Метка: Ревекка Фрумкина

Австрийский архитектор Йозеф Хоффман прожил долгую жизнь. Родившийся в 1870 году, он умер в 1956-м, оставив потомкам по крайней мере три важнейших памятника архитектуры начала ХХ века: это «Санаторий Пуркерсдорф» в окрестностях Вены, дворец Стокле в Брюсселе и вилла Примавези в Вене.

В отличие от других выдающихся деятелей объединения «Сецессион», которые были профессиональными архитекторами, Коломан Мозер был художником… Уже его ранние работы выдают виртуозного графика, а последние пятнадцать лет своей недолгой жизни он в значительной мере посвятил станковой живописи.

Шотландский архитектор и дизайнер Чарльз Ренни Макинтош более всего известен как автор стула Макинтоша в разных его вариантах. Вообще же Макинтош был наделен многими и разнообразными талантами, что позволило ему воплотить стилистику Art nouveau в зданиях, интерьерах, витражах и графическом дизайне, развивая при этом свой индивидуальный стиль.

Венский архитектор Йозеф Мария Ольбрих (Joseph Maria Olbrich; 1867–1908) прожил короткую жизнь — в сорок лет он умер от лейкемии. При этом Ольбрих успел оставить огромное наследство, включающее всемирно известные здания…

Если где-то Европе есть город, где здания и разные предметы в стиле Art nouveau встречаются чуть ли не на каждом шагу, то это, конечно, Париж. Прежде всего, это привычные для парижан решетки и вывески у входов в метро — плоды трудов французского архитектора Экто́ра Гима́ра.

Бельгийский архитектор Анри ван де Вельде был одним из последних универсалов в сфере изобразительных искусств. Мы вспоминаем о нем прежде всего как об архитекторе, а ведь он был еще и выдающимся дизайнером, художником книги и создателем новых форм мебели и фарфора, да и просто интересным живописцем, работавшим в стиле, близком к пуантилизму.

Зигфрид Бинг (1838–1905) не писал картины, не рисовал афиши, не проектировал здания. И тем не менее историю становления L'Art nouveau нельзя понять, минуя личность и деятельность Зигфрида Бинга, коммерсанта и культуртрегера…

… история архитектуры, как правило, не слишком внятно отвечает на вопросы о том, кто первым построил дом из N этажей (безопорный мост с пролетом Х метров и т. д.)… Однако же основателем стиля ар-нуво (l'Art nouveau) единодушно признается бельгийский архитектор Викто́р Орта́…

Этой осенью Нобелевская премия 2014 года по литературе была присуждена французскому писателю Патрику Модиано. К тому времени я прочитала с десяток его романов. У Модиано прекрасный, чистый язык, его стиль совмещает изысканность и простоту…

Известный советский архитектор Андрей Константинович Буров (1900—1957) был одним из последних русских архитекторов-универсалов. Он соединил в себе разные таланты и при этом в главном успел реализовать себя при жизни…

Вам может быть неизвестно имя Алексея Николаевича Душкина (1903–1977). Однако если вы живете или хотя бы иногда бываете в Москве, то время от времени непременно соприкасаетесь с постройками Душкина, поскольку пользуетесь московским метро…

Пока я размышляла о фильме «Ида», он получил «Оскара». И тогда я решила посмотреть, за что еще в 2015 году дали эту премию. Я выбрала три фильма: «Всё еще Эллис», «Теория всего» — «Вселенная Стивена Хокинга» (чтобы понять, как можно вообще сделать (а) фильм об ученом и (б) о столь тяжело больном человеке) и «Бёрдмэн».

Павел Павликовский — британский кинорежиссер польского происхождения. Известен он в основном как документалист, хотя «Ида» не первый его художественный фильм. Тем не менее до «Иды» мы, обычные зрители, о Павликовском едва ли слышали.

… в XVII веке уже есть живописцы, находящие достойными кисти луковицы, грибы и капусту. Вот, например, Ян Фейт. Разумеется, его творчество вовсе не сводится к натюрмортам. Но мне он показался интересен именно этой стороной своего таланта.

Ян Стен (Jan Steen, 1626–1679), голландский художник, оставил более 800 законченных полотен, как правило небольшого формата. Изображал он преимущественно бытовые сцены из жизни своих современников. А если Стен писал картину на библейский сюжет, то разницу составляли разве что костюмы и интерьеры.

Андрей Иванович Сомов сегодня известен преимущественно искусствоведам и «музейным людям»; в начале прошлого века имя А. Сомова должно было запомниться многим, и в частности, читателям Брокгауза и Ефрона, потому что Сомов написал для этого словаря более тысячи статей.

В декабре Государственный Эрмитаж отметил свое 250-летие. Немалую роль в сохранении и преумножении нашего национального достояния сыграли настоящие труженики — сотрудники музея, одной из которых посвятила свою статью Ревекка Фрумкина.

В поисках книги о натюрморте я сняла с полки малоформатную тоненькую брошюру — «карманный» путеводитель по Лувру 1955 года — и очень удивилась. На ее обложке я обнаружила цветную репродукцию картины, о важности которой узнала совсем недавно.

Имя Шардена для нас связано прежде всего с натюрмортом. Натюрморт Шардена — это образцовый натюрморт: он не требует изощренных толкований, не взывает к «духу эпохи», а если и имеет сложную символику, то может, тем не менее, быть понят и вне набора символических значений.

Французский художник Анри Фантен-Латур едва ли может считаться малоизвестным: посетители художественных музеев почти наверняка видели его натюрморты. Преимущественно это цветы, а также фрукты, реже — овощи.

Гуманитарии — и не только отечественные — хорошо знают Абрама Ильича Рейтблата, автора книг и статей о литературе и литераторах, заведующего отделом библиографии «Нового литературного обозрения»; под его редакцией выходит известная серия НЛО «Россия в мемуарах».

В XIX веке Альфред Стевенс (1823–1906) был знаменитым французским и даже европейским художником, — настолько знаменитым, что в 1900 году в Париже состоялась его прижизненная персональная выставка, по тем временам совершенно неслыханное событие.

Картину эту я обнаружила на экране своего компьютера случайно, в поисках работ совсем другого художника; она называлась «Дама в розовом» и принадлежала кисти Уильяма Меррита Чейза…

В этом году у меня вышли очередные пять книг и серия статей. Коллеги удивляются моей производительности, а фокус просто раскрывается: я долго жил, много работал и накопил много наработок и материалов…

Морис Дени не принадлежит к числу моих любимых художников, — более того, его станковые работы и вовсе оставляют меня равнодушной. Но когда смотришь их в уменьшенном — по сравнению с холстом — масштабе, трудно не почувствовать их волшебство.

Французы считают Валлоттона недооцененным художником. Критики напоминают, что в Швейцарии любой его набросок хранят как драгоценность: Валлоттон родился в 1865 году в Лозанне и до 1900 года оставался швейцарским гражданином, хотя с 1883 года жил в Париже.

Пьер Боннар (1867–1947) прожил долгую и благополучную жизнь. Он вырос в обеспеченной семье, получил прекрасное образование и, уже принеся профессиональную присягу адвоката, окончательно осознал себя художником.

Французский художник Эдуар Вюйар (1868–1941) прожил долгую и плодотворную жизнь. Он использовал, как кажется, все возможные живописные техники — масло, клеевые краски, рисунок, гравюру…

Художественный лидер венского модерна Густав Климт не представлен (насколько я знаю) в наших музеях; чтобы оценить его масштаб, надо оказаться в Вене.

Художница Марианна Верёвкина (1860—1938) широкой публике не слишком известна, хотя в 2010 году к 110-летию со дня ее рождения в Третьяковке была организована юбилейная выставка.

Джеймс Эббот Макнил Уистлер довольно скудно представлен в наших музеях. Жаль, потому что художник он был оригинальный и разносторонний.

Французский художник-импрессионист Гюстав Кайботт (1848—1894) известен прежде всего как автор картин «Парижская улица. Дождь» и «Мост Европы».

Эдуарда Мане (1832—1883) часто считают «первым импрессионистом», хотя правильнее было бы говорить о нем как о родоначальнике новой живописи.

Те, кто не сразу вспомнит это имя, скорее всего, видели Берту Моризо на известной картине Эдуарда Мане «Балкон» (1868): Моризо сидит слева.

Французский художник Адольф Монтичелли (1824—1886) родился и прожил большую часть жизни в Марселе. При этом он подолгу жил и в Париже, был знаком с Диасом де ла Пенья, близок с барбизонцами и Сезанном.

Александра Васильевича Куприна (1880—1960) я для себя открыла в 1969 году в залах Русского музея: это была выставка «Русский натюрморт». Собственно, именно там мне открылся и сам натюрморт как жанр.

Роберт Рафаилович Фальк был тихим, молчаливым, как бы ушедшим в себя человеком. Странным образом это не помешало ему быть четырежды женатым и неизменно пользоваться успехом у женщин.

Ольга Осиповна Ройтенберг была подвижна не только духовно и душевно — она и физически была неутомима, если этого требовало ее Дело.

Замечательный русский искус­ствовед Паола Дмитриевна Вол­кова (1927- 2013) была, что на­зывается, человеком «устным». Она решительно предпочитала расска­зывать, а не писать.

Я открыла для себя Елену Коровай, когда искала материалы о музее в Нукусе. Елена Людвиговна Коровай родилась в 1901 году в Воронеже.

Творчество Натальи Сергеевны Гончаровой (1881—1962) давно уже принадлежит миру, ее работы есть во всех крупных музеях, о ней написаны книги.

В рамках издательской программы Института медиа, архитектуры и дизайна «Стрелка» недавно вышло несколько электронных книг.

В «Новом издательстве» вышла книга известного архитектурного критика Григория Ревзина «Русская архитектура рубежа ХХ-ХХI вв.».

Известный литературовед-русист Елена Николаевна Дрыжакова, давно живущая в США, и издательство «Пушкинский Дом» год назад опубликовали книгу «Дневник моей бабушки С.В. Дрыжаковой. 1900—1943».

К столетию выхода первого тома романа Марселя Пруста «В поисках утраченного времени» мы получили вот эту книгу: Марсель Пруст. В сторону Сванна / Пер. с фр. Е. Баевской. — М.: Иностранка, Азбука-Аттикус, 2013.

На сайте академического Института языкознания, где я работаю, нарисована цифра 1950 — видимо, это считается годом основания института.

Дневник братьев Гонкуров даже на западном отделении филфака МГУ не входил в список «обязательной» литературы, но, конечно, прочитать его мне следовало бы еще тогда.