Метка: анализ

В конце уходящего года принято подводить итоги. Мы обратились к авторам нашей газеты с просьбой ответить на два вопроса: «Кого, на Ваш взгляд, можно назвать героем 2016 года в области науки и образования (не важно в России или вне ее)? Какое событие, на Ваш взгляд, является самым важным для науки и образования в России в 2016 году?». Публикуем поступившие ответы.

Координаторы проектов Диссернета Анна Абалкина, член Совета ОНР, PhD, и Лариса Мелихова, аналитик IT, канд. физ. -мат. наук, рассказали ТрВ-Наука о новом направлении своей работы.

Беседа Михаила Гельфанда с Виктором Васильевым в рамках проекта «Математические прогулки».

В ТрВ-Наука неоднократно поднималась проблема распространенности и разнообразия плагиата на постсоветском пространстве. Теперь Пётр Рудковский, PhD (Институт философии, Варшавский университет), преподаватель Университета Лазарского (Варшава), член редколлегии журнала Topos (Вильнюс), делится своими наблюдениями, основанными на опыте преподавания в одном из польских университетов: какие формы плагиата там встречаются, насколько они распространены, какая категория студентов ответственна за присутствие этого порока в стенах уважаемого учреждения, какие мысли навевает нынешняя ситуация с профессиональной этикой в академической среде, особенно в гуманитарной сфере.

Хиральность — несовместимость объекта со своим зеркальным отражением любой комбинацией вращений и перемещений в трехмерном пространстве. Речь идет только об идеальном плоском зеркале. В нем правша превращается в левшу и наоборот. Хиральность типична для растений и животных, и сам термин происходит от греч. χείρ — рука. Есть правые и левые ракушки и даже правые и левые клювы у клестов. «Зеркальность» распространена и в неживой природе. В последнее время стали модны «хиральные», т. е. зеркальные часы (обратите внимание на надпись на циферблате). И даже в лингвистике есть место хиральности! Это палиндромы: слова и предложения-перевертыши, например: Я УДАРЮ ДЯДЮ, ТЁТЮ РАДУЯ, Я УДАРЮ ТЁТЮ, ДЯДЮ РАДУЯ или ЛЕЕНСОН — УДАВ, НО ОН В АДУ НОС НЕ ЕЛ!

Языки людей неоднозначны, многие слова в них имеют не одно, а несколько значений. Обычно мы улавливаем смысл исходя из контекста сказанного. У клеток свой язык, который они используют при синтезе белка. Это генетический код, состоящий из 64 нуклеотидных триплетов (кодонов), 61 из которых, смысловые, кодируют определенные аминокислоты, а три стоп-кодона вызывают завершение синтеза белковой молекулы (трансляции). Но кодоны, оказывается, могут иметь разный смысл, и, чтобы его понять, приходится, опять-таки, ориентироваться на контекст.

У каждого вещества — неорганического или органического — должно быть свое название. Иначе ни химики, ни обычные люди, даже говорящие на одном языке, не будут понимать друг друга. Для этого и служит четко установленная международная номенклатура неорганических и органических веществ (на латыни nomenclatura — называние имен). Но так было не всегда. Еще менее 300 лет назад в этом вопросе был полный произвол, идущий с алхимических времен…

К долгожителям, перешагнувшим столетний рубеж, в наши дни уже привыкли. Да и в прошлом они встречались. В историю вошел английский крестьянин Томас Парр (1483–1635). Он дважды женился, в 80 лет и в 122 года, имел детей. Год рождения Парра, как и многих других долгожителей, документально не подтвержден, и официально самой старой жительницей планеты считают француженку Жанну Кальман, скончавшуюся в 1997 году в возрасте 122 лет. Возраст почтенный, что и говорить. Но предел ли это? И существует ли вообще этот предел?

Утром 10 октября, накануне лекции академика РАН Андрея Анатольевича Зализняка о новонайденных берестяных грамотах, мы по просьбе научного журналиста Наталии Деминой озадачились вопросом, когда же началась эта традиция, и поймали себя на ощущении, что она была всегда. Вопрос был переадресован самому лектору, и оказалось, что наше ощущение отчасти справедливо. Сначала эти отчеты проходили на занятиях на семинаре Виктора Марковича Живова, но точную дату участники уже не очень уверенно называют сами: либо 1986, либо 1987 год. Получается, что уже тридцать лет (разве что с неизбежными пропусками в «тощие» годы, когда за сезон не было ни одной находки, но таких лет немного) по осени Москва привыкла слышать из первых уст подробности о жизни древних новгородцев, воплотившиеся в их деловой переписке.

В начале XX века Российская империя встала на путь модернизации и роста уровня жизни. Такие концепты, как «обнищание народных масс», «малоземелье», «голодный экспорт», «непомерные платежи», «провал аграрной реформы», при ближайшем рассмотрении оказываются либо фикциями, либо некорректными упрощениями. Этот вывод историк Михаил Давыдов сделал на основе анализа огромного статистического материала. Ольга Орлова в передаче «Гамбургский счет» на Общественном телевидении России поговорила с ученым о том, как возникли экономические мифы о последних десятилетиях Российской империи и каковы были наиболее вероятные причины революции 1917 года.

Название статьи не должно вводить в заблуждение: мы говорим не о романах, посвященных фронтиру как интересному или драматическому предмету, равно как и вообще не об исторических романах. Забота исторического романа — собрать «историческое» минимальными средствами, и понятно, чтó будет здесь успехом. Но даже роман, в котором обычная жизнь увидена из социально пограничного состояния, скорее выглядит как проект фронтирного романа, в котором фронтир держится на изобретаемой личности повествователя и не сделался общезначимым опытом. Фронтир никогда не возникал просто как разграничение между обжитой и необжитой землей, но всегда заново создавался.

Отзыв Владислава Суховольского на статью Сергея Шпилькина «Двугорбая Россия» (в которой анализируются итоги прошедших выборов в Госдуму и утверждается, что в ходе этих выборов имели место значительные фальсификации в пользу одной из участвовавших в выборах партий) с комментариями автора.

В начале 2016 года Диссернет обнародовал антирейтинг журналов, который был составлен на основе указанных в авторефератах публикаций соискателей липовых степеней. Антирейтинг основывался на гипотезе, что если диссертация содержит некорректные заимствования, то и статьи, написанные к ее защите, также окажутся неоригинальными. Сейчас Диссернет перешел непосредственно к анализу содержания публикаций журналов на предмет некорректных заимствований, что позволит проверить гипотезу антирейтинга, а также оценить масштабы липовых статей. Первым был проверен лидер антирейтинга по экономике — журнал «Экономические науки».

Помнится, когда я был студентом первого курса, весьма уважаемый нами (до сих пор) преподаватель физики без тени сомнения внушал нам, что такой предмет, как экология, наукой являться не может, поскольку не порождает принципиально нового знания. Надо сказать, с ним было весьма трудно не согласиться. Ведь та метаморфоза, которая, к несчастью, произошла с этим многострадальным названием, к настоящему времени привела к полной неразберихе и смешению самых разных понятий…

Отвечая на основной вопрос номера — какой бы я хотел видеть школу, — я бы ответил: «соответствующей научной картине мира». И это относится и к среднему, и к высшему образованию. Учебная литература для вузов, техникумов, лицеев и гимназий набита устаревшими сведениями, в одном из выпусков ТрВ-Наука мы разбирали это на примере школьных учебников биологии. Неудивительно, что люди потом воспринимают как должное заявления о «100 витаминах», необходимых нашему организму, или действенности неких альтернативно-медицинских диагностических и терапевтических методик.

Примерно две недели назад в редакцию пришло письмо: «Здравствуйте! Некоторое время тому назад МГИМО и ВШЭ совместными усилиями подготовили четырехтомный энциклопедический справочник «Политические системы современных государств». При этом четырехтомник содержит множество ошибок, включая даже перепутанные стороны света». Редакция, разумеется, заинтересовалась и попросила автора письма, Никиту Асташина, подготовить публикацию. Но справедливости ради мы обратились с письмами и к критикуемым сторонам с просьбой изложить свой взгляд на проблему.

Эйнштейн был терпеливым человеком. Он умел ждать. Подтверждение одного из предсказаний его общей теории относительности — искривления лучей света в поле тяготения — он получил в 1919 году, почти через четыре года после создания теории. А вот обнаружения предсказанных им гравитационных волн он так и не дождался. Наличие гравитационных волн вроде бы прямо следовало из уравнений ОТО, но Эйнштейна всё же грыз червячок сомнений…

Даже сегодня, при всей доступности психиатрии и психотерапии, депрессия остается для нас явлением сакральным — в том смысле, в каком в архаичных культурах таковыми считались трупы, черепа или могильщики. В массовой культуре «жизни на позитиве» печального человека зачастую считают заразным и стараются обходить стороной. Корни этой интуиции, как мы полагаем, можно найти в иудео-христианской и античной религиозной культуре. В этом эссе мы хотели бы обсудить совершенно случайно замеченное нами диалектическое движение, которое прошла идея небытовой душевной тоски в истории иудаизма и христианства за более чем две тысячи лет своего развития.

Труды финского литературоведа Бена Хеллмана, доктора лингвистики и профессора Хельсинкского университета, уже давно знакомы русскому читателю. На протяжении последних лет работы исследователя многократно публиковались в сборниках серии «Studia Slavica Helsingiensia et Tartuensia», основанных на докладах совместных семинаров Хельсинкского и Тартуского университетов. Однако монография «Сказка и быль. История русской детской литературы», написанная им еще в 2013 году и недавно вышедшая в издательстве «Новое литературное обозрение», является первой крупной работой Хеллмана, переведенной на русский язык.

Три года назад была объявлена реформа трех академий. Одной из задач реформы было отделить экспертную функцию РАН от функции управления и финансирования научными исследованиями. По версии авторов реформы, три академии объединились для того, чтобы более активно развивать междисциплинарные исследования. Мы обратились к членам Клуба 1 июля с просьбой ответить на несколько вопросов редакции. Публикуем поступившие ответы.

Вопрос о том, почему вымерли мамонты, неизменно вызывает интерес как у научного сообщества, так и у широкой публики. Возможно, это связано с тем, что на него нет и, скорее всего, не может быть однозначного ответа. То есть ответ есть, но он распадается на несколько «подответов», и какой вес придать каждому из этих частных решений — остается неясным. В определении этого «веса» и состоит, собственно, главная трудность ответа на этот вопрос.

На первый взгляд сопоставление творчества братьев Стругацких и Станислава Лема может показаться тривиальной задачей. Однако до настоящего времени оно не шло дальше указания на сходство тем и ситуаций и объяснялось влиянием Лема на Стругацких. Так, «Страну багровых туч» сравнивали с «Астронавтами», «Попытку к бегству» — с «Эдемом», «Улитку на склоне» — с «Рукописью, найденной в ванне» и т. п. Поиск параллелей — дело увлекательное, но им далеко не исчерпывается сравнение…

Мысль о том, что реальный Фаддей Венедиктович Булгарин (1789–1859) был несколько отличен от своего традиционного в школьном курсе литературы мерзкого образа предателя, труса и доносчика, посетила меня дважды. Впервые — при чтении «Смерти Вазир-Мухтара» Тынянова, где Булгарин изображен как противный человек, но ближайший друг Грибоедова. Покопавшись в «Записках и выписках» М. Л. Гаспарова, я нашла заметку, где говорилось, что в образе Булгарина Тынянов изобразил своего друга и коллегу.

В издательстве «Новое литературное обозрение» вышла книга Андрея Зорина «Появление героя» с подзаголовком «Из истории русской эмоциональной культуры конца XVIII — начала XIX века». (М., 2016). Читатель, интересы которого далеки от изучения русской культуры/литературы/истории указанного периода, из заглавия поймет лишь то, что в книге речь пойдет о допушкинской эпохе; словосочетание эмоциональная культура требует расшифровки — и в дальнейшем автор ее представит.

Книга Жана Старобинского (Jean Starobinski) «Чернила меланхолии» (L’encre de la mélancolie) вышла в Париже в 2012 году. Компания блестящих переводчиков с французского под общей редакцией Сергея Зенкина подготовила и выпустила этот труд в издательстве «НЛО».

Публикуемая ниже статья биолога Петра Власова и отклики на нее появились как следствие острой дискуссии, развернувшейся в «Фейсбуке» по поводу программы возвращения 15 тыс. ученых в Россию.

Ключевое положение полового отбора заключается в том, что особи одного пола конкурируют между собой за возможность оставить потомство. Половой отбор привел к образованию таких характерных самцовых признаков, как рога, гребни, челюсти, хвосты и шпоры, яркие перья и кожные складки.

Инстинкт продолжения рода в человеке все-таки заложен, как и в любом примате. Женщины (и обезьяны) могут забеременеть только во время овуляции или за несколько дней до ее наступления, следовательно, именно на этой стадии они должны привлекать партнера, такова биологическая целесообразность. Но если у приматов всё грубо и зримо, и признаки овуляции настолько заметны, что самцу не составляет труда выбрать самку, у женщин таких явных признаков фертильного периода нет. Это обстоятельство породило различные гипотезы о природе скрытой овуляции.

В ТрВ-Наука № 8 от 19 апреля этого года была опубликована статья «Двойка по физике Мильнеру с Хокингом», где автор резко критиковал проект «звездного паруса» (или «звездного выстрела», Starshot, что по-русски звучит хуже). Исследовательская часть проекта была профинансирована Юрием Мильнером. Статья вызвала много откликов, причем одним из первых отреагировал сам Юрий Мильнер. Он предложил развернуть в ТрВ публичную дискуссию по поводу проекта, к которой мы и приступаем.

Со школы каждый помнит, что человек различает четыре вкуса и эти вкусы воспринимают разные части языка. Кончик отвечает за сладкое; кислое и соленое воспринимаются краями, а у основания находятся рецепторы горького. И первое, и второе утверждение неверны, и известно это уже давно. Более того, привычный нам «вкус» определяется далеко не только вкусовыми ощущениями.

Пыль — неиссякаемый источник бедствий. Мало того что в ней находит приют множество микроорганизмов и членистоногих, она еще накапливает вредные для людей вещества. Список этих соединений неуклонно растет. Недавно специалисты Университета Дьюка и Школы здравоохранения Бостонского университета под руководством д-ра Хизер Стэплтон обнаружили в домашней пыли органические соединения, способные вызвать ожирение.

Одиночные редкие события плохо поддаются статистическому анализу, поскольку каждая случайная реализация события уникальна. Если же мы наблюдаем необычные статистически воспроизводимые закономерности, то возникает желание объяснить их некоторой специально организованной структурой исследуемого объекта.

Споры о том, что такое наука и когда, как, где и почему она возникла, ведутся давно и вряд ли закончатся в обозримой перспективе. Как бы ни относиться к этим дискуссиям, нельзя не признать, что институционализация науки, которая обеспечила ее непрерывное и прогрессивное развитие вплоть до наших дней, действительно имела место в середине названной эпохи, то есть в XVII веке. Становление этой институционализации обычно называют Научной Революцией.

История Средиземноморья конца ранней Античности определялась войнами между Римской республикой и Карфагеном, известными под названием Пунических войн. Параллельно с этими событиями в Риме происходила денежная реформа. Денежная система Римской республики до того базировалась на медных монетах, а легионерам выплачивали стипендию в серебре.

Многие важные решения последних лет по организации научных исследований в России принимаются весьма поспешно. Примером служит стенограмма заседания правительства РФ, на котором членам кабинета министров и президенту РАН был неожиданно представлен проект закона об упразднении Российской академии наук. Весьма характерно то, что на этом заседании не было озвучено ни количественных параметров, ни независимых экспертных оценок…

Человечество стало глобальным геологическим фактором, способным значительно замедлить наступление нового ледникового периода на Земле, — это вывод из статьи ученых Потсдамского института исследования климата в Германии, опубликованной недавно в Nature. Моделируя совместное влияние на климат солнечного излучения и концентрации углекислого газа в атмосфере, ученые приблизились к пониманию климатических механизмов, ответственных за последние восемь ледниковых периодов в истории Земли.