Метка: рассуждения

На мой взгляд, это очень важный и интересный казус. Но здесь надо понимать контекст. Огромная популярность Sci-Hub’а возникла не на пустом месте, а вследствие глубокой неадекватности института копирайта реалиям современного информационного общества. Этот экономико-правовой режим, который отлично работал в XVII–XIX веках и способствовал тогда развитию культуры, сегодня стал ее тормозом. Об этом довольно внятно говорится уже около двух десятилетий. Но раньше всегда можно было возразить, что якобы противники копирайта просто хотят на халяву слушать музыку и смотреть сериалы. Пример Sci-Hub’а, основными пользователями которого стали ученые, показал, что копирайт является узким местом в развитии науки. А наука — это гораздо более важный общественный институт, чем копирайт…

В последние годы российская социальная наука становится всё интереснее — в ней появляются новаторские исследования, международные сравнительные проекты, глубокие теоретические обобщения. Наконец-то теоретики и эмпирики, «количественники» и «качественники», ученые и прикладники дискутируют по существу и объединяют усилия. Создаются журналы международного уровня, такие как «Лабораториум». Открываются амбициозные научные центры, например Школа перспективных исследований при Тюменском государственном университете. На этом фоне выглядевшие еще десять лет назад радикальными рассуждения об отсталости — в сравнении с «западной» — отечественной науки кажутся скучными ламентациями. И всё же нужно признать, что в российской социальной науке всё еще чрезвычайно много халтуры, причем производят ее не какие-то маргиналы, а «центровые» подразделения официальной Академии, «головные» факультеты университетов и отдельные профессора и академики, претендующие на высшую легитимность…

Многократно приходилось слышать о бурном развитии научной популяризации в России; но сложно ожидать внятных представлений о происходящем в современной науке от людей, с наукой прямо не связанных, хотя бы и имеющих университетское образование. Более того, сейчас уже невозможен и специалист по «физике вообще» (то же самое и в других науках). Сокращенное, адаптированное, т. е. «популярное», изложение научных результатов необходимо для сохранения связности и общности представлений о современном мире хотя бы внутри образованной части общества. Не менее важно это для ориентации студенческой молодежи, которой предстоит выбирать, чем заниматься в науке. Поэтому достоин всяческого одобрения и уважения честный труд научных работников и журналистов, которые этим занимаются. Однако проблема в том, что очень легко, а часто и материально выгодно заниматься такого рода деятельностью нечестно, когда публике рассказывают наукообразные байки…

В этом году вышли сразу две переводные книги о взаимоотношении человека и природы: «Интернет животных» Александра Пшеры (Ad Marginem) и «Будущее Земли» (в оригинале «Половина Земли») Эдварда Уилсона («Альпина нон-фикшн»). Эдвард Уилсон — профессор Гарвардского университета, эколог, социобиолог, мирмеколог и публицист, дважды лауреат Пулитцеровской премии. В свою очередь, Александр Пшера — немецкий журналист и переводчик, автор книг и статей о современной академической музыке, религии, теории медиа и феноменологии Интернета; изучал немецкую философию и теорию музыки в Гейдельбергском университете. Авторы представляют противоположные подходы к вопросу сохранения биологического разнообразия…

Итак, в России состоялась первая в истории защита официальной научной диссертации по теологии. (До сих пор степени по богословию присуждались только негосударственными учебными заведениями в рамках духовного образования.) На фоне других общественных событий последних лет — войны, санкций, репрессий, цензуры, реновации — это событие не столь заметно. В конце концов, это ведь даже не разгон Академии наук, который в режиме отрубания хвоста по частям тоже мало кого обеспокоил. А тут многие даже усмотрели некий позитив: в кои-то веки власть не запрещает, а, наоборот, что-то разрешает. Разве плохо, что некоторые весьма эрудированные люди, занимающиеся богословием, получат государственное свидетельство о своей учености наряду с астрофизиками и генетиками, историками и философами? Радоваться же надо! Ан нет…

Жаль, что написав и опубликовав несколько заметок и статей с резкой критикой того, как и почему Министерство культуры и государственный Музей Востока настойчиво уничтожают общественный Музей имени Рериха, я прошел мимо самой главной мысли, которой правильно начинать и кончать любые рассуждения об уничтожении и защите общественного Музея имени Рериха.

ТрВ-Наука попросил ряд коллег прокомментировать основные тезисы статьи Ивана Стерлигова. Публикуем поступившие отклики.

Опросы общественного мнения не ругает только ленивый. Провалы в электоральных прогнозах, ошибки в оценке протестных настроений и социального напряжения, заниженные доходы и завышенная лояльность к текущим политическим решениям — это лишь небольшой перечень из года в год повторяющихся претензий к опросной индустрии. В ответ социологи клянутся в высоком качестве своих данных, пеняют на коллег по цеху, обязуются исправить мелкие недочеты, развить и модернизировать наличную технологию.
— Неужели недочеты мелкие, а ошибки лишь у других? — спрашиваю руководителя одной из опросных компаний.
— Куда там! Ошибок навалом, но разве можно о них говорить открыто?..

Вопрос о необходимости «возрождения» научной фантастики (НФ) в России поднимается не в первый раз. В горячих дискуссиях участвуют писатели, издатели, ученые, фантастоведы и, главное, читатели. Чего же нам не хватает? Почему раз за разом слышны призывы кардинально переломить ситуацию и вернуть на рынок полноценную НФ? Разве в России издается мало фантастических книг, включая переводные? Может быть, вопрос не стоит выеденного яйца, а участники дискуссий зря расходуют свое и чужое время? Всё же непосредственный опыт показывает нам другое. 5 марта 2017 года состоялся круглый стол «Российская научная фантастика» в просветительском центре «Архэ», который вновь вызвал пристальный интерес и оживленное обсуждение на всевозможных сетевых площадках…

...Давайте сразу к делу. Темой является научная фантастика — существует ли она в России? Если «да», то какой ценой, если «нет», то почему? Первый вопрос: Что происходит с научной фантастикой в России и в мире? Какие виды фантастики существуют? И какие из них не являются научной фантастикой, но имеют к ней отношение?

В первую очередь с благодарностью мне хочется признаться в том, что названием этой статьи я обязан Яне Бражниковой, моей собеседнице и коллеге по РГГУ, философу и переводчику книг Ролана Барта «Империя знаков» и «Как жить вместе», которая предложила мне выступить на «Алёшинских чтениях» в РГГУ с неожиданной для меня самого темой — «Философия каваии». Не будучи профессионально институализированным философом, но питая страсть к чтению отдельных философских текстов, я ощущал своего рода легкость: оказавшись на «чужой территории», среди докладов о Канте и Лейбнице, я подумал, что могу внести живую струю, к тому же затронув неожиданную тему…

Положение независимого исследователя — полная противоположность положению историка-профессионала, работающего в системе госучреждений. Он не связан ни с каким ведомством и имеет возможность реализовывать собственные планы и идеи, ни с кем их не согласовывая и не нуждаясь в финансировании и правительственных грантах. Над ним не довлеет необходимость постоянно демонстрировать результаты научной деятельности для сохранения своего положения в науке.

Математик и программист Кирилл Великанов представляет вниманию читателей рецензию на книгу сопредседателя совета движения «Голос», кандидата юридических наук и кандидата биологических наук Аркадия Любарева «Избирательные системы: российский и мировой опыт» (2016).

Литературные персонажи весьма часто фигурируют в научных статьях, особенно физиков — известна их предрасположенность раздергивать на цитаты для эпиграфов «Алису в Стране чудес» и «Алису в Зазеркалье». Двое уважаемых мной ученых даже написали о роли Алисы в физике вполне аргументированную статью. Как ни странно, но двое других не менее достойных личностей, а именно ослик Иа и Винни-Пух, как и другие персонажи фундаментального труда Алана Милна, не удостоились такого внимания, а жаль, потому как их вклад в физику весьма внушителен. Придется восстановить справедливость.

Этот юбилей совершенно никто не заметил, и дело не в том, что он не очень круглый, и не в том, что нет конкретной даты, и даже не в спорности самого события. Просто некому отметить. Между тем 25 лет назад в России началась институционализация политологии как учебной и академической дисциплины… Само слово «политология», ранее обычно употреблявшееся в сочетании с прилагательным «буржуазная» (и с подразумеваемым смыслом «лженаука»), приобрело новое значение, войдя в круг стандартных наименований учебных дисциплин.

Помнится, когда я был студентом первого курса, весьма уважаемый нами (до сих пор) преподаватель физики без тени сомнения внушал нам, что такой предмет, как экология, наукой являться не может, поскольку не порождает принципиально нового знания. Надо сказать, с ним было весьма трудно не согласиться. Ведь та метаморфоза, которая, к несчастью, произошла с этим многострадальным названием, к настоящему времени привела к полной неразберихе и смешению самых разных понятий…

Первым делом скажу самое страшное: Школа Моей Мечты — это школа не для всех. «Все» обязаны пройти только программу начальной школы. С которой тоже хорошо бы разобраться, вычистив из нее повторы и методические заскоки и максимально разнообразив «входы», так чтобы пройти ее могли и те, кто еще до нее привык читать для собственного удовольствия, и те, кто не освоил ни одной буквы, — но чтобы при этом они не оказались в одном классе. Но это — отдельный разговор.

Примерно две недели назад в редакцию пришло письмо: «Здравствуйте! Некоторое время тому назад МГИМО и ВШЭ совместными усилиями подготовили четырехтомный энциклопедический справочник «Политические системы современных государств». При этом четырехтомник содержит множество ошибок, включая даже перепутанные стороны света». Редакция, разумеется, заинтересовалась и попросила автора письма, Никиту Асташина, подготовить публикацию. Но справедливости ради мы обратились с письмами и к критикуемым сторонам с просьбой изложить свой взгляд на проблему.

«Жалоба Мира» была написана Эразмом по предложению Жана Лё Соважа (канцлера императора Карла V, выступавшего за осторожную политику сближения с Францией и завершение нескончаемых военных авантюр на земле Италии) и представляет собой самое полное собрание мыслей и воззваний Эразма о мире, которые он неоднократно высказывал и в предыдущих своих произведениях.

Этот год, похоже, не будет похож на все предыдущие: уже в сентябре нам предстоит важнейшее событие в жизни страны — выборы в Государственную Думу, день, когда народ избирает своих наиболее достойных сынов и дочерей в свой законодательный орган. Многие, наверное, не согласятся со мной: есть еще более важные выборы, мол. Но они ошибаются: те выборы даже нельзя поставить в число важных для страны событий. Это совершенно сакральное действо — единение страны со своим Правителем, и для такого действа слово «важное» является слишком приниженным и вульгарным.

Начнем с напоминания о коренном различии, даже противопоставлении, законодательной власти и власти исполнительной: законодатели избираются, исполнители назначаются. Собственно, кого-то в исполнительной власти можно было бы тоже избирать, а не назначать — и так это иногда и делается; в частности, всенародно избираемый президент в большинстве стран считается главой исполнительной власти, а не суперарбитром, стоящим над обеими структурами. Но чиновники с «исполнительными» функциями в конкретных областях деятельности должны все-таки быть специалистами в этих областях…

Фантасты изображают большинство внеземных цивилизаций антропоморфными вплоть до полной неотличимости от человека. Попадаются произведения с негуманоидными персонажами, но и эти персонажи отличаются от человека чаще всего формой, а не содержанием. Совсем редки произведения, где иной разум непонятен, а контакт невозможен. Последний тип разума представлялся наиболее вероятным в реальности, но, за редкими исключениями, далеким от литературы. Космос — иная среда обитания, иная эволюция, иное отношение к реальности. Иное всё!

Мы, участники проекта Equality, написали критический отзыв на популярную в молодежной среде книгу Анатолия Протопопова «Трактат о любви» (далее «Трактат»). Поименный список ученых и специалистов, принимавших участие в работе, можно найти в полном тексте нашей рецензии. Протопопов является одним из создателей известного научно-популярного сайта ethology.ru, а также ведет общение на своем этологическом форуме forum.ethology.ru.

В ТрВ-Наука уже публиковался краткий очерк жизни и творчества французского филолога, антрополога и, называя вещи своими именами, свободного философа Рене Жирара. Там раскрывается суть ключевых для понимания мысли Жирара терминов: мимесис, учредительное убийство, жертвенный кризис, козел отпущения. Продолжение темы — отзыв на недавно вышедший перевод одной из основных книг мыслителя.

В начале 2016 года о том, нужна ли человечеству пилотируемая космонавтика, дискутируют научный журналист, модератор КНЖ Александр Сергеев и астроном, ст. науч. сотр. ГАИШ МГУ Владимир Сурдин.