Метка: нумизматика

В 1640 году Людовик XIII начал чеканить золотые луидоры по образцу испанских двойных эскудо, они же дублоны. Их чеканили в Америке; во Франции их называли пистолями — все эти ласкающие слух слова вы наверняка встречали у Дефо, Дюма, Стивенсона и других популярных авторов. Для борьбы с обрезанием монет льежский медальер Жан Варен изобрел станок, позволявший чеканить монеты ровной круглой формы. Курс нового луидора к старому серебряному ливру колебался и окончательно закрепился только при Людовике XV сначала (в 1726 году) на 20, а потом (в 1740 году) — на 24 ливрах.

Вот цитата из «Героя нашего времени». «Слуга объявил, что Печорин остался ужинать и ночевать у полковника Н…
— Да не зайдет ли он вечером сюда? — сказал Максим Максимыч, — или ты, любезный, не пойдешь ли к нему за чем-нибудь?.. Коли пойдешь, так скажи, что здесь Максим Максимыч; так и скажи… уж он знает… Я тебе дам восьмигривенный на водку…
Лакей сделал презрительную мину, слыша такое скромное обещание, однако уверил Максима Максимыча, что он исполнит его поручение».
Ю. А. Федосюк в книге «Что непонятно у классиков, или Энциклопедия русского быта XIX века» (1998) пишет, что в России монеты в 80 копеек никогда не было (что правильно), а восьмигривенный — это персидская монета в четыре абаза, имевшая хождение на Кавказе. Видимо, с его легкой руки эта версия широко распространена на всевозможных конкурсах и олимпиадах. Но вот только монету в четыре абаза найти тоже не удается.