Метка: научное сообщество

То, что сейчас называют научно-фантастической литературой,так же отличается от НФ 60-х годов прошлого века, как весельная лодка от катера на подводных крыльях.

Одна из самых неоднозначных и провокационных научно-популярных книг, попадавших нам в руки за последнее время, принадлежит перу Майкла Брукса, британского ученого во всех смыслах этого слова.

Лженаука всегда сопутствовала науке, и вряд ли когда-нибудь эта ситуация изменится. Различные разновидности лженауки, многократно разоблаченные и осмеянные, неизменно возрождаются в подновленном виде.

Одно из возможных объяснений того, что хотим как лучше, а получается все равно как всегда, состоит в том, что в российском научном сообществе и в обществе в целом на самом деле отсутствует действенный публичный механизм обсуждения и решения проблем науки.

Речь президента США Б.Обамы, которую иногда называют «революционной» с точки зрения развития политики в отношении американской науки, очень хорошо написана с популяризаторской точки зрения.

Всем знакомо выражение, приписываемое Галилею, что и на Солнце есть пятна. Наличие пятен на Солнце — бесценный кладезь информации.

Применение понятий и методов физики к социальным явлениям уже давно вошло в моду. В 2004 г. вышел бестселлер «Критическая масса» Филипа Болла, посвященный именно этой…

Это отнюдь не такой простой вопрос. Существуют какие-то официальные цифры типа 400 тысяч. Откуда они взялись? Кто включен в это число? Чтобы ответить на вопрос «сколько?», нужно сначала определиться: кто такой научный работник? Будем исходить из того, что человек, не публикующийся годами, хотя бы в соавторстве с несколькими коллегами, не может называться научным работником. В конце 2005 года мы обработали данные по всем российским публикациям в реферируемых журналах, обрабатываемых Институтом научной информации (ISI). Основные российские журналы тоже обрабатываются. В списках соавторов российских статей за 6 лет фигурирует 186 858 различных комбинаций фамилий с инициалами. По случайной выборке 500 человек оценено, что около 36% составляют иностранные соавторы или эмигранты…

Несмотря на беспрецедентные перемены практически во всех сферах жизни России, произошедшие за последние 20 лет, естественнонаучная академическая наука застыла в холодном лете 1953 года. Пожизненно избранные в РАН динозавры давно ушедших эпох, а также их порой бесталанные родственники, друзья и соратники продолжают претендовать на представительство в естественно-научном экспертном сообществе…

Все, что пишет Ефимов, по большому счету, правда. Однако пейзаж здесь не настолько однородно-мрачен, как это видится издалека. И ученые приличные не перевелись, и руки не у всех опустились. В подтверждение этого приводим здесь короткое сообщение об инициативе, которая как раз отвечает пафосу статьи Игоря Ефимова.

В феврале-марте 2008 г. часть научного сообщества России и мира стояла «на ушах» – из-за крайней обеспокоенности судьбой Европейского университета в Санкт-Петербурге. Звучали опасения, что временное приостановление его деятельности из-за претензий пожарных и последовавший отзыв лицензии закончатся закрытием этого уникального учебного заведения.