Метка: научная фантастика

Третья четверть ХХ века — своего рода золотой век науки и культуры, который не обошел стороной и Россию. В том числе это было время подъема научной фантастики. Потом наступила условная эпоха потребления со своим условным постмодернизмом, и научная фантастика поблекла вместе с интересом к науке. Сейчас наметилось нечто вроде возрождения: наука снова популярна, просветительские книги продаются приличными тиражами. А как обстоят дела с научной фантастикой?Чтобы разобраться в том, что и почему происходит (или не происходит) в данной сфере, мы решили провести круглый стол на тему российской НФ (изначально идея предложена Наталией Деминой).

...Давайте сразу к делу. Темой является научная фантастика — существует ли она в России? Если «да», то какой ценой, если «нет», то почему? Первый вопрос: Что происходит с научной фантастикой в России и в мире? Какие виды фантастики существуют? И какие из них не являются научной фантастикой, но имеют к ней отношение?

5 марта 2017 года (в воскресенье) в культурно-просветительском центре «Архэ» состоится круглый стол «Существует ли российская научная фантастика как явление и нужна ли она современному обществу?». Ее организаторами помимо «Архэ» стали журнал «Химия и жизнь» и газета «Троицкий вариант — Наука». Вход свободный (поощряется добровольное пожертвование на нужды научной популяризации). Начало в 17:00.

23 сентября в Санкт-Петербурге прошли Вторые научно-литературные чтения имени Александра Беляева и были вручены премии имени Беляева за лучшие научно-популярные публикации 2015 года. Читая в качестве члена жюри номинированные на Беляевскую премию произведения, я получил огромное удовольствие: по-моему, все книги, статьи и прочие публикации были достойны награды! Порадовали и тиражи: если несколько лет назад научно-популярные книги в России выходили скромными тиражами 300– 500 экземпляров, то сейчас средний тираж достиг 3–4 тысяч.

15 октября Генриху Сауловичу Альтшуллеру исполнилось бы 90 лет. Он ушел из жизни 18 лет назад, но я и сегодня продолжаю задавать ему каверзные вопросы и слышу в ответ тихий иронический голос. Эти диалоги, которые я веду сам с собой, помогают думать, работать, жить…

Фантасты изображают большинство внеземных цивилизаций антропоморфными вплоть до полной неотличимости от человека. Попадаются произведения с негуманоидными персонажами, но и эти персонажи отличаются от человека чаще всего формой, а не содержанием. Совсем редки произведения, где иной разум непонятен, а контакт невозможен. Последний тип разума представлялся наиболее вероятным в реальности, но, за редкими исключениями, далеким от литературы. Космос — иная среда обитания, иная эволюция, иное отношение к реальности. Иное всё!

Характерная особенность современной русскоязычной научной фантастики: ее не существует. Отдельные имена есть, литературного направления нет. Это не мое мнение, а мнение экспертов, критиков и ценителей. Хотя мой опыт их мнению не противоречит.

Принято считать, что фантасты ни во что не ставят законы природы, управляющие реальным миром. Но так ли отважны и безрассудны «творцы миров» и так ли просто описать во всех подробностях мир с иным устройством (даже если в голову пришла действительно оригинальная идея)? Разбирается Максим Борисов.

На экраны вышел научно-фантастический фильм о межзвездных путешествиях, черных дырах и других измерениях — «Интерстеллар». Его главной особенностью считается лучшая, чем в других лентах, проработка многих физических и астрофизических деталей.

То, что сейчас называют научно-фантастической литературой,так же отличается от НФ 60-х годов прошлого века, как весельная лодка от катера на подводных крыльях.

Во времена Жюля Верна не существовало обширной научно-популярной литературы и функцию популяризации научных и технических знаний вынужденно взяла на себя НФ.

Довольно давно, когда в российской фантастике только еще поднималась «шестая волна» (сейчас, говорят, уже идет на спад седьмая), мне довелось участвовать в дискуссии о том, что приключилось с направлением в фантастической литературе…