- Троицкий вариант — Наука - https://trv-science.ru -

Популяризация науки

12_scipop-1

12_ivanov-petrovАвтор известного блога, часто обращающийся к злободневным проблемам современной науки, в критическом свете рассмотрел типичные жалобы научных популяризаторов.

На мой взгляд, с этим дело обстоит довольно просто: нет никаких особенных проблем. Однако возникает много вопросов, и пояснить все мелкие детали довольно трудно. Что значит – «особенных»? Совсем никаких – всё обстоит замечательно? Наука популяризирована именно так, как можно только желать? Все понимают научное мировоззрение? Ситуация не стала хуже, чем была раньше?

Ответы таковы: ситуация стала хуже, чем раньше; научное мировоззрение уходит в область мифа, большие массы людей не понимают, что такое наука, как она устроена и как работает; дело обстоит довольно плохо. И между тем – все нормально, и особенных проблем нет.

Проще всего разобраться в этом кажущемся парадоксе, если попробовать ответить на возникающие возражения. Итак, что говорится против тезиса «У популяризации науки нет проблем»?

1. Еще тридцать лет назад была замечательная система популяризации знаний, такие великолепные журналы, как «Наука и жизнь», «Химия и жизнь», «Знание сила», «Техника – молодежи» да все и не перечислить. Множество людей добровольно тратили свободное время читали научнопопулярную литературу, спорили по вопросам науки, интересовались последними научными открытиями.

На это можно ответить так. Стоит обратить внимание, что ситуация сразу и без разговоров переносится в СССР, в 70–80-е годы. Значит, мы отказываемся смотреть на то, как было в других странах и иных культурах, а собираемся решать наши локальные проблемы. Ничего плохого в этом нет, если только локальная специфика не помешает нам понять истинный масштаб проблемы. Есть основания подозревать, что ситуация изменилась совершенно не случайно именно в 90-е. Можно вспомнить множество вещей – что марксистско-ленинская идеология была наследницей века просвещения, что идеологическая система СССР была – кроме прочих ее неприятных показателей – просвещенческой, а на Западе тогда и у нас теперь – уже иные идеологемы в моде. Не стоит входить в спор, лучше они или хуже, – просто теперь идеалы просвещения в большом упадке, и жертвовать слишком много для познания Вселенной обычный частный человек не согласен – есть у него другие интересы.

12_scipop-22. Сейчас интерес к научнопопулярным работам упал по всем показателям тиражи меньше, издательства менее заинтересованы, многие темы «горячее». Рынок таких продуктов невелик, прибыли малы, работать там не выгодно это большая проблема.

Ответ таков. Здесь спутаны проблемы разных субъектов. Для тех, кто делает бизнес на продаже научпопа, – это большая проблема. Однако почему не всплакнуть над проблемами продажи бритвенных станков? Трудности продажи – это проблемы очень ограниченного круга людей, а прочих они не касаются. Этот рынок имеет определенную емкость. Многие люди все же хотят, чтобы их дети читали популярные энциклопедии и прочий научпоп, многие и сами хотели бы прочесть высочайшего качества научно-популярные книги и статьи по некоторым областям знания. Они – покупатели, и рынок может удовлетворить их спрос. Остаются технические проблемы – как издателям найти заинтересованных покупателей, как покупателям отыскать нужный им (не слишком тиражный и массовый) товар. Да, это такие специальные задачи. Надо полагать, специалисты найдут пути их решения. Никакого специального предмета для общественного обсуждения здесь нет.

3. Наука изменилась принципиально, стала намного более специализированной, теперь даже и ученые не могут понять коллегу задачи популяризации стали качественно труднее. Нет, это не более чем риторика. Наука и в самом деле стала более специализированной, однако явный тренд специализации науки очевиден, по крайней мере с XVIII века. То есть в каждое следующее десятилетие (последние триста лет) можно говорить, что наука стала более специализированной. И это в самом деле ставит крайне трудные задачи, объяснять все труднее. Но это – не задачи качественно нового уровня сложности. Практически за всю историю популяризаторской деятельности эти задачи растущей специализации были теми же, что и сейчас. Если угодно, популяризаторы триста лет тренировались их решать. И научились. Что, надо напоминать азы? Наглядность примеров, аналогии из обыденной жизни, ясность мысли, краткость, поскольку внимание быстро иссякает.

На это отвечают: никогда Воробьянинов не протягивал руки... простите, никогда не было так трудно, как сейчас, – ах, квантовая механика, ах, программирование и математика. Ну и что? а неграмотным легче это рассказывать? Сейчас большинство населения грамоту разумеет. Имеется такая штука – Интернет. Более того – на наше счастье, Интернет моден, не иметь его непрестижно, так что из массы сопутствующих соображений люди сами и на свои деньги его приобретают, а бизнес в нем заинтересован. Так что мощнейшие справочные, образовательные, обучающие системы становятся доступны на дому. Да это почти идеальные условия для работы!

Говорят, что это приносит свои трудности. Народ теперь балованный красивыми презентациями, флеш-мультиками и плохо кушает «просто текст». Но это же не проблема, правда? Это всего лишь ряд технических задач, которые уже имеют решение. Уже есть люди, которые профессионально умеют делать презентации и этим себе зарабатывают на хлеб. То есть попросту имеется комплекс приемов, которых ждет «потребитель». Ну и что? Такие же проблемы были, когда появилась в книгах цветная печать. Да, по-старому, так, как сорок лет назад, – уже скучно. Но уже известно, как это – по-новому можно выучиться и просвещать дальше.

Еще говорят, что наука стала такой сложной, что теперь упрощения при популяризации приводят к искажениям. Думаю, это неправда. Любые упрощения приводят к искажениям, или они называются иначе. Да, множество современных научных теорий просто невозможно адекватно изложить на обыденном языке. Это – вечная проблема популяризации, у нее есть традиционные решения. В общем виде это проблема оптимизации. Идеальное решение («совсем просто объяснить крайне сложные вещи любому наперед данному слушателю») отсутствует. Возможны только паллиативы. Некоторым-немногим это в порядке общего образования и специального образования объясняется последовательно, долго и до тонкостей, многим это рассказывается в общих чертах и только для ориентировки. Да, кстати, – образование в целом есть подвид популяризаторской деятельности. Так что в пределе объяснить можно всё – зависит от формата; когда у вас впереди пять лет и специальные курсы, удается сказать чуть больше, чем в формате «новости одной строкой». Но по некоторым проблемам науки ничего нельзя сказать. Что же, и так бывает. И всегда так было.

12_scipop-34.   Крупные системные интересы современного общества требуют развития научнопопулярного просвещения. Наше общество, общество европейского типа основывается на научном мировоззрении и достижениях науки. Нас связывает определенная картина мира (которая лежит в основе и наших общественных договоренностей и конвенций), научные знания являются основой стабильности
общественного мировоззрения и составляют условие существования нашего общества, являются костяком его технологий. Знать, как устроена научная картина мира, это знать устройство нашего космоса, участвовать в работе цивилизации. Иначе отторжение целых социальных слоев, трудности социализации, перебои в работе общественных институтов.

На такие слова сейчас модно откликаться, говоря что-то о плюрализме. Мол, люди думают по-разному, они имеют право устраивать свою жизнь, как считают нужным. Кто-то верит в просвещение, прогресс и цивилизацию, а кто-то считает это уродливым наростом, который лишь бы рассыпался, а кто-то вообще не заморачивается всем этим – и мы не имеем права принуждать других к нашей картине мира.

Однако и без таких апелляций новых особенных проблем у популяризации науки не возникает. Это же совершенно обычная просвещенческая ситуация – массы коснеют во тьме невежества, это опасно для выживания общества, просвещенные энтузиасты должны по мере сил и не покушаясь на их свободу помогать людям, рассказывая им об истинных законах бытия – или, там, о масс-спектрометрии и систематике членистоногих. Так было в XIX веке – то же и в XXI. Ведь ничего не изменилось. Тогда массы были неграмотны (или малограмотны) – теперь у нас ситуация лучше. Тогда общественная жизнь и общественное согласие были чреваты революциями по причине взаимного непонимания массами людей систем ценностей и картин мира. Так и сейчас.

Что может сделать сейчас популяризатор научного знания? Как и раньше, как можно доходчивей объяснять и показывать. Ничего принципиально не изменилось. Можно лишь сказать, что был пережит период необоснованных ожиданий. В XIX веке всякие там Базаровы могли полагать, что еще лет 20-30 и... В ХХ – по-видимому – многие отчего-то решили, что окончательная победа просвещения уже вот и прямо тут, и на их кухнях все были просвещенные, и среди знакомых – тоже. А теперь мы видим, что, как и раньше, это просвещение очень многим людям совершенно не требуется. Ну, так это нормально. Так всегда было, средства работы – те же, так что вперед. Кто хочет. А кто не хочет – у нас свобода, мир можно и не спасать.

5.  Еще пара слов о пятом пункте... Иногда можно слышать сожаления. Раньше, в 70-80- е годы, задачи научной популяризации держало государство. Теперь государственной поддержки нет, все выброшено на рынок, отдано на инициативу частных лиц. И это безумно тяжело, потому что никому не надо, все приходится делать самим.

Я опущу завесу жалости и не буду говорить об обществе «Знание» и бесплатных его лекциях для ткачих в обеденный перерыв. Нет прекрасней мига, чем изложение теории ароморфозов А.Н.Северцова под жевание докторской колбасы с кефиром и под надзором парторга с комсоргом. Свет в глазах ткачих по окончании лекции... Кто читал такие лекции – тот помнит чувство удовлетворения, а прочим и не надо чужих воспоминаний.

Мне кажется, что где-то следует проводить границу, иначе в силу всеобщей взаимосвязи явлений во Вселенной мы будем говорить сразу обо всем. Политические симпатии, споры о правильном общественном устройстве и месте государства в обществе следует вынести в другие обсуждения. Может быть, раньше, при господдержке, что-то давалось легче. Давайте не спорить. Перед научно-популярной деятельностью качественно новых задач это не ставит. Возможно, приходится работать лучше, писать еще яснее, добиваться большей популярности, которая в значительной степени стала синонимом продаваемости. Но это – просто такие технические задачки, а не какой-то специфический комплекс проблем.

***

Из сказанного выше можно, наверное, подумать, что в обществе с популяризацией науки особенных проблем нет. Это совершенно не так. Моя мысль совершенно иная – у популяризации науки нет никаких новых, особенных, качественных проблем. А у общества с популяризацией – есть, и еще какие. Это попросту почти смертельная проблема, на мой взгляд, и «больной» будет долго и мучительно умирать. Потому что европейская цивилизация в самом деле выстроена на науке, она ею живет и дышит. И коли наука (и ее популярное изложение) перестала вызывать общественный энтузиазм – это четкий симптом: пациент помирает.

Это не проблема России по сравнению с СССР. Это – просто долго отстававшая (по этому показателю) Россия начала падать вместе со всем прогрессивным человечеством. Запад давно вывалился из гнезда Просвещения – а мы вот только лет двадцать как. Потому эти признаки агонии для нас внове, а другие вот так, задыхаясь, уже давно живут и привыкли.

Но это – именно общественная проблема, а не проблема популяризации. Как сделать некий материал интересным, ярким, понятным, в то же время до некоторой степени правдивым, более или менее точным – это решать умеют. Где взять талантливых популяризаторов? Да уже и святцы даже есть – вспоминают Хокинга и Даррелла, а говорящий по-русски народ с удовольствием говорит о К.Еськове и М.Гельфанде. Вот имеется потрясающе замечательный сайт elementy.ru. Есть и таланты, и способы, и умения. Дело за пустяком – в обществе уменьшается интерес к этой проблематике. Люди не хотят.

Это не проблема популяризации науки. Это много более общая проблема – тут разговор должен идти о системах ценностей, о том, чем живут в современности люди, по чему они тоскуют, в чем находят смысл жизни и как решают свои жизненные проблемы. Это совсем другой разговор.

Иванов-Петров (http://ivanov-petrov.livejournal.com/)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи