Не запрещайте обниматься

Необходимость долгое время оставаться дома, запрет на встречи с близкими и другие ограничения, через которые людям пришлось пройти во время пандемии, привели к высокому уровню стресса и подорвали психическое здоровье, выяснила группа специалистов под руководством доцента психологии Лары Акнин из канадского Университета Саймона Фрейзера. Однако к тем же последствиям для психики привел и рост смертности от COVID-19, поэтому при будущих пандемиях правительствам придется искать способы избежать роста смертности, при этом не вводя длительных серьезных ограничений.

Новые варианты: чего ждать от SARS-CoV‑2 в ближайшем будущем

Хотя в последний месяц коронавирус почти пропал из новостной повестки, а в Москве и других российских городах отменили масочный режим и другие коронавирусные ограничения, уходить SARS-CoV-2 не спешит. На большей части России, по данным Оперштаба, темпы заражения держатся на уровне более 150 случаев на 100 тыс. населения в неделю.

От альфы до омикрона

Блогеры шутят, что «спецоперация» на территории Украины мгновенно вылечила население Земли от COVID-19. Это, конечно, не так. Хотя, действительно, в большинстве европейских стран после всплеска, вызванного штаммом омикрон, начался спад, Москва вышла на значения ежедневных новых случаев, сопоставимые с прошлой весной, до первой из дельта-волн. А вот, например, в Гонконге и Новой Зеландии омикроновая волна только началась — число новых случаев стремительно растет. При этом в Гонконге растет и смертность…

Андрей Журавлёв: «С последней книгой очень помог SARS-CoV‑2, но благодарить его не буду…»

В конце декабря 2021 года были объявлены лауреаты премии РАН за лучшие работы по популяризации науки. Победителем в номинации «Лучшая научно-популярная книга об экологии, охране окружающей среды и сохранении биоразнообразия» стал докт. биол. наук, профессор кафедры биологической эволюции биологического факультета МГУ им. М. В. Ломоносова Андрей Журавлёв. На конкурс он представил рукопись книги «Похождения видов. Вампироноги, паукохвосты и другие переходные формы в эволюции животных» (М.: Альпина нон-фикшн, 2022). Публикуем ответы автора на вопросы ТрВ-Наука.

Топ‑20 мифов о коронавирусе: разоблачение

Уверен: каждый из нас сталкивался с людьми, которые считают, что вакцины от коронавируса — зло, заговор и попытка превратить нас в мутантов. Недавно я попросил подписчиков (в «Фэйсбуке» — Прим. ред.) поделиться, какие именно аргументы они слышали от противников прививок. Прочитав сотни комментариев, я выделил топ-20 самых популярных заявлений, которые сейчас попытаюсь разобрать.

Новый метод уточнения статистики заражений SARS-CoV-2

В Nature Communications вышла очень интересная работа группы биоинформатиков, которые научились предсказывать истинное число заразившихся SARS-CoV-2, ориентируясь только на данные расшифрованных геномов, которые во множестве выкладываются в открытые базы. То есть буквально глядя на буковки A, U, G и C, из которых составлены РНК-геномы коронавируса, ученые могут сказать: скажем, в Дании явно болело в 1,5 раза больше народу, чем зарегистрировано в официальной статистике.

«ЭпиВакКорона»: что мы знаем и чего не знаем

С декабря 2020 года вне рамок клинических испытаний началась вакцинация «ЭпиВакКороной» — препаратом, разработанным предприятием ГНЦ «Вектор», — а в феврале планируется массовая вакцинация. Сообщается, что у препарата 100-процентная иммунологическая эффективность. Что это значит? Независимым экспертам или врачам про эту вакцину известно мало. Научных публикаций нет никаких. Вместо заявленной 100-процентной эффективности мы пока что имеем большую научную непрозрачность. Итак, по порядку: что мы все-таки знаем?

Трансгенные мыши помогут одолеть коронавирус

Голые и ярко-розовые новорожденные мышата шебуршат вокруг мамы-мыши. Я смотрю на них со смесью умиления, интереса и сочувствия — ведь это генетически модифицированные лабораторные грызуны, которые, как надеются ученые, будут восприимчивы к COVID-19. Подробности рассказывает Нариман Баттулин, руководитель этого проекта, заведующий лабораторией генетики развития Института цитологии и генетики Сибирского отделения РАН.

Нелегкие данные

Пандемия COVID-19 изменила не только повседневную жизнь. Ученые начали выкладывать свои результаты на серверы препринтов сразу, как только они получены. А непреклонные до этого журналы не только согласились потерять право первой ночи и публиковать такие статьи, но еще и открыли к работам по коронавирусу бесплатный доступ. Очевидный побочный эффект такого ускорения — огромный процент некачественных или сомнительных работ…

COVID-19: гонка вооружений

Каким образом вирус SARS-CoV-2 корректирует ошибки при транскрипции своего генома? Как эта способность связана с безуспешностью клинических испытаний ремдесивира? И можно ли считать эти испытания окончательно проваленными? На вопросы Юлии Черной отвечает Дмитрий Жарков, член-корр. РАН, директор Центра перспективных биомедицинских исследований НГУ, зав. лабораторией геномной и белковой инженерии Института химической биологии и фундаментальной медицины СО РАН.

Пришелец в короне

SARS-CoV-2 на сегодняшний день можно сравнить с человеком, случайно попавшим в незнакомую цивилизацию: он может кого-то смертельно обидеть, вызвать волнения или даже убить просто по незнанию. В реальности вирусу выгодно, чтобы его хозяин продолжал жить, активно перемещаться, общаться и заражать новых особей. Так что будем надеяться, что постепенно, в результате новых мутаций в геноме вируса, это заболевание станет проходить мягче…

Коронавирусы: кто съел летучую мышь?

Во второй видеолекции из серии «Коронавирус: новые данные», прочитанной 11 апреля, профессор Нетёсов подчеркнул, насколько важно сейчас диагностировать бессимптомное носительство коронавируса. Он рассказал о таксономии семейства коронавирусов и сравнил летальность нового вируса с теми, что ранее вызывали эпидемии атипичной пневмонии, «свиного» и обычного сезонного гриппа.

Внутриклеточный театр боевых действий

Нынешняя коронавирусная инфекция — это две болезни. Первая — вирусная инфекция верхних дыхательных путей — проходит практически без проявлений. Она запускает глубокое поражение легких, которое в основном уже развивается самостоятельно. Первую стадию можно было бы лечить антивирусными препаратами, но в отсутствие симптомов совершенно непонятно, кого именно лечить. Вторая стадия — тяжелая болезнь, острое воспаление легких — не лечится. Антивирусные препараты на нее почти не действуют, поскольку от вируса она уже не зависит.

Информация не должна знать границ

Мне часто приходится слышать, что наши тест-системы очень слабые, они не выявляют высокий процент заболевших. Я знаю, что это не так, потому что общаюсь с друзьями, которые работают в «Векторе». Но почему Роспотребнадзору нельзя официально выложить информацию о принципе работе тест-систем, о чувствительности наших тестов? Почему я, будучи ученым, должна узнавать информацию от «своих»? Такая закрытость порождает огромное количество конспирологических теорий…