«Пришли мне сына». Как египетская царица просилась замуж

Александр Немировский
Александр Немировский

В истории Древнего Египта II тысячелетия до н. э. есть одна драматическая история, известная нам по хеттским источникам. Египетский фараон умер, не оставив наследника. Осталась его вдова, которая в хеттском тексте называется просто Тахамунсу — египетское слово, означающее «жена царева». Она отправляет хеттскому царю Суппилулиуме, который, вообще-то, в это время воюет с Египтом, посланца с письмом. Тахамунсу сообщает хетту: египтяне требуют от нее выйти замуж, чтобы ее муж стал новым царем Египта, ибо наследника у нее и умершего царя нет и вся эта ситуация — позор и стыд и для нее, и для всей страны Египта. Но она не хочет выходить за собственного подданного и потому просит царя хеттов прислать ей любого из его сыновей, чтобы она могла выйти за него замуж, и он станет царем Египта. Хеттский царь был поражен. После долгой переписки избранный им для Тахамунсу царевич Цаннанца отправился в Египет, но, когда он прибыл к египетскому двору, его там убили. Разъяренный Суппилулиума возобновил войну с Египтом, одержал победы и привел в Хаттусу много пленников, но это уже другая история.

Кто же была Тахамунсу? Ведь в те времена в Египте на вершине властной иерархии оказывались с небольшим промежутком две женщины: после смерти Эхнатона — женщина- царь Нефернефруатон Анхетхеперура (женщина-царь Акенхерес у Манефона; реальное египетское произношение того времени — что-то вроде Нафнафиати Анххуррия; быть может, это была знаменитая жена Эхнатона Нефертити), а через 10 лет, после смерти Тутанхамона — его вдова Анхесенамон. Женщиной-царем ее так и не сделали, она была просто вдовой царя, чем- то вроде интеррекса («междуцаря» по-латыни) — местоблюстителя престола. Через какое-то время она вышла замуж за сановника Эйе, он и стал новым фараоном. Кем же из этих двух женщин была Тахамунсу?

Тутанхамон и Анхесенамон (справа). Фрагмент спинки золотого трона Тутанхамона, XIV век до н. э.
Тутанхамон и Анхесенамон (справа). Фрагмент спинки золотого трона Тутанхамона, XIV век до н. э.
Проклятие Амона-Ра

Ответ на этот вопрос можно дать такой. Тахамунсу хеттских источников никоим образом не женщина-царь, но лишь интеррекс, вдовствующая «жена царева». Царя в Египте при ней как раз нет, и ее принуждают выйти замуж именно для того, чтобы Египет обрел нового царя. Ситуация представлена как «стыд страны» (а не только «позор» самой царицы, выражающийся в том, что она не принесла мужу сына).

При наличии в царском доме наследников мужского пола любой из них мог стать новым царем, и не пришлось бы прибегать к такому политическому маневру: приводить к власти новый царский дом, используя вдову покойного царя как «связующее звено». Таким образом, очевидно, что со смертью царя, мужа Тахамунсу, не только не оставалось сыновей у него самого — потенциальных наследников мужского пола не было во всем царском доме: пресеклась династия. Именно это египтяне не могли рассматривать иначе, как гнев и кару богов на царский род и страну в целом.

Ведь в рамках египетских представлений к моменту смерти царя верховный бог, Амон-Ра, отец всякого царя Египта, непременно должен был, войдя в тело какого-то мужчины (обычно — в тело правящего царя), зачать сына, предназначенного к наследованию престола. В данном же случае получалось, что Амон-Ра не соблаговолил зачать сына — наследника престола — в пределах царского дома, а сделал это вне его, и этого наследника еще предстоит отыскать. Отсюда и восприятие этой ситуации как бесспорного «стыда страны», и принуждение египетской элитой Тахамунсу к замужеству с передачей престола ее избраннику. С таким замужеством для нового царского дома устанавливалась бы хоть какая-то, лучшая из возможных в этой «постыдной» ситуации, связь с предыдущим царским домом.

Выбор царицей-вдовой мужа был еще и самым простым способом «опознать» того, кого Амон уже зачал в наследники престола (кого она изберет в мужья — тот и есть этот избранный сын Амона). В рамках египетской концепции власти иначе осмыслять смену династии и способ получения нового царя, на котором настаивала элита, было бы невозможно.

Национальный вопрос

Таким образом, решение Тахамунсу просить в мужья хеттского царевича на том основании, что она ни за что не хочет «выходить за своего подданного», являлось не только политически уникальным шагом, но и ошеломительным поступком с точки зрения египетского мировоззрения. Если бы ее выбор осуществился, это означало бы, что Амон настолько разгневался на династию и страну, что зачал своего избранника на престол Египта вообще не среди египтян, а среди чужеземцев-хеттов, которые с Египтом соперничали и враждовали. Вероятно, в выдвижении такой поразительной идеи сказался универсализм религии Эхнатона, согласно которой верховный бог проливает свои милости на весь мир, на иноземья — ненамного меньше, чем на Египет. В любом случае «национальная» гордость египетской элиты была ущемлена, и поступок вдовы существенно усиливал мотивы не допустить этого брака и воцарения.

Историческая реальность

Сказанное позволяет надежно выбрать идентификацию Тахамунсу. Из двух названных выше женских фигур, оказавшихся на вершине иерархии после смерти Эхнатона, — Нефернефруатон Анххурурии и Анхесенамон — первая была именно женщиной-царем, так что в ее случае не было бы необходимости заполнять пустующую вакансию царя — эта вакансия была заполнена ею самой. Анхесенамон, напротив, ни в каких источниках как женщина-царь не отражена. К тому же после смерти Эхнатона в пределах царского дома еще было как минимум два мужских наследника — Семнехкара и Тутанхатон (будущий Тутанхамон), которые и стали затем царями. Таким образом, Тахамунсу, — не царь, а вдова-интеррекс в ситуации пресечения царской династии, отсутствия царя и поиска кандидата для скорейшего заполнения этой вакансии (отнюдь не в лице самой Тахамунсу — вопрос о том, чтобы сделать ее саму женщиной-царем, даже не поднимается, в том числе ею самой), — должна быть идентифицирована только как Анхесенамон после смерти Тутанхамона.

Хетты в арабской традиции

Между тем в ученой традиции арабизированного и исламизированного Египта в преданиях о фараоновском прошлом страны (сформировались в VIII веке н. э. на основе коптской традиции) есть следующий эпизод. В далекой фараоновской древности был царь Тутис; после его смерти не осталось мужских наследников во всем царском доме, и наступила эпоха женского правления. После Тутиса на престол взошла его дочь Хурия. Египтяне принуждали ее выйти замуж и передать престол мужу. Но она обратилась к некоему Джируну, родственнику и военачальнику могущественного азиатского царя, воевавшего в тот период с Египтом (этого царя условно называют сирийским правителем), заявляя, что не желает выходить замуж за «человека своего дома» (то есть своего же подданного) и поэтому просит Джируна, как человека царской крови, жениться на ней и сесть на престол Египта. Царица Хурия долго хитрила с ним, а затем его убила, напившись его крови и приговаривая: «Царская кровь целебна». А престол она так и оставила за собой. Ей наследовала ее родственница, вторая царица (в некоторых версиях — по имени Мамун), против которой выступил некий вельможа-египтянин Аймин. Они боролись, но потом договорились о мирном разделе власти, и после ее смерти Аймин остался единственным царем.

Этот эпизод, конечно, однозначно пересказывает «дело Цаннанцы», и довольно точно: в сюжете уцелела масса деталей, включая войну азиатского царя с Египтом на момент обращения со сватовством к его родичу, пресечение мужских линий царского дома со смертью Тутиса-Тутанхамона и даже формулировка о нежелании выходить за своего слугу. Единственная существенная путаница — перенос первой из амарнских женщин на вершине власти, женщины-царя Анххуррии (Хурии в арабском варианте), с места перед Тутанхамоном (Тутисом) на место сразу за ним. И тогда на нее автоматически сместилась история со сватовством, случившимся из-за пресечения со смертью Тутиса мужской линии. Анхесенамон, которая изначально была героиней этой истории, оказалась отодвинута на следующую позицию после указанного пресечения мужской линии, а промежуток и заняла Хурия. Вторая и последняя из двух женщин на вершине египетской власти после смерти Тутиса (то есть как раз Анхесенамон) после долгого сопротивления была вынуждена разделить власть с египтянином Аймином, который после ее смерти правил единолично. Это история Анхесенамон и Эйе, имя которого действительно напоминает Аймин, так же как имя Мамун — теофорное окончание имени Анхесенамон.

Остается считать, что рассказ о сватовстве и хеттском царевиче непрерывно передавался в Египте с XIV века. до н. э., но в дошедшие до нас источники попал только в арабо-исламскую эпоху; предыдущие звенья передачи сюжета не представлены в сохранившихся текстах. Насколько можно судить, азиатский царь, к родичу которого обратились за сватовством, и сам Джирун — это пока единственные известные упоминания Суппилулиумы I (в безымянном виде) и Цаннанцы (как Джируна — что довольно близко, учитывая возможность получения написания «Джирун» из «Джинун») в средневековой литературе, — и в изолированном виде, представителей азиатского царского дома, принявших участие в памятном сюжете древней египетской истории.

Александр Немировский, канд. ист. наук, ст. науч. сотр., Институт всеобщей истории РАН,
Центр истории Древнего Востока;
НИУ ВШЭ, Международный центр антропологии

См. также:

Подписаться
Уведомление о
guest

0 Комментария(-ев)
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (3 оценок, среднее: 4,67 из 5)
Загрузка...