Метка: Галилео Галилей

За время, прошедшее с предыдущей публикации, произошло много событий. Журнал Nature опубликовал статистическую модель с плохим прогнозом: существует 90-процентная вероятность того, что температура Земли увеличится к концу века на 2,0–4,9 °С. Сценарий IPCC, предлагающий удержаться в пределах 1,5 °С, можно считать слишком оптимистичным. Потепление выше чем на два градуса предвещает гораздо более глубокие изменения в привычном жизненном ландшафте, чем мы предвидим сейчас. Так что дискуссию о климате, которая развернулась на страницах ТрВ-Наука, закрывать рано. И в мировой прессе тоже не спят, а обсуждают нашу тему как никогда активно.

Споры о том, что такое наука и когда, как, где и почему она возникла, ведутся давно и вряд ли закончатся в обозримой перспективе. Как бы ни относиться к этим дискуссиям, нельзя не признать, что институционализация науки, которая обеспечила ее непрерывное и прогрессивное развитие вплоть до наших дней, действительно имела место в середине названной эпохи, то есть в XVII веке. Становление этой институционализации обычно называют Научной Революцией.

Меркурий, первоначальные сведения о котором приведены еще на шумерских клинописных табличках III тысячелетия до н. э., оказался одной из наиболее сложных для изучения планет. И неудивительно — с орбитой со средним диаметром всего 0,387 а. е. в моменты максимальных угловых удалений (максимальных элонгаций) он отстоит от центра солнца только на 28°.

Перед премьерой нового фильма о Галилео Галилее Святослав Горбунов побеседовал с авторами новой картины — режиссерами Ефимом Резниковым и Аленой Бадягиной, задав им несколько вопросов, касающихся истории создания и главных особенностей этой работы.

Лауреатами премии «Просветитель» за лучшую научно-популярную книгу года стали Ася Казанцева, поведавшая о глупостях, которые нас заставляет совершать мозг, и Сергей Яров, рассказавший о повседневной жизни блокадного Ленинграда.

Мы собрались здесь, чтобы говорить, по сути дела, о судьбе нашей страны. Конечно, мы будем говорить о российской науке, о будущем Российской академии наук, но осмелюсь заявить, что будущее Академии и будущее России тесно переплетены.

Почти четыре века назад, в апреле 1633 года, в Риме начался процесс над Галилео Галилеем. То, что церковь совершила по отношению к Галилею ошибку, Ватикан признал в 1992 году, через 350 лет после смерти ученого.