Метка: купюры

Бабушка всегда заставляла меня мыть руки после того, как я трогал деньги. Она была права: первые опасения, что бумажные деньги могут служить переносчиками патогенов, появились более ста лет назад [Schaarschmidt 1884], а первое систематическое исследование — чуть менее пятидесяти [Abrams 1972], когда мне было девять лет. (Не думаю, впрочем, что бабушка была знакома с этими публикациями, — скорее, ею двигал простой здравый смысл и, возможно, влияние дедушки-хирурга.) Ранние работы опирались на классические микробиологические подходы и могли оценить распространенность только культивируемых бактерий. Сразу стало ясно, — впрочем, как и ожидалось, — что на монетах бактерий меньше (13%), чем на бумажных деньгах (42%). Это подтвердилось в Камеруне, где бактерии были найдены на 97% банкнот и 88% монет, и в Польше: 80–90% и 65% соответственно.

Одна из ключевых проблем при изучении эпидемий — учет передвижений людей. Классические диффузионные модели хорошо описывают эпидемии прошлого, но ломаются с появлением быстрых и массовых путешествий на большие расстояния: автомобилем, поездом и тем более самолетом. Красивый цикл работ в этой области был сделан в 2000-х годах Ларсом Хуфнагелем из Института динамики и самоорганизации и Дирком Брокманном, также работавшим в Гёттингене, а затем переехавшим в США, в Северо-Западный университет. Для того чтобы оценить интенсивность путешествий людей, они использовали данные о перемещениях банкнот. Данные для этого были взяты с неофициального сайта по отслеживанию американских купюр «Где Джордж?»

В «Мертвых душах» Гоголя есть необъяснимый с точки зрения чистой арифметики разговор между старухой-трактирщицей, Ноздрёвым и его зятем. «За водочку, барин, не заплатили…» — сказала старуха. «Сколько тебе?» — сказал зятек. «Да что, батюшка, двугривенник всего», — сказала старуха. «Врешь, врешь. Дай ей полтину, предовольно с нее». Дело в том, что старуха назвала цену в ассигнациях, а Ноздрёв — в серебре…