Метка: Общество Макса Планка

Масса протона несколько меньше, чем научное сообщество считало до сих пор. К такому выводу пришли исследователи из Института ядерной физики Общества Макса Планка в Гейдельберге. Протоны есть в ядре любого атома, они составляют большую часть массы Солнца и других звезд. Чтобы получить представление о массе одного протона, нужно уменьшить килограмм в миллиард раз, затем еще в миллиард раз, а затем еще в миллиард раз.

Евросоюз уже в течение четырех лет вынашивает планы трансформации существующей подписной журнальной системы в систему журналов открытого доступа. Полный переход планируется осуществить к 2020 году. В этой связи 28 января 2015 года Цифровая библиотека Общества Макса Планка, учредитель Берлинской декларации по открытому доступу к научному и гуманитарному знаниям (2003), опубликовала свой White Paper по необходимости крупномасштабной трансформации подписной журнальной бизнес-модели в более дешевую бизнес-модель открытого доступа.

Глава Сибирского отделения РАН, академик Александр Асеев представил ТрВ-Наука свой взгляд на ситуацию с реструктуризацией в Академии наук и возможные варианты ее развития в 2017 году. Предметом его анализа стал также опыт 2016 года по образованию ФИЦ «Красноярский научный центр СО РАН».

Публикации «РИНЦ продолжает врать» и «РИНЦ учит врать?» вызвали большой интерес: число их просмотров за полтора месяца перевалило за 20 тыс. Комментарии показывают, что научное сообщество неравнодушно к тому, что зачастую «порчу» на РИНЦ наводят сами авторы; а создатели РИНЦ, наоборот, равнодушны к превращению его в мусоросборник и даже возводят это в принцип. Комментаторы возмущались ситуацией и предлагали способы ее исправления…

Разговор о российской науке в любой среде рано или поздно поворачивает к вопросу, как «у нас» и как «у них», понимая под последними, как правило, страны Запада. В процессе обсуждения постепенно выясняется, что, дескать, «там» всё по-другому, а у нас свои традиции — зачем же сравнивать? Тем не менее через такого рода сравнения прорисовываются смутные контуры будущего, возникает фон ожидаемых изменений.

Мы уже писали о реформе науки в Китае. О том, как эта реформа выглядит изнутри (и немного сбоку), Михаилу Гельфанду рассказывает выпускник биофака МГУ Филипп Хайтович.