Рубрика: Авторские колонки

После моего письма в прошлый номер «Троицкого варианта», где я предлагал открыть теологическое отделение РАН, некоторые коллеги спрашивали меня: «Ты, Иван, дурак, что ли? Смешивать науку и религию, придавать верованиям видимость научности — это абсурд!» Ответить на вопрос просто: очевидно, я не дурак — если бы я был дураком, то был бы женат на принцессе и было бы у меня всё хорошо. Но, увы, я совсем не дурак. Поэтому предлагаю я правильные, работающие и разумные вещи. Сколько бы мы, люди атеистического воспитания, ни зубоскалили, существуют факты, против которых не особо попрешь…

Должна признаться, что до недавнего времени я не знала ни работ Робера Кампена, ни даже его имени. Я также не задумывалась о том, почему среди работ художников Раннего Возрождения — особенно Северного — так много картин не имеют авторской подписи. О Кампене и об атрибуции его картин ведутся многолетние споры. Они связаны не только с тем, что в его время произведение с необходимостью сопровождалось прежде всего свидетельством о мастерской, где оно было исполнено, а не подписью автора в современном смысле этого слова.

Казалось бы, отгремели выборы — что в США, что в нашу Думу, что в нашу Академию, — отшумели выборные страсти, пора бы всем успокоиться и заняться своим делом. Депутатам — запрещать Интернет, добивать пятую колонну и готовиться к выборам президента России. Академикам — готовить доклады о научных достижениях, бороться с ФАНО за контроль над финансовыми потоками и готовиться к выборам президента Академии. И все заняты своим делом, всё спокойно. Но благостности не складывается. Возникают какие-то непонятные пертурбации… Вот известный журналист, телеведущий, актер и общественный деятель Владимир Соловьёв, уверяя в своем совершеннейшем почтении к Академии и академикам, раскритиковал их в пух и прах…

В искусствоведческой традиции нидерландский мастер Петер Артсен (Pieter Aertsen, 1508–1575) считается первым художником, сделавшим изображение «неживой натуры» главной задачей большинства своих полотен. До появления изысканных «завтраков» и изящных цветочных натюрмортов, украшающих, в частности, нашу эрмитажную коллекцию, оставалось без малого столетие, а Артсен уже создавал свои «рынки», «кухни», рисовал торговок у переполненных прилавков и поварих среди сковородок и котелков.

Когда-то, в середине прошлого века, академики, наверное, воспринимались простой публикой как своего рода небожители, мудрецы в немного странных одеждах. Шли годы, академиков становилось всё больше, уважение к ним уменьшалось, и дошло до того, что для простого академика выйти на президента Академии наук — большая проблема. Но некоторые, подобно Бурбонам, ничего не поняли и ничему не научились. Они по-прежнему думают, что «академик» — это звучит гордо и внушает уважение.Они воображают, видимо, что еще вчера вместе с Платоном они гуляли по роще Академа и обсуждали философские вопросы. Они считают, что, как Ареопаг, они могут судить и рядить, давая всем и всему веские окончательные оценки… Вконец потеряв чувство меры, они хотят лишить ученой степени министра культуры, который заявляет критерием истинности и достоверности исторического труда соответствие интересам России.

Ханс фон Аахен (Hans von Aachen, 1552–1615) считается представителем северного маньеризма. Он родился в Кельне, а из Аахена происходил его отец. В Кёльне Ханс фон Аахен получил основы художественного образования; видимо, там же он стал членом гильдии художников. В 1574 году фон Аахен отправился в Италию, 14 лет прожил в Венеции, работал в Риме, где сложился определенный кружок художников из Северной Европы, затем работал во Флоренции. В 1587 году фон Аахен вернулся в Германию, где составил себе имя как автор полотен на исторические и мифологические сюжеты, а также как опытный портретист.

… в правительстве в настоящее время идет особенно жесткий бюджетный торг, в котором каждое министерство старается отстоять свою позицию и доказать, что не следует зарезать бюджетные ассигнования именно ему. Результаты этого торга мы узнаем довольно скоро, а пока имеет смысл подумать о том, куда будут направлены те небольшие деньги, которые достанутся научно-образовательной сфере. Ведь и в правительстве, и в Думе на ключевые позиции в данной сфере вышли новые люди.

… наступает осень, пора, так сказать, повышенной активности. Поэтому немудрено, что на повестке дня вновь возник порядком побитый молью вопрос о плагиате, или, как принято говорить, о некорректных заимствованиях. Началось с того, что Минобрнауки опубликовало проект документа, в котором предусматривалось, что к заявлению о лишении ученой степени авторов диссертаций, содержащих некорректные заимствования, необходимо будет приложить копию судебного решения о нарушении диссертантом авторских прав.

В издательстве Европейского университета в Петербурге вышла книга Аркадия Ипполитова об итальянском художнике XVI века Якопо да Понтормо с подзаголовком «Художник извне и изнутри». «Извне» в данном случае относится к жизнеописанию художника, составленному его младшим современником Джорджо Вазари, а «изнутри» — к дневнику самого Понтормо (последних лет его жизни).

Я читаю много и быстро, в силу чего пребываю в постоянном (увы, довольно бессистемном) поиске очередной порции пищи для ума и сердца. Так я открыла для себя американского писателя Джонатана Франзена — сначала его романы, затем эссе. Три главных романа Франзена переведены на русский — это «Поправки», «Свобода» и «Пьюрити»; на русском изданы некоторые его эссе (см. сборник «Дальний остров»). Франзен пишет в реалистической традиции; судя по ссылкам, ему особенно близка русская классика. Для понимания его прозы читателю достаточно быть просто открытым — автор обращается ко всем, кто неравнодушен и непредвзят.

Ближайшее важнейшее событие для страны — выборы в Государственную Думу, за места в которой соревнуются лучшие люди России. И все мы, конечно, ждем изменений к лучшему от нового состава Думы. Не потому, разумеется, что сейчас плохо, а потому, что будет еще лучше. Как говорится, жить станет лучше, жить станет веселее. В этом нет сомнений: куда не кинь взгляд, везде постоянно замечаешь улучшения.

Почему такой виднейший представитель руководства нашей страны, как Сергей Борисович Иванов, давний соратник Владимира Владимировича, входящий в его самое ближнее окружение, вдруг был замещен на посту руководителя администрации президента? Чем Антон Эдуардович Вайно лучше этакого политического мастодонта? И почти сразу же я нашел ответ: да, конечно, Сергей Борисович — титан, слов нет, но наша страна переходит на столь серьезные управленческие высоты, что важна не только личость, важен принципиально новый подход к делу управления. И Антон Эдуардович — это человек, который его разрабатывает и готов привнести в государственное устройство.

… сидим, жара, водка не идет, и потому слушаем и смотрим, что происходит. А делать не только нам нечего, но и журналистам. В августе — ну какие новости? Но писать же что-то нужно. Так и рождаются дутые сенсации. Скажем, в начале прошлой недели появилась информация, что в ближайшие два года Минобрнауки собирается сократить 10 тыс. ученых и уже в следующем году на 40% сократить число бюджетных мест в вузах.

Недавно вице-премьер Ольга Голодец порадовала общественность очередным сильным заявлением: по словам чиновницы, 65% россиян высшее образование не нужно. Никогда не думала, что скажу такое, но — я согласна с Ольгой Юрьевной. В России чудовищно завышена ценность высшего образования. В крупных городах, особенно вдалеке от рабочих окраин, оно — часть обязательной программы взросления.

Евгений Яковлевич Парнес ушел от нас год назад. Познакомились мы благодаря тому, что он с 2000 и до лета 2009 года лечил моего покойного мужа. Я привыкла, что Е. Я. просто есть — есть его тексты, его книги и планы новых книг, его мнения, лаконичные письма, рассказы о путешествиях…

В самый разгар лета, когда палящий зной сменяется дождями, заливающими благоустроенный город, всполошились академики. Казалось бы, не весна и не осень, а вот на тебе — выпустили резкое заявление. Видимо, в 80 лет весна начинает чувствоваться только в середине лета. Академики и членкоры возмутились тем, что в результате реформы академической науки упал авторитет науки в обществе, а российской науки — в мире. Ну что за чушь?

События, составившие «дело», начали разворачиваться в 1980 году, когда известному филологу-германисту Константину Азадовскому и его жене Светлане Лепилиной подбросили наркотики. Итак, Ленинград, начало 1980-х. Если кто не вполне представляет себе, откуда уехал Бродский, — вот отсюда он и уехал… Азадовскому же суждено было убыть из Ленинграда этапом.

Каждый день в редакционной почте появляется минимум пять пресс-релизов от различных учреждений. В подавляющем большинстве случаев пресс-релизы профильные для нашей газеты. Их поставляют вузы, НИИ, фонды, научно-производственные компании. Иногда (крайне редко) мы их публикуем. Редко — по очевидной причине: эксклюзивом пресс-релизы не страдают, их рассылка веерная… То есть об оперативности тоже говорить не стоит. А опубликованный спустя некоторое время пресс-релиз, уже засветившийся во многих электронных СМИ, в лучшем случае вызывает профессиональную жалость и понимание…

Этот год, похоже, не будет похож на все предыдущие: уже в сентябре нам предстоит важнейшее событие в жизни страны — выборы в Государственную Думу, день, когда народ избирает своих наиболее достойных сынов и дочерей в свой законодательный орган. Многие, наверное, не согласятся со мной: есть еще более важные выборы, мол. Но они ошибаются: те выборы даже нельзя поставить в число важных для страны событий. Это совершенно сакральное действо — единение страны со своим Правителем, и для такого действа слово «важное» является слишком приниженным и вульгарным.

В издательстве «Новое литературное обозрение» вышла книга Андрея Зорина «Появление героя» с подзаголовком «Из истории русской эмоциональной культуры конца XVIII — начала XIX века». (М., 2016). Читатель, интересы которого далеки от изучения русской культуры/литературы/истории указанного периода, из заглавия поймет лишь то, что в книге речь пойдет о допушкинской эпохе; словосочетание эмоциональная культура требует расшифровки — и в дальнейшем автор ее представит.

После революции была категория лиц, лишенных избирательного права и некоторых других прав, — лишенцы. Сейчас обстановка, пожалуй, еще более сложная, чем сто лет назад: России, как и многим другим странам мира, угрожает страшный враг — терроризм. Борьба с ним идет на дальних подступах — в Сирии; борьба с ним идет и на территории нашей страны. Это борьба не на жизнь, а на смерть, поэтому тут все средства хороши. Борьба с терроризмом идет не только в силовом плане, но и на законодательном уровне: наши думцы предлагают различные законодательные новации…

Объявлены новые выборы в члены РАН. В мае 2016-го по всей стране прошли заседания ученых советов, на которых выдвинуты кандидаты в Академию. Образовалась очередная очередь желающих войти в число бессмертных. Своевременно получил и я напоминание от дирекции, что пора выдвигаться, однако, после некоторого размышления, решил отказаться. Поскольку уже несколько человек с удивлением отнеслись к такому решению и потребовали объяснений, я подумал, что надо высказаться публично.

Жизнь архитектора Ивана Леонидова (1902–1959) сложилась настолько своеобразно, что адекватно рассказать об этом уникальном человеке и уникальном таланте можно, видимо, в рамках книги, но никак не в кратком тексте — будь то биографическая справка или эссе. Повествование об архитекторе Леонидове обычно начинается с того, что все его шедевры не имеют — и не имели! — воплощения в материале: эти здания не были разрушены войной, землетрясениями или очередной реконструкцией — они не были построены.

Любовь к науке, тяга к знаниям — это высшая материя, которую нельзя поставить в один ряд с тягой к деньгам. История науки дает нам массу примеров не то что бескорыстной любви к науке, а даже и расходования своих денег из любви к истине и, более того, готовности положить свою жизнь на алтарь науки! Кто-то жег свои алмазы, доказывая, что они состоят из углерода, кто-то прививал себе смертельные болезни…

Братья Веснины — Леонид Александрович (1880–1933), Виктор Александрович (1882–1950) и Александр Александрович (1883– 1959) — были погодками. Они родились в г. Юрьевец в обеспеченной семье, что позволило получить фундаментальное профессиональное образование в избранной ими области строительства и архитектуры.

… наш национальный лидер задумался об этом и в прошлом году издал указ «О создании Общероссийской общественно-государственной детско-юношеской организации „Российское движение школьников“ (РДШ)». 19 мая в моем родном МГУ подвели итоги первого съезда РДШ. Приветствуя участников, наш родной министр Дмитрий Ливанов отметил символичность проведения съезда в День пионерии, сказав: «Это говорит о возрождении лучших традиций ученического самоуправления…» Прекрасные слова!

Моисей Яковлевич Гинзбург (1892–1946) родился в Минске; его художественная одаренность проявилась рано. Основное архитектурное образование Гинзбург получил в Миланской академии художеств. Вернувшись в 1914 году в Москву с дипломом художника-архитектора, он, тем не менее, считал, что ему нужны более основательные познания в области техники и технологии собственно строительства, поэтому поступил на архитектурное отделение Рижского политехникума, который в эти годы из-за войны переехал в Москву.

Комиссия РАН по борьбе с лженаукой выпустила документ нового формата — меморандум. В первом меморандуме на основе экспертного заключения фиксируется лженаучный статус так называемого дерматоглифического тестирования.

Владимир Алексеевич Щуко (1878–1939) более всего известен как один из авторов неосуществленного проекта здания Дворца Советов. Соответствующая почтовая открытка была размножена миллионными тиражами, так что еще в 1940-е годы дети «октябрятского» возраста просили меня отвезти их посмотреть на это «чудо», увенчанное фигурой Ленина.

… конечно, весна — время молодости. Поэтому для меня очень радостно было услышать новости об успехах нашей молодежи. Накануне Первомая с космодрома «Восточный» в Амурской области в конце концов запустили ракету. Сколько денег и сил было вложено в строительство этого космодрома на российском Дальнем Востоке, сколько было скандалов и задержек, даже уголовных дел! И вот наконец приехал президент России, понавешивал выговоров — и ракета взлетела.

Представьте, что вы хотите избавиться от засилья лженауки в СМИ. Очевидная мысль — принять закон, обязывающий каждое СМИ иметь научного редактора. Эту идею высказал на чтениях по проблеме лженауки академик Анатолий Черепащук: «… чтобы общественно-государственная организация „Общество «Знание»“ поставила вопрос перед правительством об обязательном введении должностей научных редакторов во все средства массовой информации… Эти научные редактора должны утверждаться Российской академией наук и должны быть есть подотчетны…». Прикинем последствия такой инициативы.

Архитектор Иван Владиславович Жолтовский (1867–1959) прожил долгую, плодотворную и относительно благополучную жизнь. Относительно — потому что в годы «борьбы с излишествами» ему тоже досталось, но тогда он уже имел все основания сказать: «Что слава?..»

Каждый раз я не могу не прийти в восторг от того, насколько уверенно Владимир Владимирович владеет информацией по самым разнообразным вопросам. Вот это глыба, это матерый человечище! Но, конечно, с особым вниманием я слежу за тем, что скажет наш лидер про науку, какие подаст нам сигналы и знаки. В общем-то, тема науки не столь уж популярная у народа… Но, само собой, наш президент не мог не коснуться этой темы, общаясь с народом.

Русский архитектор Иван Александрович Фомин (1872—1936) был феноменально одаренным мастером, щедрым художником и человеком большого внутреннего благородства. Он оставил нам не только здания, не только целую библиотеку офортов, но и немало теплых строк, адресованных молодому поколению мастеров — и не обязательно мастеров именно архитектуры.

Санкт-Петербургский университет решительно взялся за исправление ситуации. Говорят, там издан приказ, который разрешает быть профессорами только тем, кто в последние годы руководил грантами РФФИ, РГНФ, РНФ или мегагрантами, а также имел публикации в журналах из Web of Science и Scopus. Доцентами — только тем, кто в последние годы был исполнителем в грантах и у кого есть хотя бы одна публикация в журналах из Web of Science и Scopus…

В начале изумительного фильма «Астенический синдром» три бабули произносят фразу: если все прочтут произведения Льва Николаевича Толстого, то станут добрыми и умными. Поэтому я не буду мечтать о том, чтобы, войдя в вагон метро, я увидел, что все читают хороший научпоп. Кажется, что это не приведет к каким-то чудесам. Поэтому я лучше помечтаю о том, чтобы не реализовалась ни одна из следующих антиутопий…

Уже восемь лет раз в две недели я начинаю свой день с чтения «Троицкого варианта — Науки», прямо с моей колонки. Читаю и думаю: ну до чего же хорошо сказал! Где еще столько умных мыслей прочтешь? Примите мои самые искренние поздравления с двухсотым номером моей любимой газеты!

Российский архитектор Александр Устинович Зеленко (1871–1953) ныне известен прежде всего в Самаре. Среди прочего, там он построил на редкость изящный особняк в стиле русского модерна, известный как Дом Курлиной. Сейчас в этом здании размещен Музей модерна.

… праздник, дорогие мои коллеги, — то самое время, когда на предметы нужно глядеть исключительно в правильном состоянии и с правильной стороны. Так вот, глядя на всё в правильном состоянии, я понял, чего так остро не хватает нашей науке: не денег или разумных начальников даже, нет, в науке очень мало женщин!

Идут годы, всё меняется, а вот с реформой науки всё никак не складывается пока… Нет, конечно, замшелый Президиум РАН и еще более замшелые президиумы других академий отстранили от управления институтами. Да, в «Золотых мозгах» теперь сидят молодые и шустрые чиновники, тонко чувствующие самый стержень государственной воли. Но прошло уже два с половиной года с момента принятия эпохального и судьбоносного закона о РАН, а воз и ныне там.

Поздравляю всех вас с только что прошедшим Днем российской науки, нашим профессиональным праздником… О чем я думал, поднимая свой второй стакан уже с чувством законной гордости и со слезами на глазах? О многом и разном. Например, об истоках праздника.

В издательстве «Новое литературное обозрение» в серии «Библиотека журнала „Теория моды“» вышла книга французского ученого и литератора Мишеля Пастуро «Синий. История цвета». Мишель Пастуро — известный историк и литератор, его узкая специальность — геральдика и вообще изучение символики материальных объектов и их изображений. И по подготовке, и по кругу интересов Мишель Пастуро прежде всего историк культуры.

Советский архитектор Илья Александрович Голосов оставил нам, москвичам, несколько примечательных зданий, упомянутых во всех путеводителях и трудах по истории советской архитектуры. Наиболее известны два из них: это так называемый дом с фигурами и Клуб им. Зуева.

Можете ли вы себе представить, что в тяжелые послевоенные годы СССР выписывал из США (разумеется, за валюту) целых 300 экземпляров весьма специального журнала Arts & Architecture? Эту цифру привел один из издателей журнала и его главный редактор Дэвид Трэверс в прощальном обращении к читателям. Весомость — или парадоксальность — цифры 300 будет понятна, если знать, что тираж Arts & Architecture (редакция которого размещалась в Лос-Анджелесе) не превышал 12 500 экземпляров!

В своем новогоднем обращении Владимир Владимирович сказал, что успех всей страны зависит от эффективного труда и достижений каждого из нас. Важнейшая мысль, особенно в наше тяжелое время! С этой точки зрения я и смотрю на появившиеся в конце прошлого года слухи о планах по нормированию научной работы.

Говорят, как встретишь год, так его и проведешь. В глупые приметы я не верю, но, похоже, в 2016 году всё так и случится: действительность будет бескрыла и помята не только 1 января, но и дальше. Причины очевидны: кризис, бюджетный дефицит и снижение бюджетных расходов на гражданскую науку. На 14% по сравнению с предыдущим годом, не считая инфляции.

Имена людей, означенных в заглавии, бытуют у нас странным образом. Шкала оценок их деятельности распределена от восторгов до непонимания и кривых усмешек с оттенком неприятия. И первые и последние реакции как формы нездорового ажиотажа малоинтересны. Интересны сами тексты, способы их чтения и перечитывания.

Луиc Салливен (Louis Sullivan, 1856—1924) по праву считается основоположником американской архитектуры как феномена со своей историей и традицией. Важнейшим этапом становления этой архитектуры были работы Чикагской школы, воплощенные не только в постройках Салливена, но и в его текстах.

После того как турецкие пособники террористов нанесли нам удар в спину, сбив наш самолет, мы, все как один, должны сплотиться вокруг нашего руководства и продемонстрировать Турции, как жестко Россия может реагировать на подобные враждебные акции. Абсолютно правильно наше правительство указывает туркам и их помидорам на дверь, ограничивает воздушное сообщение…

Генри Гобсон Ричардсон (1838–1886) — крупнейший американский архитектор. Его соотечественникам хорошо известны его постройки; куда реже — кто их автор. За свою короткую жизнь он не просто построил много зданий: он дал обобщенный образ того, каким должен быть университетский колледж, мэрия, здание суда, вокзал, городская библиотека, солидный частный дом и т. д.

В любом типе писательства, то есть мышления в некоторой избранной форме, с одной стороны диктуемой жанром, с другой — индивидуальной манерой, — то бишь в письме художественном, научном, философском или же поэтическом, может ощущаться умелость, умение, владение материалом, техникой, средствами, приемами, и пр., и пр. Это всё вполне ощутимо, где-то даже анализируемо, в том числе научным или околонаучным, критическим и прочими способами.