Рубрика: Авторские колонки

… конечно, весна — время молодости. Поэтому для меня очень радостно было услышать новости об успехах нашей молодежи. Накануне Первомая с космодрома «Восточный» в Амурской области в конце концов запустили ракету. Сколько денег и сил было вложено в строительство этого космодрома на российском Дальнем Востоке, сколько было скандалов и задержек, даже уголовных дел! И вот наконец приехал президент России, понавешивал выговоров — и ракета взлетела.

Представьте, что вы хотите избавиться от засилья лженауки в СМИ. Очевидная мысль — принять закон, обязывающий каждое СМИ иметь научного редактора. Эту идею высказал на чтениях по проблеме лженауки академик Анатолий Черепащук: «… чтобы общественно-государственная организация „Общество «Знание»“ поставила вопрос перед правительством об обязательном введении должностей научных редакторов во все средства массовой информации… Эти научные редактора должны утверждаться Российской академией наук и должны быть есть подотчетны…». Прикинем последствия такой инициативы.

Архитектор Иван Владиславович Жолтовский (1867–1959) прожил долгую, плодотворную и относительно благополучную жизнь. Относительно — потому что в годы «борьбы с излишествами» ему тоже досталось, но тогда он уже имел все основания сказать: «Что слава?..»

Каждый раз я не могу не прийти в восторг от того, насколько уверенно Владимир Владимирович владеет информацией по самым разнообразным вопросам. Вот это глыба, это матерый человечище! Но, конечно, с особым вниманием я слежу за тем, что скажет наш лидер про науку, какие подаст нам сигналы и знаки. В общем-то, тема науки не столь уж популярная у народа… Но, само собой, наш президент не мог не коснуться этой темы, общаясь с народом.

Русский архитектор Иван Александрович Фомин (1872—1936) был феноменально одаренным мастером, щедрым художником и человеком большого внутреннего благородства. Он оставил нам не только здания, не только целую библиотеку офортов, но и немало теплых строк, адресованных молодому поколению мастеров — и не обязательно мастеров именно архитектуры.

Санкт-Петербургский университет решительно взялся за исправление ситуации. Говорят, там издан приказ, который разрешает быть профессорами только тем, кто в последние годы руководил грантами РФФИ, РГНФ, РНФ или мегагрантами, а также имел публикации в журналах из Web of Science и Scopus. Доцентами — только тем, кто в последние годы был исполнителем в грантах и у кого есть хотя бы одна публикация в журналах из Web of Science и Scopus…

В начале изумительного фильма «Астенический синдром» три бабули произносят фразу: если все прочтут произведения Льва Николаевича Толстого, то станут добрыми и умными. Поэтому я не буду мечтать о том, чтобы, войдя в вагон метро, я увидел, что все читают хороший научпоп. Кажется, что это не приведет к каким-то чудесам. Поэтому я лучше помечтаю о том, чтобы не реализовалась ни одна из следующих антиутопий…

Уже восемь лет раз в две недели я начинаю свой день с чтения «Троицкого варианта — Науки», прямо с моей колонки. Читаю и думаю: ну до чего же хорошо сказал! Где еще столько умных мыслей прочтешь? Примите мои самые искренние поздравления с двухсотым номером моей любимой газеты!

Российский архитектор Александр Устинович Зеленко (1871–1953) ныне известен прежде всего в Самаре. Среди прочего, там он построил на редкость изящный особняк в стиле русского модерна, известный как Дом Курлиной. Сейчас в этом здании размещен Музей модерна.

… праздник, дорогие мои коллеги, — то самое время, когда на предметы нужно глядеть исключительно в правильном состоянии и с правильной стороны. Так вот, глядя на всё в правильном состоянии, я понял, чего так остро не хватает нашей науке: не денег или разумных начальников даже, нет, в науке очень мало женщин!

Идут годы, всё меняется, а вот с реформой науки всё никак не складывается пока… Нет, конечно, замшелый Президиум РАН и еще более замшелые президиумы других академий отстранили от управления институтами. Да, в «Золотых мозгах» теперь сидят молодые и шустрые чиновники, тонко чувствующие самый стержень государственной воли. Но прошло уже два с половиной года с момента принятия эпохального и судьбоносного закона о РАН, а воз и ныне там.

Поздравляю всех вас с только что прошедшим Днем российской науки, нашим профессиональным праздником… О чем я думал, поднимая свой второй стакан уже с чувством законной гордости и со слезами на глазах? О многом и разном. Например, об истоках праздника.

В издательстве «Новое литературное обозрение» в серии «Библиотека журнала „Теория моды“» вышла книга французского ученого и литератора Мишеля Пастуро «Синий. История цвета». Мишель Пастуро — известный историк и литератор, его узкая специальность — геральдика и вообще изучение символики материальных объектов и их изображений. И по подготовке, и по кругу интересов Мишель Пастуро прежде всего историк культуры.

Советский архитектор Илья Александрович Голосов оставил нам, москвичам, несколько примечательных зданий, упомянутых во всех путеводителях и трудах по истории советской архитектуры. Наиболее известны два из них: это так называемый дом с фигурами и Клуб им. Зуева.

Можете ли вы себе представить, что в тяжелые послевоенные годы СССР выписывал из США (разумеется, за валюту) целых 300 экземпляров весьма специального журнала Arts & Architecture? Эту цифру привел один из издателей журнала и его главный редактор Дэвид Трэверс в прощальном обращении к читателям. Весомость — или парадоксальность — цифры 300 будет понятна, если знать, что тираж Arts & Architecture (редакция которого размещалась в Лос-Анджелесе) не превышал 12 500 экземпляров!

В своем новогоднем обращении Владимир Владимирович сказал, что успех всей страны зависит от эффективного труда и достижений каждого из нас. Важнейшая мысль, особенно в наше тяжелое время! С этой точки зрения я и смотрю на появившиеся в конце прошлого года слухи о планах по нормированию научной работы.

Говорят, как встретишь год, так его и проведешь. В глупые приметы я не верю, но, похоже, в 2016 году всё так и случится: действительность будет бескрыла и помята не только 1 января, но и дальше. Причины очевидны: кризис, бюджетный дефицит и снижение бюджетных расходов на гражданскую науку. На 14% по сравнению с предыдущим годом, не считая инфляции.

Имена людей, означенных в заглавии, бытуют у нас странным образом. Шкала оценок их деятельности распределена от восторгов до непонимания и кривых усмешек с оттенком неприятия. И первые и последние реакции как формы нездорового ажиотажа малоинтересны. Интересны сами тексты, способы их чтения и перечитывания.

Луиc Салливен (Louis Sullivan, 1856—1924) по праву считается основоположником американской архитектуры как феномена со своей историей и традицией. Важнейшим этапом становления этой архитектуры были работы Чикагской школы, воплощенные не только в постройках Салливена, но и в его текстах.

После того как турецкие пособники террористов нанесли нам удар в спину, сбив наш самолет, мы, все как один, должны сплотиться вокруг нашего руководства и продемонстрировать Турции, как жестко Россия может реагировать на подобные враждебные акции. Абсолютно правильно наше правительство указывает туркам и их помидорам на дверь, ограничивает воздушное сообщение…

Генри Гобсон Ричардсон (1838–1886) — крупнейший американский архитектор. Его соотечественникам хорошо известны его постройки; куда реже — кто их автор. За свою короткую жизнь он не просто построил много зданий: он дал обобщенный образ того, каким должен быть университетский колледж, мэрия, здание суда, вокзал, городская библиотека, солидный частный дом и т. д.

В любом типе писательства, то есть мышления в некоторой избранной форме, с одной стороны диктуемой жанром, с другой — индивидуальной манерой, — то бишь в письме художественном, научном, философском или же поэтическом, может ощущаться умелость, умение, владение материалом, техникой, средствами, приемами, и пр., и пр. Это всё вполне ощутимо, где-то даже анализируемо, в том числе научным или околонаучным, критическим и прочими способами.

Как вы знаете, практически одновременно случилось два события. Во-первых, директором Петербургского института ядерной физики назначен профессор из университета противопожарной безопасности Денис Минкин. Во-вторых, издан приказ об увольнении бывшего директора Института теоретической и экспериментальной физики Михаила Данилова…

Именно Уильям Ле Барон Дженни (1832–1907) предложил принципиальное техническое решение, позволяющее наращивать высоту домов более пяти (!) этажей, — то есть изобрел небоскреб.

Less is more — таков был девиз Миса ван дер Роэ, одного из основателей Баухауза и выдающегося архитектора современности. Быть может, самое свое яркое воплощение эта установка Миса получила в построенном им Farnsworth House. Этот однокомнатный дом, выполненный полностью из стекла (кроме пола и крыши), был воздвигнут по заказу чикагского врача-нефролога Эдит Фарнсуорт…

Недавно Президиум Высшей аттестационной комиссии при Министерстве образования и науки одобрил паспорт новой научной специальности — «теологии»: «Специальность „Теология“ раскрывает содержание теологии, базовые разделы теологии, изучает источники теологического знания… Теологическое исследование направлено на выявление, анализ и интерпретацию значимых аспектов религиозной жизни…».

Бруно Таут (1880–1938) хорошо известен профессионалам и, надеюсь, своим соотечественникам; мне же его имя ничего не говорило, пока я не углубилась во времена возникновения конструктивизма/функционализма. В Европе это годы расцвета Баухауза, концепции которого Таут разделял, будучи одновременно рационалистом и мечтателем.

У нас в сенате — выступления крупнейших ученых, титанов нашей науки. Недавно вот директор Курчатовского института Михаил Ковальчук собственной персоной там выступал. Он нарисовал перед господами сенаторами впечатляющую картину научно-социальной эволюции нашей цивилизации. Рассказал про то, как научная среда рождает науки-связки, как аддитивные технологии помогут нам сохранять окружающую среду… и про многое-многое другое…

Немецкий архитектор Петер Беренс (1868–1940) считается основателем промышленного дизайна и промышленной архитектуры. И в самом деле: этапы его творческой эволюции в такой степени отражают историю одной из магистральных линий европейского искусства, как если бы высшие силы позаботились о поучительном примере для потомков…

… третье тысячелетие рождает иные лозунги и девизы. Теперь у нас не Пушкин — наше всё, нет, наше всё теперь — это прогнозирование. Легко понять почему: мир становится всё сложнее, взаимосвязаннее, опаснее и уязвимее.

Эта заповедь австрийского архитектора Адольфа Лооса (1870–1933), как мне кажется, не устарела. «Живописно» в устах Лооса означало примерно то, что в недавнее время у нас именовали «украшательством». В частности, Лоос был в такой степени противником орнамента, что озаглавил свое эссе «Орнамент и преступление» (1910).

… в то время как все мы сидели по дачам или посещали курорты, чиновники работали с документами без устали, сна и отдыха. Некоторые из этих документов привлеки нездоровое внимание нашей прогрессивной общественности. Таков, к примеру, проект постановления правительства, передающий РФФИ и РГНФ в ведение Министерства образования и науки.

В последнее время мне приходится особенно много выступать против новоизобретенных лженаук… Поэтому, когда я наткнулся в Интернете на статью Ирины Шлионской «Восемь самых популярных лженаук», я невольно задержался взглядом, хотя самые популярные меня как раз мало интересовали…

Австрийский архитектор Йозеф Хоффман прожил долгую жизнь. Родившийся в 1870 году, он умер в 1956-м, оставив потомкам по крайней мере три важнейших памятника архитектуры начала ХХ века: это «Санаторий Пуркерсдорф» в окрестностях Вены, дворец Стокле в Брюсселе и вилла Примавези в Вене.

… некоторые украинские любители истории видят свой патриотический долг в том, чтобы обеспечить украинскому народу знатных предков — как можно более древних — и всячески их возвеличить. Трипольскую культуру они облюбовали для этого, опираясь на ее яркую и богатую расписную керамику, ее раннее земледелие и огромные поселения.

В отличие от других выдающихся деятелей объединения «Сецессион», которые были профессиональными архитекторами, Коломан Мозер был художником… Уже его ранние работы выдают виртуозного графика, а последние пятнадцать лет своей недолгой жизни он в значительной мере посвятил станковой живописи.

… есть много видных фигур, к которым я также испытываю весьма сильные чувства. И конечно, в первую голову это руководители науки и образования… Все вы, конечно, знаете их имена: Михаил Валентинович Ковальчук, Дмитрий Викторович Ливанов и Виктор Антонович Садовничий.

Шотландский архитектор и дизайнер Чарльз Ренни Макинтош более всего известен как автор стула Макинтоша в разных его вариантах. Вообще же Макинтош был наделен многими и разнообразными талантами, что позволило ему воплотить стилистику Art nouveau в зданиях, интерьерах, витражах и графическом дизайне, развивая при этом свой индивидуальный стиль.

Недавно мои коллеги рассказали, что в Санкт-Петербурге РПЦ просит передать ей Исаакиевский собор и храм Спаса-на-Крови, которые сейчас являются музеями. Как же, мол, так, государство вложило огромные деньги в реставрацию этих памятников культуры и продолжает вкладывать, и вдруг приходит РПЦ на всё готовенькое, выгоняет музейщиков и говорит всем спасибо?!

Венский архитектор Йозеф Мария Ольбрих (Joseph Maria Olbrich; 1867–1908) прожил короткую жизнь — в сорок лет он умер от лейкемии. При этом Ольбрих успел оставить огромное наследство, включающее всемирно известные здания…

Партия и правительство поставили перед нами много важных задач, которые нужно решать… Одной из таких важных задач, поставленных Владимиром Путиным в своих эпохальных майских указах, является повышение конкурентоспособности ведущих российских университетов среди ведущих мировых научно-образовательных центров.

Кто открыл, что виды трансформируются под действием естественного отбора? Ну, конечно, Чарлз Дарвин. В 1831–1835 годах он совершил кругосветное путешествие на корабле «Бигль», давшее ему обильный материал; в 1838–1842-х написал черновой вариант работы о происхождении видов…

Если где-то Европе есть город, где здания и разные предметы в стиле Art nouveau встречаются чуть ли не на каждом шагу, то это, конечно, Париж. Прежде всего, это привычные для парижан решетки и вывески у входов в метро — плоды трудов французского архитектора Экто́ра Гима́ра.

Не буду лезть в большую политику, и без меня там тесно и не очень комфортно. Ограничусь профильной тематикой нашей газеты. Государство руками своей Третьей Власти записывает в «иностранные агенты» фонд «Династия». Для людей, обладающих хоть каплей независимой информации, это такой же нонсенс, как «горячий снег» или «сухая вода».

… я обратил внимание на выступление ректора братского Санкт-Петербургского государственного университета Николая Михайловича Кропачева. Он поднял важнейший вопрос о том, что помимо обозначения приоритетов необходимо обеспечить следование им на деле. И очертил всю глубину бездны, которая тут разверзлась между словом и делом.

Бельгийский архитектор Анри ван де Вельде был одним из последних универсалов в сфере изобразительных искусств. Мы вспоминаем о нем прежде всего как об архитекторе, а ведь он был еще и выдающимся дизайнером, художником книги и создателем новых форм мебели и фарфора, да и просто интересным живописцем, работавшим в стиле, близком к пуантилизму.

… многим коллегам никак не дают покоя так называемые злободневные вопросы. Некоторые из них спрашивают меня, почему я ничего не пишу о министерском проекте методических рекомендаций по финасированию госзадания для научных организаций, который так беспокоит коллег из академических институтов.

«Экономика Греции в разрухе. Мятежи охватили Ливию, Сирию и Египет, а отщепенцы и чужие военные раздувают пламя…» Так начинается книга Эрика Клайна (Eric H. Cline) «1177 г. до н. э. — год, когда рухнула цивилизация»…

Зигфрид Бинг (1838–1905) не писал картины, не рисовал афиши, не проектировал здания. И тем не менее историю становления L'Art nouveau нельзя понять, минуя личность и деятельность Зигфрида Бинга, коммерсанта и культуртрегера…

… я в очередной раз переживаю острое разочарование, глядя на вакханалию, которую научные работники устроили вокруг фонда «Династия». Какая-то дикая истерика, нежелание видеть ничего дальше собственного носа!

… история архитектуры, как правило, не слишком внятно отвечает на вопросы о том, кто первым построил дом из N этажей (безопорный мост с пролетом Х метров и т. д.)… Однако же основателем стиля ар-нуво (l'Art nouveau) единодушно признается бельгийский архитектор Викто́р Орта́…