Метка: медь

Бабушка всегда заставляла меня мыть руки после того, как я трогал деньги. Она была права: первые опасения, что бумажные деньги могут служить переносчиками патогенов, появились более ста лет назад [Schaarschmidt 1884], а первое систематическое исследование — чуть менее пятидесяти [Abrams 1972], когда мне было девять лет. (Не думаю, впрочем, что бабушка была знакома с этими публикациями, — скорее, ею двигал простой здравый смысл и, возможно, влияние дедушки-хирурга.) Ранние работы опирались на классические микробиологические подходы и могли оценить распространенность только культивируемых бактерий. Сразу стало ясно, — впрочем, как и ожидалось, — что на монетах бактерий меньше (13%), чем на бумажных деньгах (42%). Это подтвердилось в Камеруне, где бактерии были найдены на 97% банкнот и 88% монет, и в Польше: 80–90% и 65% соответственно.

История Средиземноморья конца ранней Античности определялась войнами между Римской республикой и Карфагеном, известными под названием Пунических войн. Параллельно с этими событиями в Риме происходила денежная реформа. Денежная система Римской республики до того базировалась на медных монетах, а легионерам выплачивали стипендию в серебре.

Сероводород, знакомый нам по запаху тухлых яиц, при чрезвычайно высоком давлении в 1,5 млн атмосфер (150 ГПа) превращается в сверхпроводник, остающийся таковым при рекордно высокой температуре в 203 кельвина (–70 °С).