Метка: подростки

Причина деградации и почти полного исчезновения в России такого популярного в недавнем прошлом жанра, как научная фантастика, лежит на поверхности — это сильнейший дистресс, пережитый людьми в ходе перестройки и трансформации СССР в конгломерат независимых государств, в которых условия жизни сильно изменились, причем для большей части населения в худшую сторону, что явно не способствует игре воображения и мечтательности. Последние всегда были характерны для периода детства и взросления людей, недаром фантастикой больше всего увлекались подростки и молодежь… Отсутствие новых научных идей у писателей-фантастов — свидетельство того, что именно на развлечение читателей и на коммерческий успех писателей ориентирована современная научная фантастика, превратившаяся в фэнтези, сказки для взрослых.

Ольга Орлова, ведущая Общественного телевидения России, автор постоянной рубрики ТрВ-Наука «Гамбургский счет», была задержана в числе людей, вышедших на улицы российских городов 26 марта, когда по стране проходили митинги против коррупции. По просьбе ТрВ-Наука Ольга написала, что происходило.

Статья «Группы смерти» в «Новой газете» стала самой обсуждаемой: за одну неделю к ней обратились практически 2 млн человек. Даже за столь короткое время отношение к статье и к теме подростковых суицидов раза три резко менялось. Первая волна тревоги и страха за своих и чужих детей сменилась критикой журналистки (за сверхэмоциональность и отсутствие доказательств) и редакции «Новой» (за неожиданный или непривычный консерватизм и попытки психологического давления на администраторов сайтов).

16 и 18 мая в «Новой газете» появилась большая и страшная по содержанию статья Г. Мурсалиевой «Группы смерти» о том, как в социальной сети «ВКонтакте» подростков якобы призывают и подталкивают к самоубийству. И, к сожалению, небезуспешно… Не удивительно, что публикация вызвала бурю комментариев в интернет-сетях. Я не буду вступать в дискуссию, а поделюсь некоторыми соображениями, вызванными этой публикацией.

Корневая тема социологии — переопределение самоубийства как социального явления. Как раз масштабный взгляд — не разбор каждой отдельной трагедии, а удивительная стабильность цифр (в расчете на 100 тыс. жителей по конкретной стране), пропорций (по возрастам, между мужчинами и женщинами) и универсальность (все социальные категории, богатые и бедные) — заставляет пробуждаться социологический образ мышления. По крайней мере, меня так учили. Поэтому несколько до предела холодных и циничных замечаний…