Метка: Андрей Линде

Теория космологической инфляции, или раздувающейся вселенной, ответила на фундаментальные вопросы, разрешила парадоксы, касающиеся Большого взрыва, и находит всё новые подтверждения.

Незадолго до выхода этого номера, 29 мая 2014 года, трем людям, хорошо знакомым читателям нашей газеты, присуждена премия, по денежному выражению близкая к Нобелевской.

Интервью было взято после объявления о детектировании реликтовых гравитационных волн в эксперименте BICEP2.

Через полтора месяца выйдет электронная, а через два с лишним — бумажная книга Бориса Штерна под названием «Прорыв за край мира».

Есть ли у вас какое-то личное отношение к учебнику Ландсберга, стоит ли его отправить на свалку истории, или он, в самом деле, вполне хорош и его стоит модернизировать?

Интервью с лауреатом Гранта гениев Алексеем Китаевым, лауреатом Филдсовской премии Максимом Концевичем и лауреатом многочисленных научных наград, в том числе медали Дирака, Андреем Линде.

— Итак, в премии Мильнера прослеживается два крупных блока: космологическая инфляция и суперструны. Начнем с инфляции. Вообще, по-твоему, она заслуживает мощного премирования? — Возможно, чуть рановато. Не хватает окончательного подтверждения.