Метка: российская наука

Готовя к публикации заметку, где показано, что трое из десяти самых цитируемых в РИНЦ российских ученых по автоматике и вычислительной технике — липовые лидеры, я обнаружил в РИНЦ еще много удивительного и понял, что обязан поделиться этим знанием с публикой.

Разговор о российской науке в любой среде рано или поздно поворачивает к вопросу, как «у нас» и как «у них», понимая под последними, как правило, страны Запада. В процессе обсуждения постепенно выясняется, что, дескать, «там» всё по-другому, а у нас свои традиции — зачем же сравнивать? Тем не менее через такого рода сравнения прорисовываются смутные контуры будущего, возникает фон ожидаемых изменений.

Наша газета обратилась к ведущим российским ученым с просьбой поделиться своими мыслями, что делать после/ без фонда «Династия». Зачином к обсуждению стал пост главреда ТрВ-Наука Бориса Штерна в «Фейсбуке». Публикуем его призыв и поступившие отклики и ответы.

К моменту выхода этого номера ТрВ-Наука пройдет очередное Общее собрание Общества научных работников. Ниже мы публикуем выжимку из проектов его решений. Тексты могут претерпеть некоторые изменения, но в целом характеризуют круг самых острых проблем, которые, по мнению членов ОНР, стоят перед научным сообществом.

Кривое зеркало может быть полезно, ведь в нем видно хотя бы что-то. Плохо, если и его нет. Наверное, это правило очевидно, но боюсь, что в обсуждаемой далее области лучше бы такого кривого зеркала и вовсе не было. Речь опять о проекте «Корпус экспертов»…

Инициатива ФАНО по обсуждению реформы заслуживает поддержки, даже если нарушены регламенты и прочие нормативные документы. Это в любом случае лучше, чем пытаться совсем уж тайком протащить те или иные решения. Видно, призыв Андрея Гейма «Индюшки не голосуют за Рождество» слегка утратил популярность…

Сегодня всем нам становится очевидным, что объявленный мораторий на структурные изменения в организации российской науки закончен. Начались процессы, которые в итоге коснутся каждого из нас, и не только в академическом секторе науки…

Юбилейная, 25-я годичная конференция Санкт-Петербургского союза ученых состоялась 4–5 апреля. По давней традиции на второй день конференции проводится научная сессия.

В Санкт-Петербургском Европейском университете прошла 5–6 декабря Вторая конференция российской научной диаспоры. Она оптимистически называлась «Точки роста российской науки».

Археология не была готова к переменам постсоветского периода. Но многие археологи были готовы, и основу для этой готовности им дала археология — давнее брожение в ней, деятельность фрондеров и уклонистов, трудновоспитуемых и свободомыслящих.

Рассмотрев вопрос о деятельности Федерального агентства научных организаций за первый год работы, Совет по науке при Минобрнауки отмечает, что в переданных ФАНО научных институтах сосредоточена львиная доля российской науки, заметной на международном уровне.

Первое предубеждение, с которым следует расстаться при обсуждении вопросов реорганизации науки в России, таково: нет острой проблемы, надо просто потихонечку реформировать и улучшать, а любые резкие движения только испортят работающую систему…

Это отнюдь не такой простой вопрос. Существуют какие-то официальные цифры типа 400 тысяч. Откуда они взялись? Кто включен в это число? Чтобы ответить на вопрос «сколько?», нужно сначала определиться: кто такой научный работник? Будем исходить из того, что человек, не публикующийся годами, хотя бы в соавторстве с несколькими коллегами, не может называться научным работником. В конце 2005 года мы обработали данные по всем российским публикациям в реферируемых журналах, обрабатываемых Институтом научной информации (ISI). Основные российские журналы тоже обрабатываются. В списках соавторов российских статей за 6 лет фигурирует 186 858 различных комбинаций фамилий с инициалами. По случайной выборке 500 человек оценено, что около 36% составляют иностранные соавторы или эмигранты…

В таблице даны число публикаций и их суммарный индекс цитируемости только в реферируемых журналах, индексируемых ISI (1999–2004 годы). Если среди соавторов хоть один указал в адресе данный город – статья идет в зачет городу. Есть небольшое перекрытие между городами, поэтому сумма по городам чуть больше общих цифр в первой строке. Для Дубны и особенно Протвино значительный вклад принадлежит публикациям международных коллабораций с сотнями соавторов из разных стран (такие работы здесь не отсекались).

В феврале-марте 2008 г. часть научного сообщества России и мира стояла «на ушах» – из-за крайней обеспокоенности судьбой Европейского университета в Санкт-Петербурге. Звучали опасения, что временное приостановление его деятельности из-за претензий пожарных и последовавший отзыв лицензии закончатся закрытием этого уникального учебного заведения.