Тайна смерти Владимира Бехтерева (о еще одном преступлении Сталина)

Юрий Аршавский
Юрий Аршавский

Великий российский ученый Владимир Михайлович Бехтерев [1–3] скоропостижно скончался 24 декабря 1927 года в Москве, куда он приехал из Ленинграда для участия в I Всесоюзном съезде невропатологов и психиатров. Внезапная кончина Владимира Михайловича, который еще за два дня до этого прекрасно себя чувствовал и принимал активное участие в работе съезда, породила много версий о причинах его смерти (не исключено, что часть этих версий исходила сверху). В настоящей заметке я хочу рассказать о том, что я знаю о последних днях В. М. Бехтерева со слов его внучатой племянницы, моей тещи Лидии Николаевны Бехтеревой. Я долго колебался, прежде чем начать писать эту заметку, поскольку в свое время обещал Лидии Николаевне, которая была человеком своего времени и пережила страшные годы сталинских репрессий, никому об этом не рассказывать. Однако ее давно нет в живых, да и мне самому уже очень много лет. Поэтому я решил, что не должен уносить с собой тайну этого преступления Сталина.

Я начну с описания нескольких версий причин смерти В. М. Бехтерева. В семейном архиве моей жены сохранилась газета «Известия» от 28 декабря 1927 года, где сообщается о смерти В. М. Бехтерева. Там говорится, что он скончался в квартире профессора Благоволина (предполагается, что у него В. М. Бехтерев остановился на время съезда). Далее я дословно цитирую текст статьи из газеты:

«Вечером 23 декабря покойный был в Малом театре на спектакле Любовь Яровая. Возвратившись на квартиру около 12 часов ночи, он почувствовал себя плохо. Утром 24 декабря к больному был вызван проф. Бурмин, который установил у больного наличие желудочного заболевания. К 7 часам вечера больному стало хуже. Был созван консилиум врачей, который подтвердил наличие у больного желудочно-кишечного заболевания и, кроме того, установил слабую сердечную деятельность. Вскоре у больного наступило помрачение сознания, сопровождавшееся моментами просветления. Сердечная деятельность продолжала ухудшаться. В 10 ч. 40 минут вечера внезапно появилось прерывистое дыхание, пульс резко упал и почти не прощупывался. Принятые меры — искусственное дыхание, впрыскивание камфоры — оказались безрезультатными, и в 11 час. 45 мин. крупнейшего ученого не стало: он умер от паралича сердца».

(Позднее распространилась молва, что В. М. Бехтерев отравился консервами. В наши дни «Википедия» называет эту гипотезу «официальной версией советской власти» [4]. Забегая вперед, замечу, что эти слухи особенно возмущали Лидию Николаевну, которая мне говорила, что никаких консервов Владимир Михайлович не ел.)

Далее в той же статье говорится, что 25 декабря у покойника был извлечен мозг для передачи в Институт по изучению мозга в Ленинграде и что 27 декабря тело было кремировано, а урна с прахом вечерним поездом была отправлена в Ленинград.

Эта публикация вызывает ряд недоуменных вопросов:

Что это за желудочно-кишечное заболевание, которое привело к скоропостижной смерти В. М. Бехтерева? Если это пищевое отравление консервами, то где он ел? В театре — маловероятно. На квартире проф. Благоволина? Тогда почему отравился один Бехтерев?

Почему официальное сообщение появилось только через четыре дня после смерти «крупнейшего ученого», когда его тело было уже кремировано?

Почему тело было срочно кремировано в Москве, а не отправлено в Ленинград, где с В. М. Бехтеревым могли бы проститься сотрудники возглавляемого им Института по изучению мозга?

Илья Репин. Портрет Бехтерева. 1913 год
Илья Репин. Портрет Бехтерева. 1913 год

Еще более знаменательные события стали происходить в дальнейшем. Была организована настоящая кампания по преданию забвению имени ученого. Труды Бехтерева перестали издаваться. В 1928 году вышли две книги, которые уже были в наборе [5, 6], после чего при жизни Сталина его труды ни разу не издавали. Лишь в 1954 году был опубликован сборник его статей и докладов [7]. По-настоящему труды В. М. Бехтерева начали переиздавать в 1990-е годы. Массовость этих изданий показывает, что его труды сохранили актуальность и через сто лет после их первоначальной публикации.

Имя Бехтерева практически перестало появляться в научной литературе. Я не могу утверждать, что на упоминание его имени был наложен полный запрет. Например, Иван Соломонович Беритов (Бериташвили) критически анализировал работы Владимира Михайловича Бехтерева и Ивана Петровича Павлова в своей книге, опубликованной в 1932 году [8]. Тем не менее труды В. М. Бехтерева перестали цитировать. На печально известной Павловской сессии 1950 года [9, 10] он не был назван среди выдающихся российских исследователей нервной системы в докладах Быкова и Иванова-Смоленского. На этой сессии имя В. М. Бехтерева прозвучало только однажды в докладе Иванова-Смоленского, когда он дословно цитировал вышеупомянутую книгу академика И. С. Бериташвили (а из цитаты слова не выкинешь).

Память о Владимире Михайловиче Бехтереве стала постепенно возрождаться только после смерти в Сталина. В 1957 году, в связи со столетием со дня рождения ученого, его именем была названа одна из улиц в Ленинграде, а в 1965 году улица Бехтерева появилась в Москве. В течение многих лет не было могилы В. М. Бехтерева. Урна с его прахом хранилась в Институте по изучению мозга. Лишь в 1970 году урна была захоронена на «Литераторских мостках» Волковского кладбища, а также был установлен надгробный памятник.

В. М. Бехтерев прожил продолжительную, насыщенную жизнь. Насколько мне известно, первая книга, посвященная его биографии, была опубликована в 1977 году [1]. Примечательно, что в этой прекрасно написанной книге полностью отсутствует упоминание о смерти Бехтерева. На мой недоуменный вопрос ее автор Игорь Миронович Губерман ответил, что глава о смерти Бехтерева была им написана, но изъята редактором книги. Это означает, что в 1977 году биография Бехтерева уже могла быть опубликована, но обсуждение вопроса о его смерти всё еще оставалось под запретом цензуры. Главу даже не спас тот факт, что И. М. Губерман до сих пор считает, что В. М. Бехтерев умер, отравившись консервами.

Гласное обсуждение загадки смерти В. М. Бехтерева началось в 1990-х годах. В 1991 году на эту тему в журнале «Обозрение психиатрии и медицинской психологии имени В. М. Бехтерева» появилась статья профессора А. М. Шерешевского [11]. Эта несколько противоречивая статья заслуживает более детального рассмотрения. Ее первая часть напоминает текст, напечатанный в газете «Известия». Там тоже говорится, что 23 декабря В. М. Бехтерев был в театре — почему-то подчеркивается, что в буфете съел две порции мороженого, — а после возвращения в квартиру профессора Благоволина почувствовал себя плохо. Однако существует и любопытное отличие. В статье А. М. Шерешевского утверждается, что В. М. Бехтерев был в Большом театре на балете «Лебединое озеро». Думаю, что это разногласие нельзя объяснить ошибкой А. М. Шерешевского, поскольку в большинстве других публикаций на эту тему также говорится, что В. М. Бехтерев был в Большом театре [12]. Единственное объяснение этого разногласия, которое приходит мне в голову, состоит в следующем. Недоработка произошла в далеком 1927 году. В результате одни издания (как газета «Известия») напечатали, что В. М. Бехтерев был в Малом театре, а другие — в Большом театре. Тем самым напрашивается вопрос, а был ли он в театре вообще.

Но вернемся к статье А. М. Шерешевского. Более интересна ее вторая часть, где сообщается, что утром 23 декабря В. М. Бехтерев как невропатолог консультировал Сталина в связи с его сухорукостью (это было если не первое, то по крайней мере одно из первых сообщений, что В. М. Бехтерев накануне смерти был как врач приглашен к Сталину). Далее в статье говорится, что после этого визита В. М. Бехтерев — то ли по выходе из кабинета, то ли приехав на заседание съезда — вслух назвал Сталина «обыкновенным параноиком» (в другом месте статьи — «сухоруким»). Как пишет Шерешевский, эти неосторожные слова стоили Владимиру Михайловичу жизни.

Версия, что В. М. Бехтерев был отравлен Сталиным, объясняет, почему его тело было срочно кремировано без детального анализа причины скоропостижной смерти, а также почему при жизни Сталина имя Бехтерева было предано забвению и он был вычеркнут из числа великих российских исследователей нервной системы. Однако противники этой версии настаивают, что описанная Шерешевским история абсолютно невероятна, поскольку не только В. М. Бехтерев, но и любой уважающий себя врач никогда не назвал бы публично своего пациента параноиком.

Дополнительную путаницу в историю смерти В. М. Бехтерева внесла его внучка Н. П. Бехтерева. В 1980-х годах она подтвердила, что В. М. Бехтерев был действительно отравлен Сталиным из-за поставленного им диагноза, но впоследствии от своих слов отказалась. Последнее, что я слышал из ее уст на эту тему, прозвучало в серии телевизионных передач, если я правильно помню, на канале «Культура». Там она сказала примерно следующее: в семье всем было известно, что отравила Владимира Михайловича его вторая жена Берта по заданию ОГПУ. Внучка В. М. Бехтерева пояснила, что слышала об этом от родителей, которые были откровенны с детьми.

Я думаю, что это по меньшей мере безответственное утверждение. Прежде всего, я сомневаюсь, что Н. П. Бехтерева могла это слышать от родителей. Они были арестованы в 1937 году, когда ей было 13 лет. Хотя мне тогда было всего восемь лет, я помню атмосферу того времени. Родители не только с детьми, но и друг с другом не решались говорить о том, что кто-то был отравлен по заданию спецслужб, поскольку, как тогда говорили, «и стены имеют уши». Но это не главное. Когда умер В. М. Бехтерев, никого из его детей в Москве не было. Поэтому ничего достоверного об обстоятельствах, связанных с его смертью, они знать не могли. С жившими же в Москве потомками Николая Михайловича Бехтерева (брата Владимира Михайловича), к коим относилась моя теща, академик Н. П. Бехтерева в своей гордыне не общалась и родственниками их не считала (чему я был свидетель).

После такого продолжительного вступления я могу перейти к рассказу Лидии Николаевны Бехтеревой. Но сначала немного о том, чтó я знаю о ней — в основном со слов своей жены (сама Лидия Николаевна о себе рассказывать не любила). Ко времени смерти В. М. Бехтерева ей было 25 лет. За три года до этого она потеряла своего отца Н. Н. Бехтерева1. Взрослую жизнь Лидия Николаевна начинала как студентка Московской консерватории по классу фортепиано, который вел известный пианист и педагог Константин Николаевич Игумнов. Однако пианисткой Лидия Николаевна не стала. В силу крайней застенчивости она была не способна играть на публике. С Владимиром Михайловичем они подружились на почве общей любви к музыке. У Лидии Николаевны был прекрасный рояль «Бехштейн». Бывая в Москве, Владимир Михайлович любил приходить к ним в гости, и они музицировали в четыре руки.

От Лидии Николаевны я впервые узнал, что за день до смерти В. М. Бехтерев был действительно как врач приглашен в Кремль. К кому — он не сказал. Задним числом она стала догадываться: скорее всего, к Сталину. Эта догадка была подтверждена в статье А. М. Шерешевского [11]. После этого визита В. М. Бехтерев ничего не рассказывал (поэтому я согласен, что он едва ли мог назвать публично своего пациента параноиком), но был в крайне подавленном настроении. Настолько подавленном, что он был даже склонен бросить съезд невропатологов и вернуться в Ленинград. Однако ему сказали, что он приглашен на обед (или банкет — я не помню, какое слово было произнесено) в Кремль и не должен отказываться. Через некоторое время после возвращения с этого обеда В. М. Бехтерев почувствовал себя плохо и позвонил Лидии Николаевне с просьбой приехать к нему. Она, естественно, приехала и пыталась что-то сделать. В частности, я помню такую деталь из ее рассказа: она бегала в аптеку за кислородной подушкой (тогда они свободно продавались в аптеках). Ночью Владимир Михайлович скончался.

Остается вопрос, почему Сталин решил отравить В. М. Бехтерева. Думаю, что достоверного ответа на этот вопрос не существует, поскольку неизвестно, о чем говорили врач и пациент за закрытыми дверьми. У меня есть две гипотезы по этому поводу.

1. По словам Ленина, Сталин был груб в общении с людьми. Между тем Бехтерев был не только замечательный врач и ученый, но и замечательный организатор. На этом поприще ему до революции приходилось взаимодействовать с весьма высокопоставленными людьми, включая министров. При этом он всегда встречал самое уважительное отношение. Если Сталин допустил грубость в его адрес, Бехтерев мог вспылить и резко отреагировать. Мстительность Сталина общеизвестна.

2. Широко растиражирована версия, что В. М. Бехтерев был приглашен к Сталину по поводу сухорукости. Однако медицинской специальностью Бехтерева была не только общая неврология, но и психиатрия. Не исключено, что В. М. Бехтерев был приглашен как психиатр. В этом качестве он мог бы произнести нечто, чего бы Сталину слышать не хотелось, а главное — не хотелось, чтобы это могли услышать другие. Это могло быть причиной, почему Сталин убил В. М. Бехтерева. Не случайно А. Н. Рыбаков в знаменитом романе «Дети Арбата» приписал Сталину фразу: «Нет человека — нет проблемы».

В любом случае, по свидетельству Лидии Николаевны Бехтеревой, Владимир Михайлович Бехтерев был отравлен на званом обеде, куда его пригласили после визита в Кремль, где его пациентом, с большой вероятностью, был Сталин. Как я уже писал, это объясняет, почему при жизни Сталина было сделано всё возможное, чтобы предать имя Бехтерева забвению.

Юрий Аршавский, докт. биол. наук

Автор благодарит Игоря Мироновича Губермана за полезную информацию

1. Губерман И. М. Бехтерев: страницы жизни. М.: Знание, 1977.

2. Никифоров А. С. Бехтерев. М.: Молодая гвардия, 1986.

3. Чудиновских А. Г. В. М. Бехтерев. Жизнеописание. Киров: Триада-С, 2000.

4. ru.wikipedia.org/wiki/Бехтерев,_Владимир_Михайлович

5. Бехтерев В. М. Мозг и его деятельность. М.: Гос. издат., 1928.

6. Бехтерев В. М. Общие основы рефлексологии человека. М.: Гос. издат., 1928.

7. Бехтерев В. М. Избранные произведения (статьи и доклады). М.: Медгиз, 1954.

8. Беритов И. С. Индивидуально-приобретенная деятельность центральной нервной системы. Тифлис: Гос. издат. Грузии, 1932.

9. Научная сессия, посвященная проблемам физиологического учения академика И. П. Павлова: Стеногр. отчет. М.: Изд. АН СССР, 1950.

10. Аршавский Ю. И. Причины проведения Павловской сессии (заметки очевидца) // ТрВ-Наука. № 323 от февраля 2021 года.

11. Шерешевский А. М. Загадка смерти В. М. Бехтерева // Обозрение психиатрии и медицинской психологии им. В. М. Бехтерева. 1991. № 2. С. 102–111.

12. Ишков С. Загадочная смерть ученого // Московская правда. 24 декабря 2018 года.


1 Николай Николаевич Бехтерев, племянник В. М. Бехтерева, был инженером-путейщиком. До революции он некоторое время служил министром путей сообщения Варшавского округа. За инженерные заслуги Н. Н. Бехтерев был удостоен дворянского звания.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

См. также:

Подписаться
Уведомление о
guest
11 Комментария(-ев)
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Кузя
Кузя
1 месяц назад

Если сохранились клетки мозга Бехтерева, то почему российские ученые их не изучат на наличие ядов. Ведь они же определили яд — сулему ртути в волосах Моцарта?
Надо посмотреть, кого еще убил Сталин в 1927-1928 годах. Может сохранились их волосы? С июля 1927 г ОГПУ руководил еврей Энох-Генрих (Енох) Гершенович (сменил фамилию на Ягода).

Последняя редакция 1 месяц назад от Кузя
protopop47
protopop47
1 месяц назад
В ответ на:  Кузя

Хватит этого бреда об Сталине убийце.
…лучше посмотрите, к чему привели 30 лет либерастического правления в науке.
Вы же все желчью Сталина, советскую власть и социализм поливаете…

Рабочи
Рабочи
1 месяц назад
В ответ на:  protopop47

Ну конечно, людоедство это же на благо сродины!

protopop47
protopop47
1 месяц назад
В ответ на:  Рабочи

…Это вложено в мозги определенной части общества — и только для того. чтобы обелить воровской олигархический строй в РОССИИ…

Рабочи
Рабочи
1 месяц назад
В ответ на:  protopop47

Так в олигархический строй в россии это прямое продолжение чекизма. Просто решили в этот раз не заморачиваться с идеалогией.

Денис Н.
Денис Н.
1 месяц назад

А вот и секретные документы подъехали…

Vladimir Fock
Vladimir Fock
1 месяц назад

Моя соседка, правнучка А.П.Карпинского утверждала, что обстоятельства смерти А.П. было во многом схожими, хотя и на девять лет позже. Его заставили переехать в Москву и запретили взять с собой служанку, которая у него работала много лет. Вместо неё к нему приставили бригаду обслуги. вскоре он умер, явно от отравления, хотя в газетах было написано, что от сердечного приступа.

Кузя
Кузя
1 месяц назад
В ответ на:  Vladimir Fock

Александру Петровичу Карпинскому было 89 лет. Поэтому сложно тут утверждать.Барон Врангель был заражен туберкулезом в Брюсселе его денщиком, агентом ОГПУ и быстро умер в 1928 году А Бехтерев в декабре 1927 г.

Если Сталин организовал убийство и аресты многих богатых крестьян, военных (Мерецкова- начальника Генерального штаба), то что уж говорить о каком-то Бехтереве. Писали доносы, читали письма.

Если Бехтерев сделал диагноз, что диктатор болен параноей или каким то психическим заболеванием(и рассказал об этом своим друзьям врачам.Иначе зачем бы его вызвали к Сталину), что видно по массовым бессмысленным убийствам и террору, или поругался с ним, заступаясь за кого-то из арестованных, то поэтому его и убили.
Потом было отравление Горького, судя по судебным процессам.

Владимир П.
Владимир П.
1 месяц назад

М-да, «сказки, легенды, тосты», в смысле «интриги, скандалы, расследования». :) Несколько странный материал для ТрВ.

Кузя
Кузя
1 месяц назад
В ответ на:  Владимир П.

Но в других страна такого не было террора. Например внезапная смерть здорового ученого Кольцова и его жены, а убийство российских генетиков.
Теперь это на века все будут помнить.
«Кольцов мужественно сопротивлялся вульгаризации биологии со стороны Лысенко и Презента и отказался публично отречься от своих взглядов. В результате в 1938 году институт был передан из системы Наркомздрава РСФСР в Академию наук СССР, реорганизован и переименован в Институт цитологии, гистологии и эмбриологии, а в следующем году Кольцов был снят с должности директора. Николаю Константиновичу и его супруге Марии Полиевктовне оставляют в Институте лишь маленькую лабораторию. В январе 1939 года газета «Правда» назвала Н. К. Кольцова «лжеучёным». Президиум АН СССР создал комиссию (1939) для изучения «лженаучных извращений» в институте экспериментальной биологии[23]. В последний год жизни уволенный от всех должностей Кольцов был вынужден наблюдать, как разрушается его институт.
С конца ноября 1940 года супруги были в командировке в Ленинграде: Кольцов поехал в Ленинград, чтобы прочитать доклад «Химия и морфология» в юбилейном заседании Московского общества испытателей природы. После ареста Н. И. Вавилова в 1940 году Кольцов неоднократно допрашивался как свидетель по его делу. Нужных обвинителям показаний Кольцов не дал. 27 ноября он съел порцию сёмги в ресторане гостиницы «Европейская»; сильное отравление перешло в сердечную недостаточность. «

Александр
Александр
25 дней(-я) назад

Пересказ сплетен и выдумок. Стыдно!

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (10 оценок, среднее: 3,80 из 5)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: