Метка: роман

Энн Тайлер (Ann Tyler, р. 1941) — современная американская писательница, автор двадцати романов и лауреат многих литературных премий. До недавнего времени я не только ничего из ее работ не читала, но даже имени ее не знала. Оказалось, напрасно: это хорошая реалистическая проза, как бы непритязательная и по форме, и по содержанию, а на самом деле искусно выстроенная и отточенная. Тайлер живет в Балтиморе; действие ее романов происходит там же. Как правило, в этих романах не происходит ничего особенного — чаще всего местом действия является дом, где живет семья, нередко несколько поколений. Соответственно, сюжет строится вокруг обычных для семьи событий — иногда они радостные, иногда драматические, но, как правило, будничные; во всяком случае, даже трагические ситуации Тайлер описывает если не как будничные, то как, увы, естественные.

Этот роман я начала читать случайно: имя автора — Роберт Харрис (Robert Harris) — мне было незнакомо. Судя по «Википедии», Харрис известен как журналист и прозаик; романы он пишет в «легком» жанре. Впрочем, книга, о которой речь пойдет далее, оказалась не только занимательной, но и хорошо написанной. «Полковник и шпион» («An officer and a spy») — это роман, посвященный делу Дрейфуса и построенный как повествование от первого лица. Рассказчик — полковник Пикар, который, будучи руководителем одного из отделов французской разведки, раскрыл структуру этого дела, что позволило в дальнейшем восстановить справедливость и вернуть Дрейфусу доброе имя.

...Давайте сразу к делу. Темой является научная фантастика — существует ли она в России? Если «да», то какой ценой, если «нет», то почему? Первый вопрос: Что происходит с научной фантастикой в России и в мире? Какие виды фантастики существуют? И какие из них не являются научной фантастикой, но имеют к ней отношение?

Название статьи не должно вводить в заблуждение: мы говорим не о романах, посвященных фронтиру как интересному или драматическому предмету, равно как и вообще не об исторических романах. Забота исторического романа — собрать «историческое» минимальными средствами, и понятно, чтó будет здесь успехом. Но даже роман, в котором обычная жизнь увидена из социально пограничного состояния, скорее выглядит как проект фронтирного романа, в котором фронтир держится на изобретаемой личности повествователя и не сделался общезначимым опытом. Фронтир никогда не возникал просто как разграничение между обжитой и необжитой землей, но всегда заново создавался.

15 октября Генриху Сауловичу Альтшуллеру исполнилось бы 90 лет. Он ушел из жизни 18 лет назад, но я и сегодня продолжаю задавать ему каверзные вопросы и слышу в ответ тихий иронический голос. Эти диалоги, которые я веду сам с собой, помогают думать, работать, жить…

Я читаю много и быстро, в силу чего пребываю в постоянном (увы, довольно бессистемном) поиске очередной порции пищи для ума и сердца. Так я открыла для себя американского писателя Джонатана Франзена — сначала его романы, затем эссе. Три главных романа Франзена переведены на русский — это «Поправки», «Свобода» и «Пьюрити»; на русском изданы некоторые его эссе (см. сборник «Дальний остров»). Франзен пишет в реалистической традиции; судя по ссылкам, ему особенно близка русская классика. Для понимания его прозы читателю достаточно быть просто открытым — автор обращается ко всем, кто неравнодушен и непредвзят.

В классической мысли, которой наследует и воображение новой литературы (литература эпохи романа), никогда не удавалось до конца освободить мысль от воображения, сделать мысль инструментальной, так как сам акт мысли понимался как отведение для вещей мест, расстановка их внутри некоторого описания. Это могло становиться предметом критики, как у Платона в диалоге «Софист», но именно диалог Платона показывает, что даже и сам Платон не мог справиться с этой инерцией научной мысли постоянно обращаться к образам и делать расставленные по определенной схеме образы основанием своей динамики.

Мысль о том, что реальный Фаддей Венедиктович Булгарин (1789–1859) был несколько отличен от своего традиционного в школьном курсе литературы мерзкого образа предателя, труса и доносчика, посетила меня дважды. Впервые — при чтении «Смерти Вазир-Мухтара» Тынянова, где Булгарин изображен как противный человек, но ближайший друг Грибоедова. Покопавшись в «Записках и выписках» М. Л. Гаспарова, я нашла заметку, где говорилось, что в образе Булгарина Тынянов изобразил своего друга и коллегу.

Было бы неправильно утверждать, что в новых условиях чтение утратило ценность в нашем обществе; она остается высокой, во многом благодаря работе такого института, как школа. Но вот к категории сверхценного чтение уже не относится, и это воспринимается очень болезненно. Весьма редко приходится сталкиваться с мнением, что это процесс закономерный, естественный…

Японские исследователи из Киотского института технологии и Университета Кэйо, занимающиеся проблемой загрязнения окружающей среды пластиковыми отходами, выделили новый вид бактерий, способных разлагать полиэтилентерефталат (ПЭТ) — этот термопластик применяется в основном для изготовления пластиковых бутылок. Бактерия Ideonellasakaiensis 201-F6 была обнаружена в результате обследования природных микробных сообществ, встречающихся на пластмассе.

Известие о смерти Умберто Эко трудно назвать неожиданным… Человеческие поколения сменяют друг друга — и теперь наша задача, задача последующих поколений, не просто «хранить память» о выдающемся старшем современнике, но и учитывать в собственной деятельности его наследие.

Принято считать, что фантасты ни во что не ставят законы природы, управляющие реальным миром. Но так ли отважны и безрассудны «творцы миров» и так ли просто описать во всех подробностях мир с иным устройством (даже если в голову пришла действительно оригинальная идея)? Разбирается Максим Борисов.

Прогуливаясь по живописным средневековым улочкам бретонских городов, турист нет-нет да и наткнется на магазины, где рядом с сувенирами и красочными путеводителями продаются книги на непонятном языке. Непонятном не только приезжим, но и большинству жителей Бретани.

Павел Павликовский — британский кинорежиссер польского происхождения. Известен он в основном как документалист, хотя «Ида» не первый его художественный фильм. Тем не менее до «Иды» мы, обычные зрители, о Павликовском едва ли слышали.

1 августа 2014 года исполнилось 75 лет докт. физ. -мат. наук, академику РАН Владимиру Евгеньевичу Захарову. Вопросы от имени ТрВ-Наука задавала Наталия Демина.

Любой нации необходим повод для гордости. Чтобы гордиться культурой своего народа, желательно иметь в наличии выдающегося писателя или поэта, про которого можно уверено сказать: «Имярек — это наше всё».

Художница Марианна Верёвкина (1860—1938) широкой публике не слишком известна, хотя в 2010 году к 110-летию со дня ее рождения в Третьяковке была организована юбилейная выставка.

Часто люди смеются, говоря о словах, которые когда-то пытались проникнуть в язык, да не попали и забылись. А те слова, что удачно в языке обустроились, кажутся совершенно нор­мальными.

Джеймс Эббот Макнил Уистлер довольно скудно представлен в наших музеях. Жаль, потому что художник он был оригинальный и разносторонний.

Публикуем еще один критический отзыв на «Материалы и предложения к проекту основ государственной культурной политики». Автор, докт. философ. наук Николай Копосов, в настоящее время преподает в США.

Эдуарда Мане (1832—1883) часто считают «первым импрессионистом», хотя правильнее было бы говорить о нем как о родоначальнике новой живописи.

Известный литературовед-русист Елена Николаевна Дрыжакова, давно живущая в США, и издательство «Пушкинский Дом» год назад опубликовали книгу «Дневник моей бабушки С.В. Дрыжаковой. 1900—1943».

К столетию выхода первого тома романа Марселя Пруста «В поисках утраченного времени» мы получили вот эту книгу: Марсель Пруст. В сторону Сванна / Пер. с фр. Е. Баевской. — М.: Иностранка, Азбука-Аттикус, 2013.

Дневник братьев Гонкуров даже на западном отделении филфака МГУ не входил в список «обязательной» литературы, но, конечно, прочитать его мне следовало бы еще тогда.

В мемуарной серии издательства «Новое литературное обозрение» вышел «Дневник» ленинградской переводчицы С.К. Островской (1902—1983).

В нынешнее время быстро нарастает прослойка бюрократов, в том числе корпоративных бюрократов, судейских, чиновников и всесильных сотрудников силовых структур.

Начало космического века трудно представить без романтиков-фантастов, предвосхитивших трудности и великие свершения первых шагов человечества в космос. К сожалению, рубеж XXI века преодолели лишь немногие гранды.

Как известно, герой романа «Золотой теленок» Ильфа и Петрова не был силен в физике, чего не скажешь о группе авторов под предводительством Дэвида Катлинга.

Новый роман Александра Иличевского воспроизводит тему предыдущих его сочинений: преуспевающий, талантливый человек, достигнув среднего возраста, становится дауншифтером. Говоря по-русски — опрощается.

При всем обилии мемуарной и биографической литературы фигура Льва Гумилёва остается загадочной. Загадочным остается его полное небрежение научными методами и принципами в большинстве работ — они начисто отсутствуют.

Большая часть книг биографического свойства, в особенности если это жизнеописания писателей и людей искусства, имеет явный или подразумеваемый подзаголовок «жизнь и творчество».

Какие же принципы creative writing в ходе своего гипотетического мастер-класса я мог бы предложить? Эти принципы разнородны; относятся то к стихотворению, то к эволюции автора, то еще к чему-то.

Изучение сталинской архитектуры как художественного процесса, обусловленного изменениями в искусстве и в политике одновременно, — трудная и неблагодарная задача.

Роясь в письмах Шлимана, я открыл, что вся история о том, как он с детства мечтал раскопать Трою, изучал древнегреческий, копил деньги двадцать лет и, наконец, осуществил свою мечту, — вся эта история выдумана им самим в позднем возрасте.