Метка: атеизм

Проанализировать советские истоки постсоветской лженауки было бы не только поучительно, но и жизненно важно для осознания многих наших нынешних проблем. Однако, боюсь, подобный труд немногим по плечу. Нужно собрать и системно изучить огромную библиографию. Нужно исследовать происхождение и дрейф различных лженаучных понятий, да еще и на фоне изменений в самой науке. Нужно иметь спектр возможных объяснительных гипотез, которые затем проверять на массиве фактов. Для выполнения такого исследования требуются и погруженность в саму тему, и безукоризненная научная корректность, и колоссальная работоспособность. Только тогда результаты будут иметь научное значение, а не станут еще одним основанным на мнении сомнительным аргументом в околонаучных политических прениях. На решение этой непростой задачи претендует статья Ильи Кукулина «Периодика для ИТР: советские научно-популярные журналы и моделирование интересов позднесоветской научно-технической интеллигенции», опубликованная в журнале «Новое литературное обозрение»…

Итак, в России состоялась первая в истории защита официальной научной диссертации по теологии. (До сих пор степени по богословию присуждались только негосударственными учебными заведениями в рамках духовного образования.) На фоне других общественных событий последних лет — войны, санкций, репрессий, цензуры, реновации — это событие не столь заметно. В конце концов, это ведь даже не разгон Академии наук, который в режиме отрубания хвоста по частям тоже мало кого обеспокоил. А тут многие даже усмотрели некий позитив: в кои-то веки власть не запрещает, а, наоборот, что-то разрешает. Разве плохо, что некоторые весьма эрудированные люди, занимающиеся богословием, получат государственное свидетельство о своей учености наряду с астрофизиками и генетиками, историками и философами? Радоваться же надо! Ан нет…

Почему государственные деньги идут на поддержку поклонения мощам Николая Чудотворца, а не ученым, которые без всяких выдуманных чудес могли бы помочь людям? Почему толпа просит помощь в болезни у мощей и не спрашивает с власти за состояние науки, медицины и образования?

Я верю в торжество науки и просвещения, поэтому проникновение религии в образование и растущее количество церквей и мечетей оскорбляют мои чувства до глубины души. Всё это служит постоянным напоминанием об охвативших страну мракобесии, закостенелости… Как не впасть в отчаяние при виде всего, что совершается в стране, когда роль науки уменьшается, а религии — увеличивается, когда происходит сращение церкви и государства, приумножение церковной собственности? Ведь эти средства могли бы быть использованы для поддержки образования, талантливой молодежи, достойной старости. Но главное, что теряется, — это потенциал людей, которые вместо следования догмам религии могли бы сделать много открытий чудных…

После моего письма в прошлый номер «Троицкого варианта», где я предлагал открыть теологическое отделение РАН, некоторые коллеги спрашивали меня: «Ты, Иван, дурак, что ли? Смешивать науку и религию, придавать верованиям видимость научности — это абсурд!» Ответить на вопрос просто: очевидно, я не дурак — если бы я был дураком, то был бы женат на принцессе и было бы у меня всё хорошо. Но, увы, я совсем не дурак. Поэтому предлагаю я правильные, работающие и разумные вещи. Сколько бы мы, люди атеистического воспитания, ни зубоскалили, существуют факты, против которых не особо попрешь…

Обозначив отказ от европейского пути развития, российское руководство направляет страну по пути автаркии… Свою обеспокоенность по поводу происходящего выразил в общедоступной «Группе поддержки комиссии РАН по борьбе с лженаукой» в «Фейсбуке» член этой комиссии Александр Сергеев.

Нельзя сказать, что расстрел редакции «Шарли Эбдо» расколол российское общество. Оно уже было расколото ко времени этих выстрелов. Так что оно среагировало именно как расколотое общество – диаметрально по-разному.

Христианское вероучение, мягко говоря, не поощряет экономическую инициативу. И Ветхий, и Новый Завет осуждают ростовщичество; Христос выгоняет из храма торговцев и призывает стяжать сокровища небесные, а не земные.

Так получилось, что 7 июня я оказался гостем на очень необычном и интересном мероприятии. Около 150 человек собрались в московском Сахаровском центре, чтобы посмотреть фильм «Неверующие» в оригинальной озвучке студии переводов Vert Dider.

Докт. физ. -мат. наук, профессор теории конденсированного состояния Университета Радбауда Михаил Кацнельсон отвечает на вопросы Наталии Деминой.

В ТрВ-Наука № 24 (118) от 11 декабря 2012 года была помещена заметка «Родства не помнящие». Эта заметка явилась импульсом к размышлениям на более общие темы — об атмосфере в научных учреждениях, и в первую очередь в институтах Российской академии наук.

Редакция ТрВ-Наука обратилась к действующим уче­ным с просьбой прокомментировать новость о создании кафедры теологии в МИФИ и реакцию научно­го сообщества на это событие.

Новость об открытии кафедры теоло­гии в МИФИ я воспринял с некоторым недоумением. Не потому, что «рели­гия и наука несовместимы» и т.п., всяко уж, они совместимы не хуже, чем наука и на­учный коммунизм/атеизм, который мы все учили в принудительном порядке в совет­ских вузах.

Пристрастие ряда телеканалов к дутым сенсациям и готовность телевизионщиков эксплуатировать глупейшие суеверия и невежество части зрителей.

Наша беседа с Сергеем Ениколоповым, канд. психол. наук, зав. кафедрой криминальной психологии факультета юридической психологии МГППУ, проходила в МГУ, за несколько часов до оглашения приговора Pussy Riot.

Первого апреля появилось известие, что патриарх Кирилл обратился к ректору МГУ с письмом, в котором поддерживал инициативу сотрудников и студентов юридического факультета по возведению на территории университета церкви.

Комментарий к книге Александра Никонова «Опиум для народа» и статье Льва Клейна православного священника, протоиерея Владимира Федорова.

Рассуждения Льва Клейна комментирует Дмитрий Бак, проректор РГГУ по научной работе, кандидат филологических наук.

По улицам Лондона с января будущего года будут курсировать автобусы с атеистическими баннерами. Эта первая в истории Британии кампания, рекламирующая атеизм.