Рубрика: Наука и общество

Наш разговор с лауреатом Нобелевской премии, профессором Манчестерского университета Андреем Геймом состоялся после сессии “In conversation with Sir Andre Geim” на Европейском открытом форуме науки (ESOF2016). На этом мероприятии, проходившем 23–27 июля 2016 года на разных площадках Манчестера, много говорили о графене, революции в области 2D-материалов и их приложениях, но Андрея Константиновича на круглых столах спрашивали и о его пути в науку. По мотивам этих дискуссий с А. Геймом побеседовала Наталия Демина.

Когда верстался номер, пришло сообщение об отставке министра образования и науки Дмитрия Ливанова и назначении на эту должность историка, религиоведа Ольги Васильевой. Публикуем отклики ученых и учителей на это событие.

Отвечая на основной вопрос номера — какой бы я хотел видеть школу, — я бы ответил: «соответствующей научной картине мира». И это относится и к среднему, и к высшему образованию. Учебная литература для вузов, техникумов, лицеев и гимназий набита устаревшими сведениями, в одном из выпусков ТрВ-Наука мы разбирали это на примере школьных учебников биологии. Неудивительно, что люди потом воспринимают как должное заявления о «100 витаминах», необходимых нашему организму, или действенности неких альтернативно-медицинских диагностических и терапевтических методик.

Ведущие российские ученые публично и коллективно выступили против Федерального агентства научных организаций (ФАНО). В открытом письме Президенту России академики, членкоры и профессора Российской академии наук утверждают, что ФАНО, которое создавалось, чтобы заниматься имущественными вопросами РАН, вместо чисто хозяйственной деятельности навязывает себя в качестве руководителя научных исследований и претендует на единоличную и неоспоримую оценку эффективности работы научных коллективов.

Российская фундаментальная наука переживает кризис с начала 1990-х годов, и не только вследствие бедственного финансового положения. На протяжении уже многих лет она подвергается беспрецедентному давлению со стороны государственных структур, затевающих всё новые и новые «реформы», результатом которых становится ее последовательная деградация. В числе их реформа Российской академии наук (РАН) 2013 года, когда академической науке был нанесен почти смертельный удар.

Как мы уже отмечали, реформа Академии наук до сих пор не принесла того большого вреда, на который была нацелена. Не было ясной идеи. Свою роль сыграло сопротивление научных работников, да и энтузиазма, необходимого для нанесения настоящего вреда, у инициаторов реформ не было. Руководство ФАНО оказалось вполне беззлобным, шло на контакт с Академией в принятии важных решений. Большой замах свелся к возросшей бюрократии. Однако в этом году малый уровень вреда, видимо, кому-то показался неприемлемым, и началось новое наступление под названием «второй этап реформы». Но яркой идеи, как именно лучше скрутить академическую науку в бараний рог, по-прежнему нет.

В предыдущем номере ТрВ-Наука мы познакомили читателей с компанией «ИНФРА Технологии» и ее научным директором, докт. хим. наук Владимиром Мордковичем. Компания занимается коммерциализацией научных разработок, проводимых в отделе новых химических материалов и нанотехнологий в ТИСНУМ (Троицк), которым руководит Мордкович. Здесь — подробнее о производстве синтетического жидкого топлива (СЖТ) и получении материалов на основе сверхдлинных углеродных нанотрубок. В теме разбиралась Елена Стребкова.

В начале июля 2016 наша семья отдыхала в Абхазии. С удивлением увидели засохшие рощи самшита в Пицунде. По информации от местных, самшит съела огневка, завезенная в 2012 году в Сочи для озеленения олимпийских объектов. Огневка не имеет естественных врагов на черноморском побережье. Лично видела гусениц огневки, пожирающих листья самшита в ущелье Псырцха в Новом Афоне (июль 2016 года).

Неудавшаяся попытка государственного переворота в Турции, произошедшая в ночь с 15 на 16 июля, вызвала у жителей страны и мировой обществености легкий шок и недоумение: что это было? Реальная попытка свержения власти или разыгранный как по нотам политический фарс? Как бы то ни было, без жертв, увы, не обошлось: в СМИ мелькают разные цифры, от 200 до 250 убитых, примерно 1,5 тыс. раненых. Задержаны по делу о путче уже около 13 тыс. человек.

Пожар в библиотеке ИНИОН стал настоящей катастрофой для всех отечественных наук. В то же время серьезность проблемы, очевидно, недооценивается властями. Несмотря на выделение дополнительных средств для спасения ИНИОН, их явно недостаточно; нередко подвергается сомнению необходимость восстановления книгохранилища или предлагается разместить его в отдаленных районах и непригодных помещениях, что свидетельствует о непонимании того, как работает научная библиотека и какую роль она играет в гуманитарных исследованиях.

Цель нашей публикации — показать, что даже в неблагоприятной среде, при серьезной разбалансировке общественных и хозяйственных механизмов, при многолетней, но неэффективной системе без «точных мандатов и целей» существуют структуры, успешно работающие и решающие высококонкурентные задачи на уровне самых современных мировых стандартов. Наш материал посвящен российской компании «ИНФРА Технологии».

С 19 по 24 июня в Пущино, в Институте фундаментальных проблем биологии (ИФПБ) РАН, прошла 7-я конференция Photosynthesis Research for Sustainability. Это довольно удивительное явление в мире российской биологии. Первая конференция этой серии прошла в Канаде (2004). В дальнейшем конференции проходили в Пущино (2007, 2014, 2016), в Баку (2011, 2013), на Крите (2015), следующая пройдет в индийском Хайдарабаде.

Вопрос этот далеко не праздный — общественная дискуссия о целях Сколково началась с момента его создания. Премьер-министр Дмитрий Медведев, инициатор проекта Сколково, недавно побывав в Сколково, заметил, что «теперь видно, для чего всё это затевалось». Однако общественная дискуссия на тему «для чего нужно Сколково» не утихает.

В самом конце июня в Совете Федерации прошел круглый стол «Роль научной журналистики в ускорении научно-технического развития страны». Он обладал несомненным потенциалом большой конференции и представлял собой конструктивную попытку объединения представителей разных сторон, призванных участвовать в объективно сложном процессе научной популяризации. Не случайно среди участников и выступающих были представители вузовского сообщества, академической среды, научные журналисты.

В Совете Федерации, в небольшом зале для заседаний человек на 30, должен был состояться круглый стол о роли научной журналистики в ускорении технического прогресса. «Приходи, в прошлый раз в Госдуме было интересно», — позвал меня главный редактор журнала «Кот Шрёдингера» Григорий Тарасевич. «Приходи, говорили они, будет интересно, говорили они»…

В классической мысли, которой наследует и воображение новой литературы (литература эпохи романа), никогда не удавалось до конца освободить мысль от воображения, сделать мысль инструментальной, так как сам акт мысли понимался как отведение для вещей мест, расстановка их внутри некоторого описания. Это могло становиться предметом критики, как у Платона в диалоге «Софист», но именно диалог Платона показывает, что даже и сам Платон не мог справиться с этой инерцией научной мысли постоянно обращаться к образам и делать расставленные по определенной схеме образы основанием своей динамики.

Даже сегодня, при всей доступности психиатрии и психотерапии, депрессия остается для нас явлением сакральным — в том смысле, в каком в архаичных культурах таковыми считались трупы, черепа или могильщики. В массовой культуре «жизни на позитиве» печального человека зачастую считают заразным и стараются обходить стороной. Корни этой интуиции, как мы полагаем, можно найти в иудео-христианской и античной религиозной культуре. В этом эссе мы хотели бы обсудить совершенно случайно замеченное нами диалектическое движение, которое прошла идея небытовой душевной тоски в истории иудаизма и христианства за более чем две тысячи лет своего развития.

В Москве прошел форум «Ученые против мифов». Сюжеты, связанные с космосом, были среди самых популярных. Почему тайны космоса порождают столько антинаучных историй и как с этим борются ученые? Об этом в программе «Гамбургский счет» на Общественном телевидении России Ольга Орлова расспросила доцента физфака МГУ, лауреата Беляевской премии и премии «Просветитель» Владимира Сурдина.

Начнем с напоминания о коренном различии, даже противопоставлении, законодательной власти и власти исполнительной: законодатели избираются, исполнители назначаются. Собственно, кого-то в исполнительной власти можно было бы тоже избирать, а не назначать — и так это иногда и делается; в частности, всенародно избираемый президент в большинстве стран считается главой исполнительной власти, а не суперарбитром, стоящим над обеими структурами. Но чиновники с «исполнительными» функциями в конкретных областях деятельности должны все-таки быть специалистами в этих областях…

Публикуемая ниже статья биолога Петра Власова и отклики на нее появились как следствие острой дискуссии, развернувшейся в «Фейсбуке» по поводу программы возвращения 15 тыс. ученых в Россию.

В 2011 году немецкий министр обороны Карл-Теодор цу Гуттенберг покинул свой пост из-за обвинений в плагиате в докторской диссертации. Его отставка стала результатом деятельности анонимного сетевого сообщества. Похожий проект действует более трех лет и в России. Столь же громких отставок пока, правда, не наблюдается, однако научные степени фальсификаторы стали терять. Кому и зачем нужна фальшивая докторская диссертация? Об этом в передаче «Гамбургский счет» на Общественном телевидении России Ольга Орлова расспросила докт. физ. -мат. наук, сооснователя проекта «Диссернет» Андрея Ростовцева.

30 мая, в понедельник, в петербургской гостинице я готовился к лекции и семинару. Фоном работал телевизор — канал «Культура». Началась программа «Наблюдатель». Ведущий — Андрей Максимов — сообщил, что передача посвящена столетнему юбилею Общей теории относительности. Интересно. Я даже отвлекся от ноутбука. Были представлены гости. Первый — Эмиль Ахмедов, известный физик, эксперт по ОТО и при этом прекрасный популяризатор. Второй — школьник, ученик физматкласса Андрей Седов. А вот дальше…

23 мая во время встречи с населением в ходе визита в Крым премьер-министр России Дмитрий Медведев произнес в ответ на жалобы пенсионеров тираду, которая сразу же стала интернетовским хитом, а вскоре и приобрела статус мема: «Просто денег нет сейчас. Найдем деньги — сделаем индексацию. Вы держитесь здесь, всего доброго, хорошего настроения и здоровья». Как ни удивительно, это заявление может послужить в качестве материала для маленького упражнения в сравнительной политологии: практически такие же слова содержатся в записке, ставшей реально знаменитой в Великобритании.

Когда я слышу фразу «научные коммуникации», то сразу же хочется схватиться за виртуальный пистолет. Я от участия в таких мероприятиях отказываюсь и стараюсь их даже не посещать. Впрочем, в последний раз решила преодолеть стереотип и посетить круглый стол 9 декабря 2015 года о научной коммуникации на Неделе науки в Москве. Анонс и спикеры были многообещающими…

Прежде чем хвататься за пистолет (обычно из пистолета убивают врага), следует разобраться с тем, кто же твой враг. Под научными коммуникациями (эта область профессиональной деятельности оформилась на Западе в течение последних нескольких десятков лет, ей посвящены десятки магистерских программ в европейских и американских университетах, с большим опозданием она дошла и до России) понимают публичные коммуникации с широкими слоями населения на темы, связанные с наукой.

Егор Быковский и Александр Сергеев делятся с читателем своими мнениями о научной коммуникации в России.

Российские университеты попали в непростую ситуацию. Для того чтобы быть заметными на мировой карте образования и науки, необходимо играть по международным правилам. А их не так легко соблюдать в сложившейся международной обстановке. Как успешно развиваться российским университетам в условиях санкций? Об этом в программе «Гамбургский счeт» на Общественном телевидении России Ольга Орлова расспросила нового ректора Сколковского института науки и технологий Александра Кулешова.

Продолжение беседы Михаила Гельфанда с Семёном Шлосманом в рамках проекта «Математические прогулки».

Статья «Группы смерти» в «Новой газете» стала самой обсуждаемой: за одну неделю к ней обратились практически 2 млн человек. Даже за столь короткое время отношение к статье и к теме подростковых суицидов раза три резко менялось. Первая волна тревоги и страха за своих и чужих детей сменилась критикой журналистки (за сверхэмоциональность и отсутствие доказательств) и редакции «Новой» (за неожиданный или непривычный консерватизм и попытки психологического давления на администраторов сайтов).

19 мая 2016 года зам. директора по науке «Второй школы», директору Вечерней многопредметной школы (ВМШ) замечательному учителю математики Александру Кирилловичу Ковальджи исполнилось 60 лет. Он выпускник этой школы 1973 года и работает там уже почти 20 лет, с 1997 года. Публикуем поздравления его коллег.

16 и 18 мая в «Новой газете» появилась большая и страшная по содержанию статья Г. Мурсалиевой «Группы смерти» о том, как в социальной сети «ВКонтакте» подростков якобы призывают и подталкивают к самоубийству. И, к сожалению, небезуспешно… Не удивительно, что публикация вызвала бурю комментариев в интернет-сетях. Я не буду вступать в дискуссию, а поделюсь некоторыми соображениями, вызванными этой публикацией.

Корневая тема социологии — переопределение самоубийства как социального явления. Как раз масштабный взгляд — не разбор каждой отдельной трагедии, а удивительная стабильность цифр (в расчете на 100 тыс. жителей по конкретной стране), пропорций (по возрастам, между мужчинами и женщинами) и универсальность (все социальные категории, богатые и бедные) — заставляет пробуждаться социологический образ мышления. По крайней мере, меня так учили. Поэтому несколько до предела холодных и циничных замечаний…

О русском языке как об океане, о том, как связано образование и владение языком, о том, с какими сложностями сталкиваются переводчики и программисты, создающие программы перевода, Юлия Черная побеседовала с профессором Юрием Шатиным.

Прогрессивная общественность обсуждает новость о планах вернуть в Россию 15 тыс. уехавших за рубеж ученых, которых хотят завлечь в страну зарплатами по 800 тыс. руб. и бесплатными детскими садами, — вроде бы даже списки кандидатов на возвращение планируют составлять. Характерно полное энтузиазма интервью руководителя рабочей группы: «Самый яркий пример — Китай: они в свое время тоже потеряли огромное число ученых, но благодаря государственной программе очень многих сумели вернуть…»

2016 год объявлен решающим в реализации реформ российской науки. Однако большинство академиков оценивают итоги реформы как неудовлетворительные. В чем причина такой резкой оценки, Арнольда Тулохонова, члена Совета Федерации, члена-корреспондента Российской академии наук, расспросила Ольга Орлова, ведущая программы «Гамбургский счет» на Общественном телевидении России.