Метка: Алексей Старобинский

В сентябре этого года принято решение о создании физического факультета Высшей школы экономики. Инициаторами и лидерами проекта стали сотрудники Института теорфизики им. Ландау Института физики твердого тела и Физпроблемы им. Капицы. Публикуем интервью с одним из инициаторов создания факультета Михаилом Фейгельманом, зам. директора Института Ландау. Вопросы задавал Борис Штерн. В интервью упомянуты многие, но далеко не все будущие лекторы университета и люди, участвующие в его создании.

11 февраля 2016 года объявлено о крупнейшем научном достижении — первой прямой регистрации гравитационных волн. Увидели сигнал, выглядящий именно так, как предсказывалось для слияния пары черных дыр. Изображено относительное растяжение интерферометра под действием гравитационной волны.

В январе этого года Вячеслав Муханов и Стивен Хокинг получили международную премию «Границы познания в фундаментальной науке». Вообще говоря, это очередная крупная премия, которую в том или ином сочетании получают эти два лауреата за работы тридцатипятилетней давности. Что это за работы и почему они получают премию за премией именно сейчас, 30 с лишним лет спустя?

Теория космологической инфляции, или раздувающейся вселенной, ответила на фундаментальные вопросы, разрешила парадоксы, касающиеся Большого взрыва, и находит всё новые подтверждения.

Незадолго до выхода этого номера, 29 мая 2014 года, трем людям, хорошо знакомым читателям нашей газеты, присуждена премия, по денежному выражению близкая к Нобелевской.

Через полтора месяца выйдет электронная, а через два с лишним — бумажная книга Бориса Штерна под названием «Прорыв за край мира».

Я бы сказал так: Ученые встретились и перемигнулись: «Cogito, ergo sum. Хотя мы уже «работаем под контролем». Под началом людей, плохо представляющих себе, зачем нужна наука, как она устроена, что в ней ценно. И в руках у нас нет рычагов».

Вячеслав Муханов и Алексей Старобинский получили престижную премию Грубера по космологии за 2013 год, составляющую 500 тысяч долларов на двоих.

— Итак, в премии Мильнера прослеживается два крупных блока: космологическая инфляция и суперструны. Начнем с инфляции. Вообще, по-твоему, она заслуживает мощного премирования? — Возможно, чуть рановато. Не хватает окончательного подтверждения.

Согласно теории Большого взрыва, у нашей Вселенной есть вполне конкретный возраст, который сейчас оценивают в 13,7 млрд лет. Довольно мало для такого значительного объекта, как Вселенная, не правда ли?