Метка: Трофим Лысенко

В 1930 году Иосиф Сталин на встрече с М. Б. Митиным, П. Ф. Юдиным и В. Н. Ральцевичем объявил, что он отрицает правоту взглядов А. Вейсмана на роль наследственности в эволюции и признает правильными воззрения Ламарка на роль приспособления организмов к окружающей среде. Постепенно сталинские воззрения относительно наследования благоприобретенных признаков приобрели доминирующее значение в мышлении «вождя народов». К этому приспособили свою риторику Трофим Лысенко и окружавшие его приспешники… Закономерным следствием стал доклад Лысенко на августовской сессии Академии сельхознаук им. Ленина (ВАСХНИЛ) 1948 года. Увы, сталинские воззрения на биологию разделял и Н. С. Хрущёв, предоставивший (несмотря на возражения ученых и даже детей самого Хрущёва) государственную поддержку Лысенко, победно утверждавшего, что на смену зловредному влиянию Запада, и прежде всего США, в Советском Союзе пришла новая наука — агробиология, отвергающая гены и их значение для наследственности.

Вспоминая Юрия Семёновича Лазуркина (1916–2009), мысленно возвращаешься в годы расцвета советской науки, когда она была действительно востребована начальством и чрезвычайно престижна в стране. Конечно, далеко не вся наука, а только те ее разделы, которые имели или могли иметь, по мнению начальства, военное применение. Гуманитарных наук вообще не существовало, генетика была полностью истреблена, но зато физика и математика очень даже процветали.

О борьбе с вирусами иммунодефицита и СПИДа, о разнице между американской и российской наукой и о легендарном гельфандовском биологическом семинаре мы поговорили с Леонидом Марголисом — докт. биол. наук, зав. отделом межклеточного взаимодействия Национальных институтов здоровья США, профессором факультета биоинженерии и биоинформатики МГУ им. Ломоносова. Вопросы задавал Алексей Огнёв.

16 декабря 2015 года в Институте океанологии РАН состоялось заседание ученого совета, на котором выступил зав. лабораторией генетической идентификации Института общей генетики им. Н. И. Вавилова РАН Лев Животовский, автор книги «Неизвестный Лысенко»… Дискуссия после прозвучавшего доклада была горячей и затрагивала не только судьбы биологии в России, но и разные подходы к борьбе с лже- и псевдонаукой.

В 2014 году в издательстве URSS вышла книга П. Ф. Кононкова «Два мира — две идеологии. О положении в биологических и сельскохозяйственных науках в России в советский и постсоветский период». Книга содержит развернутую апологетику деятельности Т. Д. Лысенко и его последователей, а также запоздалую атаку на советских генетиков 1930–1940-х годов…

Друзья, знакомые и коллеги поздравляют Сергея Ковалёва с юбилеем. Александр Даниэль, Лев Розоноэр, Алексей Семёнов, Борис Альтшулер, Эдвард Клайн, Виктор Шейнис, Вячеслав Бахмин, Светлана Ганнушкина и др.

Предыдущий год был годом борьбы за спасение российской науки. За спасение от кого? Если бы я не был физиком-теоретиком, я бы искал конспирологические варианты. Но, будучи таковым, я легко нахожу другие объяснения.

В ТрВ-Наука помещена статья В.И. Муронца с критикой книги Л.А. Животовского… В этой статье допускается вольное толкование высказываний об агроприеме яровизации, предложенном в 1929–1930 годах тогда еще простым агрономом Т.Д. Лысенко.

Генетика, эволюция и тем более физиология растений не моя специальность, но я не мог не откликнуться на появление этой книги. Ровно пятьдесят лет назад, восьмиклассником, я случайно познакомился с книгами и статьями о Лысенко…

Падение Лысенко произошло в 1964 году, он пал вслед за поддерживавшим его Никитой Хрущёвым. В ноябре того года Б. Быховский, академик-секретарь отдела общей биологии, проводя конференцию, рассказывал, как Лысенко подготовлялся разгром Академии наук.

Биофизик, молекулярный генетик, историк науки и правозащитник, доктор физ. -мат. наук, профессор Университета имени Джорджа Мейсона (США) Валерий Сойфер напоминает о том, что происходило с Академией наук в 1920—1930-е годы.

Академия наук задумывалась Петром I как цитадель просвещения и противовес синодальному догматизму. И с самого ее начала, со времен Шумахера и Ломоносова, тянется академический конфликт власти и науки.

Лженаука всегда сопутствовала науке, и вряд ли когда-нибудь эта ситуация изменится. Различные разновидности лженауки, многократно разоблаченные и осмеянные, неизменно возрождаются в подновленном виде.