Метка: теология

Ежегодная шуточная антипремия Врунической академии лженаук в конце октября была присуждена митрополиту Илариону. На этой почве специальный корреспондент ТрВ-Наука Алексей Огнёв поговорил с востоковедом Алексеем Муравьёвым.

В июне 2017 года в общественной жизни России произошло эпохальное событие: впервые на самом высоком официальном уровне было объявлено, что отныне теология (по-другому — богословие) признается в нашей стране полноценной наукой, такой же, как физика, химия, математика. Основной доклад по этому вопросу сделала министр образования и науки РФ Ольга Васильева на I Всероссийской научной (!) конференции «Теология в гуманитарном образовательном пространстве», состоявшейся 14–15 июня 2017 года в МИФИ (!).

На днях прочитал я в ТрВ-Наука, что биологи на первой ваковской защите диссертации по теологии Павла Хондзинского «Разрешение проблем русского богословия XVIII века в синтезе святителя Филарета, митрополита Московского» устроили склоку и повели себя «неэтично по отношению к пожилому человеку, пианисту по образованию, к тому же защищающему третью диссертацию». Сразу возникли ассоциации: «не стреляйте в пианиста — он играет как умеет», «год не был в бане», «при покупке двух третья в подарок». Я было про себя похвалил ироничного автора, да вдруг понял, что написана статья серьезно…

Несколько недель назад общественность была взбудоражена первой защитой диссертации по теологии под эгидой Высшей аттестационной комиссии. В ряде СМИ мелькала фраза о том, что в России впервые состоялась защита диссертации по теологии. Это не вполне корректно: диссертации по теологии в большом количестве защищались в Московской духовной академии, Православном Свято-Тихоновском университете и новой структуре под названием Общецерковная аспирантура и докторантура (своего рода курсах повышения квалификации для батюшек).

Антрополог (ЕУСПб) Сергей Абашин пишет в своем «Фейсбуке»: «Я в своей ленте часто вижу бои гуманитариев по вопросу, является ли теология наукой и должны ли быть теологические степени. Меня, в общем, тоже удивляло, что мешает человеку, который изучает разные религиозные вопросы, защищаться в качестве историка, культуролога или философа. А тут читаю, что, оказывается, уже почти 300 бюджетных мест — на бакалавриат по теологии, почти 200 — на магистратуру и 16 — на аспирантуру. И будет еще больше, как обещают. Причем большинство этих мест — в Духовной академии РПЦ…»

Итак, в России состоялась первая в истории защита официальной научной диссертации по теологии. (До сих пор степени по богословию присуждались только негосударственными учебными заведениями в рамках духовного образования.) На фоне других общественных событий последних лет — войны, санкций, репрессий, цензуры, реновации — это событие не столь заметно. В конце концов, это ведь даже не разгон Академии наук, который в режиме отрубания хвоста по частям тоже мало кого обеспокоил. А тут многие даже усмотрели некий позитив: в кои-то веки власть не запрещает, а, наоборот, что-то разрешает. Разве плохо, что некоторые весьма эрудированные люди, занимающиеся богословием, получат государственное свидетельство о своей учености наряду с астрофизиками и генетиками, историками и философами? Радоваться же надо! Ан нет…

В потоке новостей прошедших недель выделялись две связанные с наукой темы: внезапная встреча Владимира Владимировича с академиками и продолжение продвижения теологии в число признанных государством наук. Безусловно, сперва следует сказать о первом. Вечером 30 мая наш горячо любимый президент пригласил к себе всех самых важных академиков. Говорили о многом, о том, что Академии нужен новый правовой статус, об изменении правил, по которым проходят выборы президента РАН, о том, что государство должно принимать более активное участие в академической кадровой политике. Многие наши оппоненты-либералы боялись, что после срыва выборов в марте руководство страны решит назначать руководителя академии.

Почему государственные деньги идут на поддержку поклонения мощам Николая Чудотворца, а не ученым, которые без всяких выдуманных чудес могли бы помочь людям? Почему толпа просит помощь в болезни у мощей и не спрашивает с власти за состояние науки, медицины и образования?

В Сети появилась видеозапись выступления в НИЯУ МИФИ председателя первого совета по теологии митрополита Илариона (Алфеева), PhD (www.youtube.com/watch?v=p-ZsBnznX-4). Блогер «ЖЖ», лауреат премии «Просветитель», наш постоянный автор Александр Панчин (http://scinquisitor.livejournal.com/107328.html) дал свои комментарии по этому поводу.

Лингвист, правозащитник, переводчик Сергей Лёзов рассказал специальному корреспонденту «Троицкого варианта – Наука» Алексею Огнёву о пожизненном романе с филологией, позднесоветском диссидентстве, подпольном православии и о том, чем апологетика отличается от свободного поиска.

Наша газета уже не раз касалась темы введения теологии в разряд научных дисциплин в России и темы клерикализации. В конце 2015 года обеспокоенность ряда ученых этими вопросами усилилась, но есть и те, кто считает, что больших поводов для тревоги нет. На вопросы ТрВ-Наука ответил докт. геол. -мин. наук, зав. кафедрой кристаллографии, профессор СПбГУ, диакон РПЦ Московского патриархата Сергей Кривовичев.

Очень бы хотелось разделить «осторожный оптимизм» Сергея Владимировича Кривовичева, но не получается. Потому что лукавство это. (На всякий случай оговорюсь: я никоим образом не предъявляю претензий ни к профессору Кривовичеву, ни к диакону Кривовичеву; все мои оценки относятся к изложенной системе высказываний, достаточно типичных).

На вопрос ТрВ-Наука, зачем теология современному университету, ответил канд. физ. -мат. наук, канд. богословия, директор Научно-богословского центра междисциплинарных исследований СПбГУ, доцент Санкт-Петербургской духовной академии, настоятель университетского храма Святых апостолов Петра и Павла, протоиерей Кирилл Копейкин.

О своем отношении к появлению теологии в российских светских вузах ТрВ-Наука рассказал докт. ист. наук, чл. -корр. РАН, гл. науч. сотр. Института всеобщей истории РАН, член совета РГНФ, зам. председателя Совета по науке при Минобрнауки Аскольд Иванчик.

У всех нас бывают так называемые проблемы с родственниками… Накал страстей, сопровождающий семейные конфликты, иногда достигает масштабов эпоса даже и в нашей жизни; теперь представьте себе, насколько сложнее всё должно быть у тех, кто по тем или иным причинам решился порвать с традицией предков и провозгласить новое учение, став, иногда невольно, основателем новой религии.

Недавно Президиум Высшей аттестационной комиссии при Министерстве образования и науки одобрил паспорт новой научной специальности — «теологии»: «Специальность „Теология“ раскрывает содержание теологии, базовые разделы теологии, изучает источники теологического знания… Теологическое исследование направлено на выявление, анализ и интерпретацию значимых аспектов религиозной жизни…».

На днях председатель Высшей аттестационной комиссии огорошил общественность заявлением, что теология в России стала научной специальностью. Мы решили присмотреться к западному опыту и публикуем интервью с профессором Крисом ванн Троствэком (Dr. Chris Doude van Troostwijk) – специалистом в области философии, имеющим многолетний опыт преподавания в ведущих университетах Европы в том числе и на теологических факультетах.

Редакция ТрВ-Наука обратилась к действующим уче­ным с просьбой прокомментировать новость о создании кафедры теологии в МИФИ и реакцию научно­го сообщества на это событие.

Учреждение кафедры тео­логии в МИФИ по степени позора аналогично приглашению панк-группы на выступление в Храме Христа Спасителя.

Новость об открытии кафедры теоло­гии в МИФИ я воспринял с некоторым недоумением. Не потому, что «рели­гия и наука несовместимы» и т.п., всяко уж, они совместимы не хуже, чем наука и на­учный коммунизм/атеизм, который мы все учили в принудительном порядке в совет­ских вузах.

Доклад главы ВАК и обсуждение по затронутым им вопросам стали свидетельством того, что настоящие дебаты в системе науки и образования только начинаются.

Первые европейские университеты (Болонский, Оксфордский и Парижский) возникли в XI-XII веках, и прототипом им служили монастырские школы

По указанию Дмитрия Медведева правительство разработало план проведения эксперимента по преподаванию в школах «Основ религиозных культур».

В последние месяцы общественная полемика относительно возможности преподавания в школе курса «Основы православной культуры» (ОПК) стала особенно острой. С одной стороны, против введения такого курса в школе выступил ряд крупнейших российских ученых, в частности десять академиков, среди которых — два Нобелевских лауреата. С другой стороны, иерархи Русской православной церкви активизировали свои попытки убедить правительство в необходимости скорейшего введения в школах курса ОПК…