Метка: ФАНО

В данном номере ТрВ-Наука мы публикуем два дискуссионных материалах о начавшейся в Академии наук реструктуризации научных организаций. Первая статья — академика РАН Василия Шабанова — в позитивном ключе рассказывает об опыте Красноярского научного центра. Вторая — академика РАН Александра Асеева — представляет собой критический анализ проходящего реформирования. Надеемся на продолжение дискуссии в последующих номерах.

19 декабря 2016 года президент Путин подписал закон о федеральном бюджете на 2017 год и плановый период 2018 и 2019 годов. Расходы на гражданскую науку заметно увеличатся в сравнении с прошлым годом: на эти цели в 2017 году планируется потратить примерно 336 млрд руб. из федерального бюджета по сравнению с примерно 268 млрд руб. в 2016 году. Однако столь резкий рост расходов на гражданскую науку по сравнению с прошлым годом связан всего лишь с восстановлением уровня финансирования прикладных исследований и разработок в рамках космической программы, который примерно в 5 раз снизился в 2016 году по сравнению с 2015 годом.

В наступившем году в российской науке, безусловно, случится множество важных событий, включая выборы президента РАН. Но воспоминания о событиях столетней давности, опять же, навевают на идейно нестойких граждан нумерологические ассоциации и эсхатологические ожидания хаоса и революции. В большом и малом, так сказать: и в масштабе страны, и в масштабе нашей науки. Конечно, в последнем случае речь не идет о каких-то собственно научных прорывах, нет, речь идет о разного рода научно-организационных катаклизмах. Среди сотрудников ФАНО, понятное дело, на первом месте ожидание разгона Академии или, в более мягком варианте, ее захвата враждебными силами, ставленниками, в представлениях иных наших «прогрессистов и либералов», князя административной тьмы Михаила Валентиновича Ковальчука.

Правительство Москвы через Комитет по архитектуре и градостроительству заявило о намерениях уступить инвесторам (фактически в наших условиях – крупным банкам) земли с находящимися на них институтами РАН и других ведомств на территории города. В настоящее время разработаны и подготовлены к принятия новые Правила землепользования и застройки для некоторых округов г.Москвы.

В истории встречаются удивительные параллели: сначала «Апрельские тезисы», за которыми неминуемо следует «Как нам реорганизовать…». Масштабы событий, конечно, разные, но сезонное совпадение и последовательность событий заставляют задуматься. Речь идет об истории, которая началась в апреле 2016 года в Пущино. Как-то так получилось, что директора шести институтов, не слишком воодушевленно, но достаточно законопослушно вняли убедительной риторике ФАНО России о том, что дальнейшее существование в качестве независимых организаций становится практически невозможным, вся отечественная наука должна быть структурирована в виде крупных центров — федеральных, региональных, национальных — и приняли решение инициировать процесс объединения…

Сегодня Россия находится в четвертом десятке стран по числу людей, занятых исследованиями и разработками. А в будущем году бюджетные расходы на академическую науку сократят еще на 9 млрд руб. Какова же тогда ценность научного знания в нашей стране? Какова ситуация в Академии наук после прошедших там в октябре выборов? Чем живут российские географы? Об этом Ольга Орлова беседовала с Ольгой Соломиной, известным российским географом.

Признаться честно, я с трудом нахожу время и силы, чтобы взяться за, так сказать, перо. Столько дел и забот валятся на меня со всех сторон. В общем, не получается у меня сесть и обстоятельно написать об итогах уходящего года. Поэтому, дорогие друзья, я не буду подводить никаких итогов года прошедшего, лучше я всех вас поздравлю с надвигающимися тремя неделями рождественско-новогодне-рождественско-новогодних праздников и пожелаю благополучно пережить их. А кроме того, я дам всем своего рода новогоднее напутствие. Наступающий год, дорогие коллеги, не будет для нас легким. Денег станет еще меньше, а наши зарплаты должны стать еще выше. Поэтому, увы, не все из нас смогут остаться сотрудниками вузов и научных организаций.

Итоги выборов в Академию наук вызвали вопросы не только по отделению физиологических наук, но и по отделению математики. К сожалению, многие упреки о низких индексах Хирша у выбранных членкоров, о блокирующем пакете трех институтов и др. звучат непублично, в кулуарах, и у математиков нет возможности ответить, глядя критикам в лицо. Вопросы, в которых звучат основные упреки, мы задали академику РАН, президенту Московского математического общества Виктору Васильеву. Беседовала Наталия Демина.

Сайт «Новости сибирской науки» (www.sib-science.info/ru) — новый проект, запущенный Государственной публичной научно-технической библиотекой Сибирского отделения Российской академии наук (ГПНТБ СО РАН). Мысль о его создании давно зрела в Президиуме СО РАН (наравне с «Дайджестом прессы по проблемам российской науки»), однако лишь в текущем году он начал активно функционировать: сначала заработал в тестовом режиме, затем набирал обороты, постепенно совершенствуясь, расширяясь, становясь всё более востребованным.

Казалось бы, отгремели выборы — что в США, что в нашу Думу, что в нашу Академию, — отшумели выборные страсти, пора бы всем успокоиться и заняться своим делом. Депутатам — запрещать Интернет, добивать пятую колонну и готовиться к выборам президента России. Академикам — готовить доклады о научных достижениях, бороться с ФАНО за контроль над финансовыми потоками и готовиться к выборам президента Академии. И все заняты своим делом, всё спокойно. Но благостности не складывается. Возникают какие-то непонятные пертурбации… Вот известный журналист, телеведущий, актер и общественный деятель Владимир Соловьёв, уверяя в своем совершеннейшем почтении к Академии и академикам, раскритиковал их в пух и прах…

Избранный академиком РАН научный руководитель Специальной астрофизической обсерватории Юрий Балега, комментируя итоги выборов по своему отделению, напомнил о шутке выдающегося астрофизика Иосифа Шкловского: кандидаты в РАН делятся на «проходимцев» (тех, которые проходят) и «шансонеток» (у которых нет шансов). Сам Шкловский академиком так и не стал. Ю. Балега отметил, что прекрасно понимает: в Академию не прошли коллеги, научный уровень которых значительно выше, чем у него самого. Но, по его мнению, сейчас РАН нужны не только лучшие из лучших в науке, но и те, кто сможет отстаивать интересы Академии во взаимодействии с чиновниками.

Продолжится ли в будущем году снижение реального финансирования фундаментальной науки — вопрос, на который вряд ли кто-то сейчас может дать ответ. Предпринимаемые общественными организациями усилия пока не дают надежде на лучшее будущее полностью угаснуть, но ничто не предрешено. Многое будет зависеть от действий разных сил, в том числе от позиции Академии. Об этом статья Евгения Онищенко, физика из ФИАН, члена ЦС Профсоюза работников РАН.

Риторический вопрос: доколе чиновники будут требовать от ученых заполнять бюрократические отчеты в «сверхсрочном» режиме? Ответом на это может быть данный кейс. Оказывается, ничего срочного в подготовке документов для ФАНО нет! Напомним, что агентство в своем письме от 28 июля 2016 года потребовало от руководителей подведомственных научных организаций представить к 4 августа 2016 года (то есть фактически за четыре дня) сведения о реализации приоритетных направлений развития науки, техники и технологий в РФ за 2015 год. Автор данного распоряжения — начальник управления М. Ю. Романовский.

18 июля 2016 года Комиссия общественного контроля в сфере науки обратилась к А. В. Дворковичу, В. Е. Фортову, М. М. Котюкову с открытым письмом о ситуации вокруг ИНИОН РАН. Недавно поступил ответ от ФАНО России. То, что наше обращение не осталось без внимания, не может не вызывать удовлетворения. Однако мы не можем оставить полученный ответ без комментария.

Профсоюз работников РАН разворачивает работу по подготовке массовых акций. Основная наша задача — добиться роста финансирования российской науки и академических институтов. В последние годы происходило постоянное обрезание бюджета всей гражданской науки, и, в частности, ФАНО. Соответственно, падало базовое финансирование подведомственных агентству научных организаций.

5 августа 2016 года в Архитектурном музее имени Щусева состоялась презентация эскизных проектов нового здания ИНИОН РАН. Мероприятие вышло по-своему забавным, но в той же степени и бестолковым: вроде бы всё делается для нас, а мы, вместо того чтобы радоваться, высказываем какие-то претензии. Проблема в том, что ФАНО уже по меньшей мере полгода решает вопрос о нашем новом здании по принципу «для народа, но без народа». Достаточно сказать, что о подписании госконтракта на проектирование мы узнали случайно в середине июля («мы» — это весь институт, включая руководство).

Экономический кризис, имитация чиновниками полезной деятельности вместо решения проблем и обычная пассивность научного сообщества могут привести к тяжелым последствиям для науки.

Совет Межрегионального Общества научных работников (ОНР) разделяет глубокую обеспокоенность ходом поспешной и непродуманной «реформы академической науки», высказанную почти 150 членами РАН и профессорами РАН в своем обращении к Президенту РФ. Мы, работающие ученые, ощутили на себе результаты этой «реформы» лишь в резком увеличении бюрократической нагрузки и насаждении примитивного «бухгалтерского» подхода к оценке работы научных организаций.

Ведущие российские ученые публично и коллективно выступили против Федерального агентства научных организаций (ФАНО). В открытом письме Президенту России академики, членкоры и профессора Российской академии наук утверждают, что ФАНО, которое создавалось, чтобы заниматься имущественными вопросами РАН, вместо чисто хозяйственной деятельности навязывает себя в качестве руководителя научных исследований и претендует на единоличную и неоспоримую оценку эффективности работы научных коллективов.

Российская фундаментальная наука переживает кризис с начала 1990-х годов, и не только вследствие бедственного финансового положения. На протяжении уже многих лет она подвергается беспрецедентному давлению со стороны государственных структур, затевающих всё новые и новые «реформы», результатом которых становится ее последовательная деградация. В числе их реформа Российской академии наук (РАН) 2013 года, когда академической науке был нанесен почти смертельный удар.

Как мы уже отмечали, реформа Академии наук до сих пор не принесла того большого вреда, на который была нацелена. Не было ясной идеи. Свою роль сыграло сопротивление научных работников, да и энтузиазма, необходимого для нанесения настоящего вреда, у инициаторов реформ не было. Руководство ФАНО оказалось вполне беззлобным, шло на контакт с Академией в принятии важных решений. Большой замах свелся к возросшей бюрократии. Однако в этом году малый уровень вреда, видимо, кому-то показался неприемлемым, и началось новое наступление под названием «второй этап реформы». Но яркой идеи, как именно лучше скрутить академическую науку в бараний рог, по-прежнему нет.

Наше государство не устает удивлять своим отношением к науке и ученым. СМИ доносят до нас всё больше удивительных новостей, которые были бы очень забавны, если бы не были столь серьезны. Вот, например.

Пожар в библиотеке ИНИОН стал настоящей катастрофой для всех отечественных наук. В то же время серьезность проблемы, очевидно, недооценивается властями. Несмотря на выделение дополнительных средств для спасения ИНИОН, их явно недостаточно; нередко подвергается сомнению необходимость восстановления книгохранилища или предлагается разместить его в отдаленных районах и непригодных помещениях, что свидетельствует о непонимании того, как работает научная библиотека и какую роль она играет в гуманитарных исследованиях.

В самый разгар лета, когда палящий зной сменяется дождями, заливающими благоустроенный город, всполошились академики. Казалось бы, не весна и не осень, а вот на тебе — выпустили резкое заявление. Видимо, в 80 лет весна начинает чувствоваться только в середине лета. Академики и членкоры возмутились тем, что в результате реформы академической науки упал авторитет науки в обществе, а российской науки — в мире. Ну что за чушь?

Этот номер ТрВ-Наука посвящен обсуждению промежуточных итогов реформы РАН, начавшейся три года назад. В анализе текущей ситуации в сфере науки приняли участие несколько членов Клуба 1 июля. Публикуем интервью с одним из самых активных его членов, чл. -кор. РАН, директором Института географии РАН, докт. геогр. наук Ольгой Соломиной. Беседовала Наталия Демина.

Три года назад была объявлена реформа трех академий. Одной из задач реформы было отделить экспертную функцию РАН от функции управления и финансирования научными исследованиями. По версии авторов реформы, три академии объединились для того, чтобы более активно развивать междисциплинарные исследования. Мы обратились к членам Клуба 1 июля с просьбой ответить на несколько вопросов редакции. Публикуем поступившие ответы.

Интервью с чл. -кор. РАН, докт. физ. -мат. наук, профессором Независимого московского университета, гл. науч. сотр. Института теоретической физики им. Л. Д. Ландау РАН, гл. науч. сотр. ИППИ РАН Александром Белавиным. Беседовала Наталия Демина.

… наш национальный лидер задумался об этом и в прошлом году издал указ «О создании Общероссийской общественно-государственной детско-юношеской организации „Российское движение школьников“ (РДШ)». 19 мая в моем родном МГУ подвели итоги первого съезда РДШ. Приветствуя участников, наш родной министр Дмитрий Ливанов отметил символичность проведения съезда в День пионерии, сказав: «Это говорит о возрождении лучших традиций ученического самоуправления…» Прекрасные слова!

В распоряжении редакции ТрВ-Наука оказались проекты двух соглашений между ФАНО, Курчатовским институтом и Росатомом. Подписание этих документ запланировано на 2 июня 2016 года. Еще одно соглашение было подписано еще в феврале.

2016 год объявлен решающим в реализации реформ российской науки. Однако большинство академиков оценивают итоги реформы как неудовлетворительные. В чем причина такой резкой оценки, Арнольда Тулохонова, члена Совета Федерации, члена-корреспондента Российской академии наук, расспросила Ольга Орлова, ведущая программы «Гамбургский счет» на Общественном телевидении России.

Между майскими праздниками нас настигла начальственная директива. Требовали по темам, где участвует лаборатория, сообщить о результатах, которые будут получены в… 2019 году. Происхождение подобных указаний — вопрос важный и интересный, но всё же теоретический. А вот как на это реагировать, — практический и насущный. На мой взгляд, подобные вводные неправильно называть абсурдом, поскольку абсурд — продукт прихотливой творческой фантазии…

Естественно, меня, как, полагаю, и большинство читателей ТрВ-Наука, более всего интересуют реформы в области науки. Но чтобы лучше понять логику этой реформы, полезно рассмотреть реформу Академии в контексте остальных реформаторских деяний руководства страны. За последние годы таких реформ было несколько.

Как сообщает «Российская газета» (от 28 апреля 2016 года), в прошлый понедельник, 25 апреля, состоялось заседание Комитета по науке, образованию и культуре Федерального собрания Российской Федерации, посвященное ситуации, сложившейся вокруг создания Байкальского федерального исследовательского центра в Иркутске за счет объединения всех академических институтов с потерей ими статуса самостоятельных юридических лиц.

Комиссию по оценке результативности научных институтов ФАНО возглавил российский физик-теоретик, специалист в области физики высоких энергий, квантовой теории поля, физики элементарных частиц и космологии, академик РАН Валерий Рубаков, сообщает ИТАР-ТАСС.

Многие важные решения последних лет по организации научных исследований в России принимаются весьма поспешно. Примером служит стенограмма заседания правительства РФ, на котором членам кабинета министров и президенту РАН был неожиданно представлен проект закона об упразднении Российской академии наук. Весьма характерно то, что на этом заседании не было озвучено ни количественных параметров, ни независимых экспертных оценок…

… мы считаем, что наукой должны управлять в первую очередь ученые, а не чиновники. Это не значит, что профессиональные управленцы, финансисты и т. д. не должны участвовать в управлении наукой, — напротив, должны, и без них эффективное управление наукой невозможно, но они не должны доминировать, как это происходит сейчас, и их роль должна быть служебной.