Метка: мир

Российско-американский физик-теоретик Михаил Шифман, профессор Университета штата Миннесота (США), лауреат премии Дирака, рассказал Наталии Деминой о научно-популярных книгах, которые он выпустил за последние десятилетия.

Фантасты изображают большинство внеземных цивилизаций антропоморфными вплоть до полной неотличимости от человека. Попадаются произведения с негуманоидными персонажами, но и эти персонажи отличаются от человека чаще всего формой, а не содержанием. Совсем редки произведения, где иной разум непонятен, а контакт невозможен. Последний тип разума представлялся наиболее вероятным в реальности, но, за редкими исключениями, далеким от литературы. Космос — иная среда обитания, иная эволюция, иное отношение к реальности. Иное всё!

История суперконтинентов, их формирования и распада за последние 550 млн лет достаточно хорошо известна. Однако, двигаясь глубже в геологическую историю Земли, палеогеографические реконструкции становятся всё сложнее и сложнее. Так, до Гондваны примерно 1 млрд лет назад материки были соединены в суперконтинент Родиния, название которого, кстати, происходит от русского слова «Родина». До Родинии, по-видимому, были и другие суперконтиненты.

Как в условиях государственного регулирования экономики готовить профессиональных экономистов? Об этом декан экономического факультета Московского государственного университета Александр Аузан рассказал Ольге Орловой, ведущей программы «Гамбургский счет» на Общественном телевидении России.

Членам Совета по науке при Минобрнауки были заданы четыре вопроса: 1. «О чем Вы мечтаете как ученый, автор книг и статей, как просветитель?» 2. «Не представляется ли Вам Ваша работа в Совете по науке сизифовым трудом?..» 3. «Какие научные проекты Вас сейчас больше всего вдохновляют?..» 4. «… Воспринимаете ли вы себя как представителей, своего рода делегатов от всего научного сообщества или исключительно как „лучших среди лучших“?» Публикуем поступившие ответы.

Максим Кронгауз: «Стыдно признаваться, но я ни о чем не мечтаю. И это не значит, что у меня нет желаний. Просто я их стараюсь реализовать, осуществить, исполнить. А это означает, что по разряду мечт они никак не проходят. В обычной жизни у меня, правда, есть естественное желание, которое в силу невыполнимости условно можно считать мечтой…»