Метка: социология

В последнее время всё более активно обсуждается проблема социологических опросов, в том числе в публикациях ТрВ-Наука. Люди отказываются участвовать: бросают трубку или же подчеркнуто вежливо сообщают, что очень заняты, — в данном случае не важно. Другие, вроде бы согласившись, скрывают свое мнение и дают ответы, которые считают социально желательными. Третьи искажают свое истинное мнение в ответах не путем подбора социально желательных формулировок, а, наоборот, путем подчеркнутого, демонстративного усиления этого мнения — в надежде быть услышанными именно за счет такой демонстрации, повышая тем самым, как им кажется, вероятность повлиять на важную для них ситуацию. И так далее. Это одно из наиболее ярких проявлений общей проблемы, с которой сталкиваются психологи, педагоги, врачи, исследователи в области фармацевтики — все те, кто проводит опросы, исследования, испытания на других людях.

Опросы общественного мнения не ругает только ленивый. Провалы в электоральных прогнозах, ошибки в оценке протестных настроений и социального напряжения, заниженные доходы и завышенная лояльность к текущим политическим решениям — это лишь небольшой перечень из года в год повторяющихся претензий к опросной индустрии. В ответ социологи клянутся в высоком качестве своих данных, пеняют на коллег по цеху, обязуются исправить мелкие недочеты, развить и модернизировать наличную технологию.
— Неужели недочеты мелкие, а ошибки лишь у других? — спрашиваю руководителя одной из опросных компаний.
— Куда там! Ошибок навалом, но разве можно о них говорить открыто?..

В десятые годы разговоры о старости вошли в моду. С одной стороны, олигархи из списков «Форбс», бизнесмены помельче, вошедшие в девяностые тридцати-сорокалетними оторви-головами, а также их ровесники, достучавшиеся до власти в нулевые, несколько поизносились, почувствовали возраст — свой и своего окружения. С другой — стареющая Европа и Америка давно являют миру примеры обращения со старостью. Бесконечные мантры эпатажной молодежи о быстром, урбаническом, инновационном не мешают усилению ценности медленного, сельского и традиционного. Наша современность должна быть временем стариков. Должна, но не обязана.

...Давайте сразу к делу. Темой является научная фантастика — существует ли она в России? Если «да», то какой ценой, если «нет», то почему? Первый вопрос: Что происходит с научной фантастикой в России и в мире? Какие виды фантастики существуют? И какие из них не являются научной фантастикой, но имеют к ней отношение?

Два года назад ВЦИОМ выступил инициатором разработки профессионального стандарта социолога. Инициатива конъюнктурная, направленная на реализацию общегосударственной программы всеобщей стандартизации страны. Действующие нормативные акты в наших землях есть самый убедительный аргумент инициативности — и убеждать никого не пришлось. Вскоре подключились социологии «Вышки», Института социологии РАН, представители региональных исследовательских компаний. Если поставлена задача на уровне правительства, следует выполнять, иначе выполнят другие — такова беспроигрышная логика текущих игр в общественно значимые проекты. Удивляться здесь нечему: государство у нас — единственный легитимный новатор.

Семнадцатый год занимаюсь методологией опросов общественного мнения, изучаю правила организации выборки, оцениваю смещения, прислушиваюсь к особенностям вопрос-ответной коммуникации. И не перестаю удивляться очевидной, бросающейся в глаза несуразице, полнейшей нелепице, сопровождающей любой разговор об анкете. Имя ее — стандартизация, или требование дословного, без улыбок, оговорок, комментариев и слов благодарности воспроизведения заранее написанного текста…

Гамбургский счет» разменял свою вторую cотню. За это время в программе выступили 18 членов-корреспондентов и академиков РАН, 11 представителей «научной диаспоры» (то есть те, у кого есть постоянные позиции в зарубежных университетах), более 20 руководителей институтов, ведомств, деканов и ректоров. Два научных журналиста, один бизнесмен, три менеджера-управленца. Из гостей в студии всего 22 человека — ученые среднего возраста, от 30 до 50 лет, остальные старше. Большинство — мужчины. Женщин всего 13. О чем это говорит?

16 и 18 мая в «Новой газете» появилась большая и страшная по содержанию статья Г. Мурсалиевой «Группы смерти» о том, как в социальной сети «ВКонтакте» подростков якобы призывают и подталкивают к самоубийству. И, к сожалению, небезуспешно… Не удивительно, что публикация вызвала бурю комментариев в интернет-сетях. Я не буду вступать в дискуссию, а поделюсь некоторыми соображениями, вызванными этой публикацией.

Корневая тема социологии — переопределение самоубийства как социального явления. Как раз масштабный взгляд — не разбор каждой отдельной трагедии, а удивительная стабильность цифр (в расчете на 100 тыс. жителей по конкретной стране), пропорций (по возрастам, между мужчинами и женщинами) и универсальность (все социальные категории, богатые и бедные) — заставляет пробуждаться социологический образ мышления. По крайней мере, меня так учили. Поэтому несколько до предела холодных и циничных замечаний…

С Ричардом Лахманом, американским социологом, специалистом в области сравнительной исторической социологии, профессором Университета штата Нью-Йорк в Олбани, беседовал Евгений Матяш, аспирант-историк Нанкинского университета (Китай).

Искандер Ясавеев, социолог, ст. науч. сотр. Центра молодежных исследований НИУ «Высшая школа экономики» (Санкт-Петербург): «В течение последнего года я несколько раз оказывался участником ситуаций, в которых система власти полностью подчиняла себе людей, заставляя их нарушать нормы, закрывать глаза на эти нарушения, изворачиваться, обманывать и при этом воспринимать происходящее как нечто естественное».

Более 90% всех данных на электронных носителях в мире было сгенерировано всего за последние два года. Интернет-компании, такие как Facebook и Google, быстро накапливают огромные массивы информации (часто обобщаемые термином Big Data), которые можно по-разному группировать, анализировать и использовать.

31 декабря 2015 и 1 января 2016 года ВЦИОМ по распоряжению президента РФ провел в Крыму опрос… ТрВ-Наука обратился к ведущим российским и украинским социологам с просьбой прокомментировать методику, формулировки вопросов и итоги опроса. К сожалению, мало кто захотел высказать свое мнение публично.

Если данные по крымскому опросу ВЦИОМ за 31 декабря еще как-то можно анализировать, то данные 1 января собраны настолько некачественно, что использование их в анализе практически не имеет смысла…

Самые прочные барьеры находятся у людей в головах, и часто мы только укрепляем их, стараясь уничтожить видимые препятствия на своем пути. Вот это я хотела бы показать с помощью методики, изобретенной полвека назад голландцем Гертом Хофстеде, который научился измерять и сравнивать национальные организационные культуры.

Результаты социологических опросов играют огромную роль в общественной жизни. На их основе принимаются важнейшие политические решения. Но насколько достоверны их данные? Об этом Ольга Орлова беседует с заведующим лабораторией Института социального анализа и прогнозирования РАНХиГС Дмитрием Рогозиным.

Этот номер ТрВ-Наука посвящен проблемам российской социологии. С просьбой поделиться своим видением ситуации мы обратились к одному из тех, кто возрождал российскую социологию, независимому исследователю Андрею Николаевичу Алексееву. Беседовала Наталия Демина.

Ответ на вопрос «Зачем сейчас нужна социология в России?», заданный мне редакцией ТрВ-Наука, на мой взгляд, не зависит от конкретного времени. Сейчас социология необходима для понимания действий людей, а также для прояснения очень важных вопросов о свободе, выборе и ответственности людей за свои поступки и бездействие.

Центру независимых социологических исследований из Санкт-Петербурга Минюст предписал зарегистрироваться в качестве так называемого иностранного агента. В случае отказа Минюст сам внесет ЦНСИ в соответствующий реестр, Центру же угрожают огромные денежные штрафы за отказ сделать это добровольно.

В брежневское время никакие гонения на инакомыслящих не могли унять попытки исследователей (в том числе и археологов) выбиться за отведенные идеологией пределы.

Это интервью состоялось в середине июня. Оно не требует ввода, потому что предмет его ясен с первых вопросов, а про собеседника мы обещали ничего не сообщать. Беседовал Михаил Гельфанд.

Редакция STRF.RU объявила Конкурс научных блогов-2013. Это 3-й ежегодный конкурс. В нынешнем году заявки можно присылать по следующим номинациям: …

Социология в Петербурге: институции, исследования и проблематика. С краткого обзора состояния современной социологии в Петербурге мы начинаем серию публикаций на тему «Как устроена жизнь в локальном научном сообществе». Специально для ТрВ-Наука его подготовила Татьяна Косинова, главный редактор cogita.ru.

Физики довольно терпимо относятся к своим коллегам, которые заняты исследованиями в рамках социальных и гуманитарных дисциплин. Их терпение быстро заканчивается, когда социологи превращают деятельность ученых-физиков в предмет своего исследовательского интереса.

В 1933 году в Нью-Йорке родились два человека, которым суждено было вписать очень важные главы в историю психологии. Любопытно, что они не просто появились на свет в один год, но и ходили в одну школу.

Мэтт Ридли продолжает исследовать природу человеческой особи, пытаясь доказать, что «люди — это всего лишь животные, обладающие инстинктами, обучаемыми немного лучше, чем инстинкты других животных».

Социологическое сообщество бурлит. 21 апреля 2011 г. Президиум РАН объявил о проведении Третьего социологического конгресса в Москве в феврале 2012 г. Социологи недоуменно развели руками.

Газеты, журналы и интернет-сайты часто публикуют результаты исследований, основанных на статистическом анализе данных опросов населения. Часто в таких публикациях содержатся существенные ошибки в интерпретации результатов.

Помню, как на следующий год после войны я впервые взошел на ступени главного здания Университета в Ленинграде — Двенадцати Петровских коллегий. Слева — музей-квартира Менделеева; на втором этаже — уставленный книжными шкафами длиннющий (почти на полкилометра) коридор с портретами и статуями ученых, работавших в Университете; из окон видно во дворе массивное здание «Жё де пом» (для игры в ручной мяч), из которого Попов отправил первую радиограмму; по соседству — Кунсткамера с конференц-залом Академии наук и ломоносовской мозаикой Полтавской баталии. Было полное ощущение, что вступаешь в храм науки.