Секс-миссия

Всепобеждающей силе любви посвящается

Учёные, как известно, люди талантливые и разносторонние. Многие из них преуспевают в областях, далёких от основной профессии. Кто рисует, кто поёт, кто пишет… Небольшая коллекция талантов собрана в специальном разделе «междисциплинарного научного портала» http://www.scientific.ru «Хобби и слабости».

Мы продолжаем публиковать избранные ненаучные произведения авторов портала. На этот раз предлагаем вашему вниманию рассказ Евгения Онищенко. С остальным творчеством авторов сайта можно ознакомиться по адресу http:// www.scientific.ru/hobby/hobby.html.

Ужасный век,
ужасные
сердца!

Одинокий амур кружил над заснеженным городом, не слишком выделяясь средь окружающих ворон. Аскальфар — это имя, подобное серебряному лунному серпу, так не шло к крохотному существу проникновенно-серого цвета. Совсем недавно он был белоснежным, сияющим, невинным, как котенок. Пять месяцев прошло с тех пор, как он покинул отчий дом и вышел на свое первое задание. Дух его горел негасимым пламенем, стрелы отливали золотом, и, вообще, наставники возлагали на Аскальфара большие надежды в плане улучшения демографической ситуации в стране. Все было прекрасно, нехорош был лишь застоявшийся, прокопченный московский воздух.

Стоит ли говорить, что для зачина Аскальфару достался крепкий орешек — объект 012−234−456−66 с неидентифици-рованной половой принадлежностью. Немало карьер было сломано на «трех шестерках», как называли объект в Управлении. Но Аскальфар был гордостью школы купидонов, отличником, любимцем учителей и учеников, он был из тех, кому по плечу любое задание и по колено любое море. И, посоветовавшись с товарищами, начальник кадрового отдела обратился к нашему герою с прочувствованным напутствием о высокой миссии амуров, прослезился и послал Аскальфара в подоблачную даль.

Нести бремя купидонов в несовершенном людском мире оказалось не так уж легко, как оно представлялось в небесной метрополии. Первая же задача — обнаружение объекта, — никогда не представлявшая труда на экспериментальных занятиях, в реальности поставила амура едва ли не на грань нервного срыва.

Аскальфар досконально изучил карту психоэмоциональных ритмов 012−234−456−66 в специальном архиве Управления и провел сеанс индивидуальной настройки задолго до выхода на задание. Теперь он рыскал подобно гончей, расчерчивая небо над городом затейливым узором, но эмоциональный фон внизу был утомительно сер. Стоило Аскальфару чуть сбить настройку, как темное поле буквально взрывалось всеми цветами радуги, полыхало факелами эмоций, выбрасывало вверх гигантские протуберанцы неконтролируемых чувств. Когда амур сосредотачивался вновь, его взору являлся все тот же безжизненный пейзаж. Методичное прочесывание местности не дало никаких результатов, и, избороздив Москву вдоль и поперек, Аскальфар задумался, что же происходит. Яркими молниями вспыхивали мысли в его мозгу. Объект или мертв, или покинул город, или находится в бессознательном состоянии, или беспрерывно перемещается: В последнем случае придется ждать ночи, когда непоседа успокоится и ляжет спать. Наступит время снов, которые легко фиксируются при полете на низких высотах. Так думал Аскальфар, но сонная Москва не спешила раскрыть свою тайну, и прошло немало дней и ночей, прежде чем неуловимый объект был-таки обнаружен.

012−234−456−66 представлял из себя хмурого парня Диму определенно мужского пола. Аскальфар довольно быстро понял, что так просто парень не дастся — его сердцем безраздельно владела «одна, но пламенная страсть». Ее леденящее дыхание Аскальфар почувствовал еще на подлете, и никакие слова не были в состоянии передать, как мало радости принесло ему это открытие.

http://www.porjati.ru/index.php?newsid=1086
www.porjati.ru/index.php?newsid=1086

С утра Дима загружался в метро, скрываясь под землей, откуда в положеный срок выскакивал на поверхность и, не оглядываясь по сторонам, быстрым шагом летел к дверям конторы, словно предчувствуя грозящую ему опасность. Поднявшись на второй этаж, он здоровался с согнутыми спинами, погружался в офисное кресло и намертво впечатывался в монитор. До конца рабочего дня Дима исчезал в недрах всемирной паутины, выныривая оттуда только ради чашечки кофе или для короткого разговора с сослуживцами. Изредка из неведомых глубин его извлекало начальство, устраивая очередной разнос. Аскальфар удивлялся порой, что эти досадные случайности в состоянии хотя бы ненадолго сделать Диму похожим на человека, подверженного обычным житейским слабостям. День шел к концу, и парень с видимой неохотой покидал офис. Но, выйдя на улицу, он спешил на встречу с домашним компьютером, сиротливой грудой железа замершим в ожидании хозяина.

Не теряя ни мгновенья, Аскальфар тренированной рукой безошибочно направлял острые, сверкающие стрелы прямиком в сердце. Дмитрий на секунду останавливался, испуганно озирался по сторонам и продолжал свой путь. Усилия были тщетны, с таким же успехом пещерный воин мог выйти с луком против новейшего танка. Компьютерная цивилизация, виртуальная реальность, киберпространство — эти страшные в своей замкнутости слова, смеясь, кружили мысли амура в своем хороводе. От головокружения Аскальфара мутило, ему стали являться странные видения, рисовавшие его будущность в самых мрачных тонах.

Однажды, сорвавшись, Аскальфар устроил жестокую охоту на Диму. Подстерегши его на прогулке, амур буквально засыпал парня градом стрел. Сначала Дима, поминутно останавливаясь, затравленно озирался по сторонам, но, не выдержав, он бросился наутек, спасаясь от безжалостного преследователя. Аскальфар же, словно обезумев, не мог остановиться и гнал парня до самого дома. Тот вихрем взмыл по лестнице на третий этаж, влетел в квартиру и бросился на диван, захлебываясь в рыданиях. Утомленный амурчик застыл у дверей и напоследок послал несколько стрел в толпу, подарив ненужную, бесплодную любовь торговке овощами и профессору математики…

Недели бесплодных бдений складывались в месяцы, и время лениво переползало из лета в осень, а из осени — в зиму. Белесое солнце равнодушно наблюдало за усталым полетом амура, а неподвижный морозный воздух обжигал его крохотное тельце. Крылья Аскальфара ослабли, сам он порядком зачах и преисполнился пессимизма. Горестный взгляд купидона голодным волком выслеживал опостылевшую добычу. Стрелы в колчане покрылись ржавчиной от занудных осенних дождей, тетива лука, казалось, давно смирилась с тем, что следующий выстрел будет последним в ее жизни. Смертельно уставший, Аскальфар из последних сил тянул свою порядком потертую лямку. Как же хотелось ему послать куда подальше фамильную гордость и попросить нового назначения, честно признавшись, что в первой же миссии его постигло фиаксо. Внизу плескались океаны человеческих чувств, моря желаний и вожделений, но, призванный дарить счастье, амур мог греться только у зажженного им огня. А Аскальфар так сжился со своим треклятым объектом, что потерял способность перестраиваться, его феноменальное чутье исчезло без следа, и не было уже пороху, чтобы встряхнуться и начать все заново.

Приземлившись в кузов старого ЗИЛа, Аскальфар равнодушно наблюдал за игрой светофоров. Он, лучший из лучших, завалил первую же миссию! И даже хуже -он просто не сможет вернуться, если не удастся зажечь в сердце шестьсот шестьдесят шестого хотя бы слабенький огонек. Пыльные мешки, вывески магазинов, как же это было далеко от того, о чем он мечтал, к чему готовился! Найдешь свой конец в грязном московском сугробе — «и никто не узнает, где могилка моя»… От этой мысли Аскаль-фар тут же стряхнул пыль с крыльев и, как заклинание, запел: «Моя далекая заоблачная Родина послала меня в мир нести счастье неблагодарным свиньям, и будет так, чтоб они подавились. Клянусь до последней стрелы, до последнего вздоха тормошить, понукать, возбуждать их…» Красива была эта песнь, и пожилой водитель, в чьем сердце нашел отклик ее звонкий ритм, грязно выругался и дал газа. И грузовик большой сильной птицей полетел по шоссе, распугивая Мерседесы и Жигули. И пели русские просторы, и материлась ментура, и стальной поток вторил ей тонким звоном стекла…

Аскальфар устремился ввысь, бросив шофера на произвол властей, он мчался к метро, откуда вскоре должен был вынырнуть Дима. Когда подземная кишка выплюнула на поверхность новую партию народных масс, удивлению амура не было предела: Дима, тяжело груженный двумя сумками, шествовал в обществе самоуверенной стройной блондинки. Аскальфар действовал без промедления, подлетев ближе, он засадил в измученное мужское сердце самую ржавую и тупую стрелу. Парень жадно втянул воздух и развел руки в стороны, как бы говоря «ну что ж тут поделаешь». Сумки дружно грохнулись оземь, издав глухой, булькающий звук. По асфальту потекли темно-красные потоки нездешней красоты.

Девушка с растущей досадой произнесла:

— Вот *****!

И добавила, изготовясь к длительной разборке:

— Ты совсем *****, Димон?!

Она, конечно, вновь открыла рот, но Аскальфар упредил ее метким, злым выстрелом, в который вложил все свое вдохновение, всю свою веру в победу. Блондинка так и застыла с раскрытым ртом и неправдоподобно расширившимися глазами.

Дима робко парировал:

— ***** ты на лапах, Нина.

И они улыбнулись друг другу…

Пламя вспыхнувшей страсти взметнуло вверх теплый поток, поднявший Аскальфара как пушинку. Он парил над замерзающим городом, и имя его наполнялось первородным звучанием, стрелы напитывались золотым сиянием, а невидимый кадровик где-то далеко четким казенным почерком выводил: The fisrt mission has been completed successfully.

Евгений Онищенко, один из организаторов и ведущих авторов сайта scientific.ru, родился в 1971 г., в 1994 г. окончил МИФИ и с тех пор работаетв ФИАНе (Отделение физики твердого тела, лаборатория физики низкоразмерных систем и структур)

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

avatar
  Подписаться  
Уведомление о
Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: