­лей, кото­рые неиз­беж­но поки­ну­ли бы стра­ну, не будь создан РФФИ?

Но роль РФФИ бес­спор­на не толь­ко в плане сохра­не­ния нау­ки, но и в плане изме­не­ния мен­та­ли­те­та иссле­до­ва­те­лей и прин­ци­пов вза­и­мо­от­но­ше­ний в нау­ке. Бла­го­да­ря РФФИ мы учи­лись пости­гать смысл слов, незна­ко­мых совет­ской нау­ке: кон­курс, ответ­ствен­ность, резуль­тат, про­шед­ший апро­ба­цию в сооб­ще­стве. Бла­го­да­ря РФФИ мы узна­ли про­стую исти­ну: что­бы полу­чить под­держ­ку, надо дока­зать, что ты чего-то сто­ишь, не началь­ству или стар­ше­му «по зва­нию», а все­му комью­ни­ти.

Кон­курс озна­чал, что есть побе­ди­те­ли и аут­сай­де­ры. И что­бы быть в чис­ле побе­ди­те­лей, необ­хо­ди­мо было стать одним из луч­ших в сво­ей малень­кой обла­сти. А для это­го предъ­яв­лять экс­пер­там реаль­ные резуль­та­ты – не звез­доч­ки на пого­нах, не сте­пе­ни и зва­ния, не тези­сы в сбор­ни­ках мало­зна­чи­мых кон­фе­рен­ций, не отче­ты ДСП, не обе­ща­ния, а реаль­ные ста­тьи в реаль­ных жур­на­лах. РФФИ учил нас ответ­ствен­но­сти. Ответ­ствен­но­сти не толь­ко за резуль­тат, но и ответ­ствен­но­сти в рас­пре­де­ле­нии денег, рас­ста­нов­ке при­о­ри­те­тов в тра­тах. Бла­го­да­ря РФФИ в рос­сий­ской нау­ке, если не брать ее вер­хи, скла­ды­ва­лась новая нефор­маль­ная иерар­хия зна­ков отли­чия. Науч­ный сотруд­ник, кан­ди­дат наук, полу­чив­ший грант РФФИ, в гла­зах науч­но­го сооб­ще­ства выгля­дел намно­го серьез­нее, чем док­тор, даже не пыта­ю­щий­ся участ­во­вать в кон­кур­сах.

На местах, в инсти­ту­тах, лабо­ра­то­ри­ях, воз­ник новый под­вид науч­ных сотруд­ни­ков – их ста­ли назы­вать «дер­жа­те­ли гран­тов». «Дер­жа­те­лей» при­гла­ша­ли на сове­ща­ния руко­во­ди­те­лей науч­ных под­раз­де­ле­ний, их сло­во ста­ло весо­мым при опре­де­ле­нии науч­ной поли­ти­ки этих под­раз­де­ле­ний. Они ста­ли вно­сить суще­ствен­ный вклад в мате­ри­аль­ную базу лабо­ра­то­рий и иных струк­тур. И ни одна дру­гая про­грам­ма, пусть даже более мас­штаб­ная, запус­ка­е­мая поз­же мини­стер­ством на осно­ве кон-курс­но­сти и экс­пер­ти­зы, не спо­соб­ство­ва­ла фор­ми­ро­ва­нию сооб­ще­ства сво­бод­ных и ини­ци­а­тив­ных иссле­до­ва­те­лей в той мере, в какой это сде­лал и про­дол­жа­ет делать РФФИ.

- Какую роль сыг­рал РФФИ в вашей жиз­ни, и какую роль он, по-ваше­му, игра­ет в жиз­ни уче­ных?

- Я нача­ла участ­во­вать в про­ек­тах, финан­си­ру­е­мых РФФИ, начи­ная с 1993 года. Хоро­шо пом­ню обста­нов­ку, в кото­рой писа­лась пер­вая заяв­ка. Руко­во­ди­те­лем того про­ек­та был нефор­маль­ный лидер нашей лабо­ра­то­рии ака­де­мик В.В.Соболев. Есте­ствен­но, науч­ные сотруд­ни­ки вро­де меня даже не были допу­ще­ны к сове­ща­ни­ям, на кото­рых при­ни­ма­лось реше­ние об уча­стии в кон­кур­се. О самих реше­ни­ях мы узна­ва­ли от про­фес­со­ров – наших непо­сред­ствен­ных шефов. Было общее мне­ние, кото­рое сво­ди­лось к сле­ду­ю­ще­му. Чинов­ни­ки, вме­сто того, что­бы про­сто дать день­ги ува­жа­е­мым и заслу­жен­ным людям, при­ду­ма­ли какие-то игры на запад­ный манер – мол, мы же евро­пей­цы. Ну что ж, поиг­ра­ем в эти игры. Пер­вый про­ект в науч­ном плане не имел ника­ко­го смыс­ла, хотя и был под­дер­жан. Каж­дый при­пи­сан­ный к про­ек­ту испол­ни­тель дол­жен был про­дол­жать делать то, что и так было обо­зна­че­но в тема­ти­че­ском плане. В 1994 году меня при­гла­си­ли в про­ект чело­ве­ка ран­гом пони­же -про­фес­сор, док­тор наук. тот, вто­рой про­ект был наце­лен уже на кон­крет­ную новую зада­чу, но мыс­ли о том, что РФФИ суще­ству­ет не толь­ко для ака­де­ми­ков и док­то­ров, даже не воз­ни­ка­ло. И все же этот 94-й год стал для меня пере­лом­ным. Одна­жды, обсуж­дая со сво­им хоро­шим дру­гом, про­фес­со­ром МГУ, инте­ре­су­ю­щую нас обо­их зада­чу, я услы­ша­ла от него вопрос: «А не хочешь под эту зада­чу подать заяв­ку в РФФИ?». И в ответ на мой лепет о том, что я же не док­тор, мне объ­яс­ни­ли: в сло­во­со­че­та­нии «ини­ци­а­тив­ный про­ект» клю­че­вым сло­вом явля­ет­ся «ини­ци­а­тив­ный», а вовсе не док­тор. В 1995 году я полу­чи­ла свой пер­вый само­сто­я­тель­ный грант РФФИ вме­сте с кол­ле­гой, кото­рый, как и я, был про­стым нс и кан­ди­да­том наук. С тех пор, за исклю­че­ни­ем двух лет (2001-й и 2002-й), я посто­ян­но участ­вую в каче­стве испол­ни­те­ля или руко­во­ди­те­ля в тех или иных ини­ци­а­тив­ных про­ек­тах, финан­си­ру­е­мых РФФИ.

Вто­рой важ­ный момент из опы­та уча­стия в гран­тах РФФИ поми­мо осо­зна­ния суще­ство­ва­ния дру­гой, не фео­даль­ной, а пари­тет­ной систе­мы науч­ных отно­ше­ний отно­сит­ся к тому вре­ме­ни, когда на день­ги гран­та РФФИ был куп­лен пер­со­наль­ный (в пря­мом смыс­ле это­го сло­ва) ком­пью­тер. И хотя покуп­ка по нынеш­ним мер­кам не пред­став­ля­ет ниче­го осо­бен­но­го, глав­ным было то, что это дела­лось само­сто­я­тель­но, осо­знан­но и не освя­ща­лось реше­ни­ем ника­ко­го началь­ства.

И, нако­нец, тре­тье суще­ствен­ное вос­по­ми­на­ние отно­сит­ся к весне 2003 года. тогда у меня появил­ся мой пер­вый аспи­рант, очень талант­ли­вый юно­ша, Сер­гей Роди­о­нов. К весне мы с моим кол­ле­гой, руко­во­ди­те­лем про­ек­та, уже зна­ли, что полу­чи­ли грант, но день­ги очень дол­го не посту­па­ли. Аспи­рант, устав от без­де­не­жья, при­нял реше­ние уйти в фир­му. С его недю­жин­ны­ми про­грам­мист­ски­ми спо­соб­но­стя­ми он был нарас­хват. Когда в июне, нако­нец, при­шли день­ги по гран­ту, я позво­ни­ла Сер­гею и ска­за­ла, что гото­ва запла­тить ему боль­шую часть денег из той части, кото­рой рас­по­ря­жа­лась по дого­во­рен­но­сти с руко­во­ди­те­лем гран­та. Имен­но тогда я поня­ла, что зна­чит реаль­ная и зри­мая под­держ­ка талант­ли­вой моло­де­жи в срав­не­нии с пустей­ши­ми декла­ра­ци­я­ми про госу­дар­ствен­ную забо­ту о ней.

Что каса­ет­ся роли РФФИ в жиз­ни моих кол­лег, то клю­че­вой, по мое­му мне­нию, явля­ет­ся воз­мож­ность сво­бод­ных иссле­до­ва­ний.

- Сле­ду­ет ли по ваше­му мне­нию что-то менять в рабо­те РФФИ?

- Часто мож­но услы­шать мне­ние: «РФФИ, как и Пуш­кин, это наше все». Отку­да напра­ши­ва­ет­ся вывод: луч­ше не тро­гать, что­бы не было хуже. Навер­ное, это непра­виль­но. Есть одна пара­док­саль­ная вещь. Часто гово­рят, что в Рос­сии уче­ных чуть ли не боль­ше все­го в мире. Одна­ко любой реаль­но рабо­та­ю­щий в нау­ке чело­век посто­ян­но ощу­ща­ет, насколь­ко тон­ка про­слой­ка сорат­ни­ков. Реаль­но рабо­та­ю­щее комью­ни­ти очень малень­кое. Здесь, как в деревне, все всё друг про дру­га зна­ют. Поэто­му рабо­та экс­перт­ных сове­тов РФФИ не явля­ет­ся тай­ной за семью печа­тя­ми – экс­пер­ты живут сре­ди нас. Из посто­ян­но уте­ка­е­мой инфор­ма­ции мы зна­ем о под­держ­ке про­ек­тов на осно­ве теле­фон­но­го пра­ва. Зна­ем о слу­ча­ях све­де­ния сче­тов и пр. И это не столь­ко след­ствие отсут­ствия про­зрач­но­сти в рабо­те фон­да, сколь­ко неиз­беж­ные издерж­ки мало­чис­лен­но­сти той самой про­слой­ки. Мне кажет­ся, не слиш­ком труд­но было бы при­влечь к экс­пер­ти­зе нашу диас­по­ру, не вовле­чен­ную в борь­бу кла­нов, а пото­му неза­ви­си­мую. Насколь­ко я знаю, редак­ции рос­сий­ских жур­на­лов, кото­рые хотят под­дер­жи­вать несты­доб­ный уро­вень каче­ства жур­наль­ных ста­тей, так и посту­па­ют. Вто­рая ост­рая про­бле­ма, извест­ная бла­го­да­ря «сара­фан­но­му радио» нашей науч­ной дерев­ни, – это снис­хо­ди­тель­ная экс­пер­ти­за выпол­не­ния про­ек­та. Сей­час сред­ний раз­мер гран­та состав­ля­ет око­ло 400 тысяч руб­лей на груп­пу из 4–6 чело­век. Снис­хо­ди­тель­ность при таких вполне осмыс­лен­ных сум­мах раз­вра­ща­ет.

- Целе­со­об­раз­но ли созда­ние на базе РФФИ агент­ства для финан­си­ро­ва­ния фун­да­мен­таль­ной нау­ки напо­до­бие Рос­на­у­ки, что может повлечь за собой суще­ствен­ное уве­ли­че­ние раз­ме­ра финан­си­ро­ва­ния про­ек­тов при рез­ком сокра­ще­нии чис­ла под­дер­жан­ных про­ек­тов?

- Чест­но гово­ря, я не вижу пря­мой свя­зи меж­ду посыл­кой и выво­дом. Если агент­ство явля­ет­ся лишь дру­гой вывес­кой для РФФИ без изме­не­ния сути и ста­ту­са этой орга­ни­за­ции, то мне все рав­но, как это будет назы­вать­ся. Если речь идет о пере­под­чи­не­нии РФФИ мини­стер­ству, то это, на мой взгляд, глу­пей­шее реше­ние. Цен­ность РФФИ – в его неза­ви­си­мо­сти. Есть про­стая народ­ная муд­рость: «Нель­зя дер­жать яйца в одной кор­зине». Вари­ант, при­бли­жен­ный к быто­вой реаль­но­сти, зву­чит так: «Отправ­ля­ясь в доро­гу, не кла­ди все день­ги в один коше­лек – если укра­дут, то сра­зу все».

Вто­рая часть вопро­са, даже если она не сле­ду­ет пря­мо из пер­вой, вызы­ва­ет тре­во­гу. РФФИ как меха­низм под­дер­жа­ния сре­ды неза­ви­си­мо мыс­ля­щих иссле­до­ва­те­лей, а вовсе не шта­нов, как изящ­но выра­зил­ся один ака­де­мик, не дол­жен умень­шать сфе­ру сво­е­го вли­я­ния путем сокра­ще­ния чис­ла гран­тов и пере­не­се­ния акцен­та на под­держ­ку круп­ных гран­то-дер­жа­те­лей.

В свя­зи с этим мне хочет­ся напом­нить один исто­ри­че­ский анек­дот, рас­ска­зан­ный Ф.Араго про коро­лев­ско­го аст­ро­но­ма Брад­лея. «Коро­ле­ва Анна, посе­тив Грин­вич, узна­ла, что дирек­тор обсер­ва­то­рии полу­ча­ет недо­ста­точ­ное жало­ва­нье, и изъ­яви­ла наме­ре­ние уве­ли­чить его содер­жа­ние. тогда Брад­лей ска­зал: «не делай­те это­го госу­да­ры­ня; когда место дирек­то­ра будет при­но­сить зна­чи­тель­ный доход, тогда на него будут опре­де­лять уже не аст­ро­но­мов».

Мораль это­го анек­до­та не в том, что не надо уве­ли­чи­вать раз­мер гран­та или долж­ност­ных окла­дов науч­ных сотруд­ни­ков, а в том, что уве­ли­че­ние раз­ме­ра гран­тов при рез­ком сокра­ще­нии их чис­ла неиз­беж­но при­ве­дет к тому, что полу­чать их будут за осо­бые, не име­ю­щие отно­ше­ние к нау­ке заслу­ги.

- Может ли рос­сий­ская нау­ка раз­ви­вать­ся без раз­ви­тия гран­то­вой систе­мы, за счет кон­цен­тра­ции сил на про­рыв­ных направ­ле­ни­ях и круп­ных про­ек­тах?

- Я думаю, что может. Но это будет осо­бый путь раз­ви­тия, не име­ю­щий отно­ше­ния к сло­жив­шей­ся логи­ке раз­ви­тия нау­ки в мире. Здесь умест­но про­ве­сти ана­ло­гию с эко­но­ми­кой, кото­рая при­ни­ма­ет урод­ли­вые фор­мы, если основ­ной акцент в госу­дар­ствен­ной эко­но­ми­че­ской поли­ти­ке дела­ет­ся на раз­ви­тие круп­ных пред­при­я­тий и моно­по­лий. И толь­ко раз­ви­тая сфе­ра мало­го и сред­не­го пред­при­ни­ма­тель­ства, дер­жа­ща­я­ся на ини­ци­а­ти­ве неболь­ших групп пред­при­им­чи­вых людей, дела­ет эко­но­ми­ку по-насто­я­ще­му подвиж­ной и спо­соб­ной эффек­тив­но откли­кать­ся на быст­ро меня­ю­щу­ю­ся обста­нов­ку и в обще­стве, и в мире. В этой свя­зи мне вспо­ми­на­ют­ся сло­ва извест­но­го иссле­до­ва­те­ля Сер­гея Шан­да­ри-на из его интер­вью Полит. Ру. Шан­да­рин мно­го лет успеш­но рабо­та­ет в США и вхо­дит в груп­пу веду­щих иссле­до­ва­те­лей в мире в наи­бо­лее дина­мич­но и быст­ро раз­ви­ва­ю­щей­ся обла­сти аст­ро­фи­зи­ки – кос­мо­ло­гии. Его сло­ва в том интер­вью зву­ча­ли так: «Во всем мире успеш­но про­да­ют­ся не луч­шие авто­мо­би­ли, а в нау­ке финан­си­ру­ют­ся не луч­шие про­ек­ты». Речь шла как раз о финан­си­ро­ва­нии круп­ных про­ек­тов. И здесь, увы, на пер­вый план очень часто выхо­дит рекла­ма, а не реаль­ный резуль­тат. Подоб­ная нау­ка даже полу­чи­ла спе­ци­аль­ное назва­ние – movie science. И комью­ни­ти, и нало­го­пла­тель­щи­ку посто­ян­но пока­зы­ва­ют потря­са­ю­щей кра­со­ты мно­го­се­рий­ное кино. В оче­ред­ной серии кра­соч­но и ярко раз­ви­ва­ет­ся некий про­цесс, струк­ту­ра и т.д. Что за этим сто­ит, уже нико­го не инте­ре­су­ет. Даль­ше начи­на­ет дей­ство­вать прин­цип «день­ги к день­гам». День­ги потра­че­ны, рекла­ма созда­на, ее надо оправ­ды­вать, дока­зы­вая оче­ред­ной реклам­ной сери­ей необ­хо­ди­мость даль­ней­ше­го финан­си­ро­ва­ния. Само­воз­буж­да­е­мый и само­под­дер­жи­ва­е­мый про­цесс, кото­рый, начи­ная с неко­то­ро­го момен­та, не име­ет ника­ко­го отно­ше­ния ни к реаль­ной экс­пер­ти­зе, ни к сути, уво­дя­щий про­цесс позна­ния от дру­гих, не менее инте­рес­ных, и не исклю­че­но, что про­рыв­ных, реше­ний.

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , ,

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *