Метка: рейтинги

Как измерить школу? Не конкретного ученика, а всю школу целиком, особенно если она состоит не сплошь из победителей всероссийских олимпиад, а из разных детей, воспитывающихся в разных по социальному и экономическому статусу семьях. Единой мерки для школы нет. Мировая практика разнообразна: американские СМИ — NY Times, LA Times, Washington Post — оценивают школы и школьные округа по расходам на ученика. Австралийская газета Sun Herald — по числу выпускников, упоминаемых в сборниках «Кто есть кто в Австралии», а сайт bettereducation.com.au — по числу кавалеров ордена Австралии… В России данные об успеваемости школьников массово и централизованно собираются с 2001 года, когда с пилотных регионов началось внедрение ЕГЭ. Однако рейтингов школ совсем немного.

С быстрым ростом и развитием глобальной системы научных исследований взаимосвязи между разными академическими дисциплинами становятся всё более сложными. Множатся возможности меж- и мультидисциплинарных исследований. Это отражается, в том числе, в меняющихся паттернах литературных ссылок, выявляющих тренды распространения новых знаний. Отмечается, что если научное исследование, опубликованное в 2000 году, было процитировано в публикациях по 3,6 разным дисциплинам, то к 2010 году это число достигло уже 4,3.

Одним из серьезных камней преткновения на пути развития нашей науки, особенно ориентированной, лежит требование для получения многих грантов софинансирования, или внебюджетного финансирования. Идея на первый взгляд хорошая: если какая-либо фирма готова заплатить за выполнение определенного проекта, то он очевидно перспективен. На деле — идея разрушительная.

Эта строка Окуджавы довольно точно передает мое восприятие нынешнего МГУ — восприятие рядового профессора, далекого от светской жизни «главного здания». Не радуют меня соглашение МГУ с Роскосмосом и грядущий запуск очередного спутника. Совершенно не впечатляет, что «МГУ поднялся на 6 позиций в рейтинге QS WUR»…

Год назад «ТрВ» опубликовал статью Рашита Хантемирова, содержащую суровую критику РИНЦ, и ответ на нее одного из разработчиков РИНЦ генерального директора НЭБ Геннадия Еременко. В ответ на бичевание РИНЦа его разработчик переложил ответственность на самих ученых: мол, плохо у них с научной этикой, жульничать привыкли, а РИНЦ, как зеркало, отражает то, что есть.

Накануне третьей сессии Конференции научных работников, назначенной на 29 мая 2015 года, мы обратились к ее организаторам с просьбой ответить на ряд вопросов.

Принято считать, что в экспериментальной биологии уровень работ более или менее коррелирует с уровнем журналов, в которых они опубликованы. И что уровень журнала более или менее коррелирует с его импакт-фактором. Это не всегда так.

Как оценить эффективность работы ученого? Как поощрить лучших? Есть ли зарубежный опыт, которым можно разумно воспользоваться? Этим и другим вопросам посвящена статья Павла Чеботарева.

Мы все участвуем в разнообразном вранье, поддерживающем имидж «главного университета страны» в отрыве от его реалий.

Это интервью состоялось в середине июня. Оно не требует ввода, потому что предмет его ясен с первых вопросов, а про собеседника мы обещали ничего не сообщать. Беседовал Михаил Гельфанд.

Коррупция, плагиат, обман на экзаменах и другие порочные практики в российском высшем образовании приобрели характер эпидемии.

В последние годы в Рос­сии всё увереннее наби­рает ход процесс рейтингования и оценки всего и вся как в науке, так и в об­разовании. В общем, и во всем мире этот процесс идет, а Россия просто, как и в других областях, стре­мится достичь мирового уровня и превзойти его.