Как увидеть глобальное потепление

12_glo-warm-1Работа научных журналистов давно уже стала офисной. Чтобы сделать статью практически на любую тему, будь то о черных дырах или африканском заповеднике, не нужно никуда ездить — сиди себе перед монитором, ищи информацию в Сети, а если требуются цитаты — звони эксперту в любой российский или зарубежный институт — кто-то из специалистов обязательно откликнется. Можно годами, не посещая ни одной лаборатории, не зная в лицо ни одного ученого, прекрасно делать заметки и получать за них гонорары. Но мы ведь понимаем, что это не настоящая журналистика. Чтобы материал не был «мертвым», его автор должен хорошо представлять себе, о чем он пишет. Возьмем, к примеру, глобальное потепление. Существует масса научной литературы по этой актуальнейшей теме, все отчеты Межправительственной группы экспертов размещены в открытом доступе, в Москве работают ведущие специалисты по климату, и многие из них охотно дают интервью по телефону. Они подробно расскажут, какие факты указывают на глобальное потепление, к каким последствиям оно приведет. Но как именно ученые все это узнали? Какие конкретно исследования проводили? Какой аппаратурой пользовались? Чтобы, не выходя их офиса, ответить на подобные вопросы, разобраться в деталях, понадобится довольно много времени, а вопросов все равно будет больше, чем ответов. Тогда-то журналиста и начинают посещать мысли о том, что надо поехать в экспедицию и посмотреть собственными глазами, как ученые изучают глобальное потепление. Вижу, как саркастически улыбаются коллеги. Мало какая редакция отправляет сейчас научных журналистов в командировку, потому что наука — не приоритетная тематика, а для кого приоритетная — бюджет не позволяет оплатить дорогу до Антарктиды или Арктики даже в один конец. И не увидеть бы мне воочию никогда глобальное потепление, если бы не Международная федерация научных журналистов, которая предложила удивительную возможность — поучаствовать в крупнейшем научном проекте Международного полярного года — в экспедиции на ледоколе «Амундсен» в Канадской Арктике.

12_glo-warm-2Конкурс, организованный Федерацией, закончился для меня удачно: я оказалась в числе 14 коллег со всего света, которым предстояло по очереди, с февраля по август 2008 года, побывать на ледоколе. Так, в конце мая, совершив шесть перелетов, я оказалась на крайнем севере Канады, в городе Инувик, откуда вертолетом меня доставили на борт. Судов, подобных российским атомным ледоколам, у Канады нет, поэтому для данного научного проекта (к слову сказать, крупнейшего — за всю историю Канады) переоборудовали среднего размера арктическое судно, принадлежащее береговой охране и приписанное к порту города Квебек. «Амундсен» курсировал с октября прошлого года по Северо-Западному морскому пути в районе моря Бофорта и острова Банкс. В этом месте находится система заприпайных полыней, вроде нашей Великой сибирской полыньи, где небольшой ледокол может свободно перемещаться. Каждый день капитан проводил воздушную разведку в поисках удобной льдины для причаливания, затем подводил к ней «Амундсен» по свободной воде и с разбегу врубался. Скрежет металла стоял душераздирающий. Убедившись, что судно надежно зажато во льдах, двигатели глушили. Утром научный экипаж отправлялся работать «на лед». Контейнеры с оборудованием спускали подъемными кранами, а к рабочим точкам разъезжались на снегоходах. Мне выдали фирменный комбинезон красного цвета с пенопластом внутри, чтобы остаться на плаву в случае падения в воду, и я находилась на льду вместе с учеными, расспрашивая о работе, помогая бурить, делать замеры или расчищать площадки от снега.

12_glo-warm-3Большинство научных групп изучали морской лед, происходящие в нем изменения и их связь с потеплением атмосферы и океана. Ежегодно Арктика теряет примерно 30% морского льда, а в сентябре 2007 года его площадь сократилась настолько сильно, что некоторые ученые заговорили о переходе критической точки, после которой Арктику ожидает лавинообразное потепление. Этой позиции придерживается и научный руководитель экспедиции, профессор Университета Манитобы Девид Барбер. Когда 20 лет назад, еще будучи студентом, он начал работать в Арктике, о глобальном потеплении было известно мало, и большинство ученых считало его временным явлением, вызванным какими-то естественными причинами. Сейчас мнение профессора однозначно: Арктика меняется драматически быстро, быстрее, чем любой другой регион, и, согласно новым моделям, «холодильник» нашей планеты полностью растает между 2013 и 2030 годами. Научная группа Барбера пытается понять, какие физические процессы стоят за таянием морского льда, а также как таяние отражается на животном мире. Например, что происходит с продуктивностью морских подледных водорослей при изменении характера поверхности льда. Большой объем исследований посвящен измерению количества диоксида углерода в океане и во льду. Дело в том, что морской лед пронизан множеством микроканалов, по которым циркулируют рассолы, поэтому там всегда обитают живые существа. В частности, растут водоросли, они-то и расходуют CO2 в процессе фотосинтеза. Никто пока не знает точного расхода, а также сколько газа может захватывать собственно лед, — эти измерения проводятся впервые — вероятно, небольшие по сравнению с общим его объемом в атмосфере, но и эту малость необходимо учитывать в моделях изменения климата. В микроканалах живут существа покрупнее водорослей, так называемая мейофауна: рачки, медузы, коловратки, нематоды. Они служат началом пищевой цепи, ведущей в конечном итоге к тюленями и белым медведям. Исчезнет лед — исчезнет мейофауна, а за ней распадется и вся пищевая цепочка. Пострадают даже морские млекопитающие. К примеру, белухи единственные из китов могут плавать подо льдом, потому что у них нет спинных плавников, и подледная охота для них жизненно необходима. Как влияет сокращение площади морских льдов на поведение белух? Это также впервые пытаются выяснить на «Амундсене».

Научный состав экспедиции, числом 46 человек, — совершенно международный, но удивительно другое — основной его костяк составляют студенты и аспиранты. Именно они будут все полученные результаты обрабатывать и вводить в научный оборот через свои дипломы и диссертации. При мне на судне присутствовали всего трое ученых старшего поколения, которые работали наряду с молодежью. Несложно подсчитать, сколько всего ребят побывало в экспедиции за 11 месяцев: почти пятьсот человек — это будущее мировой науки, те, кто получил бесценный опыт работы в Арктике, пытаясь разобраться в самой острой проблеме современности.

Татьяна Пичугина, редактор журнала «Вокруг света»
Arctic Climate Change — www.ipy-cfl.ca
World Federation of Science Journalists — www.wfsj.org

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: