А я вот не пом­ню, как позна­ко­мил­ся с Борей. Столь­ко все­го, что было потом, пом­ню, а вот это — нет, не могу вспом­нить. Как-то посте­пен­но он вошел в мою жизнь. Мы были ровес­ни­ка­ми и оба учи­лись на радио­фа­ке ГГУ, хоть я на курс рань­ше…

«То, что истин­ная кар­ти­на пре­ступ­ле­ния сей­час может быть пол­но­стью уста­нов­ле­на – в этом нет сомне­ний, сомне­ния могут быть толь­ко в том, захо­чет ли власть эту исти­ну ска­зать людям», – уве­рен он.

Мне не дово­ди­лось встре­чать­ся с Нем­цо­вым-поли­ти­ком. Я зна­ла лишь Нем­цо­ва 1980-х годов, моло­до­го чело­ве­ка, толь­ко что защи­тив­ше­го кан­ди­дат­скую дис­сер­та­цию по физи­ке радио­волн. Он был очень общи­тель­ным, импуль­сив­ным и рез­ким…

Све­жий повод для пани­ки: министр обра­зо­ва­ния Рос­сии Оль­га Васи­лье­ва заяви­ла, что из школь­ных учеб­ни­ков будут изы­мать ино­стран­ные сло­ва. Что имен­но слу­чи­лось? На Обще­рос­сий­ском роди­тель­ском собра­нии 2017 года мини­стру зачи­та­ли вопрос «Рус­ско­го Радио»: «Поче­му в учеб­ни­ках и про­чей школь­ной лите­ра­ту­ре и в оби­хо­де пре­по­да­ва­те­лей при­сут­ству­ют такие сло­ва, как пар­кинг, ингре­ди­ен­ты, шопинг, биз­нес и т. д.? Это же вырож­де­ние рус­ско­го язы­ка!». Ответ Васи­лье­вой: «Это очень важ­ный вопрос. Когда я гово­ри­ла, отве­чая про экс­пер­ти­зу учеб­ни­ков… мы сде­ла­ем всё воз­мож­ное, что­бы эти сло­ва как мож­но реже встре­ча­лись в текстах. Это дей­стви­тель­но недо­пу­сти­мая вещь». Заяв­ле­ние бес­ком­про­мисс­ное. Неуже­ли из учеб­ни­ков химии исчез­нет тер­мин ингре­ди­ен­ты?

Заду­мы­вать­ся над тем, что­бы напи­сать кни­гу об исто­рии созда­ния атом­ной бом­бы и о полу­че­нии совет­ски­ми шпи­о­на­ми аме­ри­ка­но-бри­тан­ских сек­ре­тов созда­ния такой бом­бы, я начал, еще живя в СССР. Несколь­ко при­чин под­толк­ну­ли меня к этой мыс­ли. Я знал лич­но мно­гих веду­щих физи­ков, рабо­тав­ших в совет­ском атом­ном про­ек­те. Мой стар­ший брат был физи­ком-ядер­щи­ком. Я сам волею судь­бы неожи­дан­но в 1957 году позна­ко­мил­ся с круп­ней­шим совет­ским физи­ком-тео­ре­ти­ком, буду­щим нобе­лев­ским лау­ре­а­том ака­де­ми­ком И. Е. Там­мом, несколь­ко лет тру­див­шим­ся в кол­лек­ти­ве раз­ра­бот­чи­ков совет­ско­го атом­но­го ору­жия.

Пуб­ли­ку­ем про­дол­же­ние бесе­ды с линг­ви­стом, пере­вод­чи­ком и пра­во­за­щит­ни­ком Сер­ге­ем Лёзо­вым. Нача­ло в «Тро­иц­ком вари­ан­те – нау­ка» от 29 мар­та.

Ниже­го­род­ские физи­ки участ­ву­ют в круп­ней­ших миро­вых про­ек­тах, а ведь все­го чет­верть века назад Горь­кий был закры­тым горо­дом, куда сосла­ли опаль­но­го ака­де­ми­ка Саха­ро­ва. О том, как про­ис­хо­ди­ли эти пере­ме­ны в жиз­ни уче­ных, с Алек­сан­дром Лит­ва­ком, науч­ным руко­во­ди­те­лем Феде­раль­но­го иссле­до­ва­тель­ско­го цен­тра «Инсти­тут при­клад­ной физи­ки РАН», бесе­до­ва­ла Оль­га Орло­ва в про­грам­ме «Гам­бург­ский счет».

Люди стар­ше­го поко­ле­ния пом­нят, что в кон­це 1960-х — нача­ле 1970-х в Китае про­ис­хо­ди­ли мас­штаб­ные собы­тия, назы­вав­ши­е­ся тогда «вели­кой куль­тур­ной рево­лю­ци­ей пред­се­да­те­ля Мао». …от чужой исто­рии к нашей повсе­днев­но­сти: несколь­ко зари­со­вок из теку­щей жиз­ни Мос­ков­ско­го физи­ко-тех­ни­че­ско­го инсти­ту­та.

Чуть более меся­ца назад мне дове­лось участ­во­вать в рабо­те XIV Меж­ду­на­род­ной кон­фе­рен­ции «Гео­ин­фор­ма­ти­ка…» в Кие­ве… В новых обсто­я­тель­ствах я столк­нул­ся с понят­ным инте­ре­сом кол­лег к моим лич­ным впе­чат­ле­ни­ям и инфор­ма­ции как бы «с дру­гой сто­ро­ны фрон­та». Поэто­му счи­таю воз­мож­ным пред­ло­жить эти наблю­де­ния и ауди­то­рии «Тро­иц­ко­го вари­ан­та».

Тихая париж­ская ули­ца, малень­кое кафе в несколь­ких шагах от Sciences Po — уни­вер­си­те­та, где теперь пре­по­да­ет Сер­гей Гури­ев. Непри­выч­но видеть его не в сво­ем каби­не­те в РЭШ или на какой-то важ­ной кон­фе­рен­ции в Москве, а здесь. У меня к нему такой длин­ный спи­сок вопро­сов, что не знаю, как всё уме­стить в одно интер­вью…

Мате­ма­тик, док­тор физи­ко-матем наук, глав­ный науч­ный сотруд­ник СПб отде­ле­ния Мате­ма­ти­че­ско­го инсти­ту­та РАН Ана­то­лий Вер­шик про­ком­мен­ти­ро­вал ситу­а­цию вокруг Надеж­ды Савчен­ко и тра­ги­че­скую новость об убий­стве Бори­са Нем­цо­ва.

В этом номе­ре «Тро­иц­ко­го вари­ан­та» труд­но обой­ти мол­ча­ни­ем нахо­дя­щу­ю­ся вне фор­ма­та газе­ты поли­ти­ку, сде­лав вид, что ниче­го суще­ствен­но­го со вре­ме­ни преды­ду­ще­го выпус­ка не про­изо­шло. За это вре­мя нача­лась рас­пла­та за гре­хи — свои и чужие.

Завер­ши­лась дол­гая пло­до­твор­ная жизнь выда­ю­ще­го­ся физи­ка и про­све­ти­те­ля, нобе­лев­ско­го лау­ре­а­та Вита­лия Лаза­ре­ви­ча Гин­збу­га.