Откуда есть пошел древнегреческий эпос

Мария Молина
Мария Молина

Первого апреля в паблике Classical International в «Фейсбуке» появилась очень хорошая шутка: фотография глиняной таблички с микенским письмом II тысячелетия до н. э. и комментарием о том, что это якобы первые строки «Илиады». Шутка вызвала бурные аплодисменты, в первую очередь потому, что вопрос о происхождении греческого эпоса среди специалистов никого не оставит равнодушным, и у многих есть радикально сформулированное мнение [1]. Попытки привязать гомеровский эпос к культуре II тысячелетия до н. э. многочисленны и далеко не всегда заслуживают внимания. Что не отменяет вопроса, откуда же он такой взялся, и не отменяет того факта, что Древний Ближний Восток и Малая Азия представляли собой в бронзовом веке глобализованное пространство со сложной сетью взаимоотношений, а следовательно, с обширными культурными контактами ([2], [3]). Таким образом, греческие легенды, оформившиеся в гомеровский эпос, просто не могли складываться в сферическом вакууме.

Естественным претендентом на посредника выступают хетты, обитатели Центральной Анатолии. Хеттская империя во II тысячелетии до н. э. была одним из великих царств, хеттский царь называл египетского фараона братом (то есть равным), даже первый известным нам в истории цивилизации мирный договор подписан между хеттами и египтянами после битвы при Кадеше. С греческим Западом хетты очень тесно взаимодействовали, знаменитую Трою (Илион) называли вассалом, царство Аххиява (отсюда ахейцы) находилось в Малой Азии и тоже всячески поддерживало связи с царством Хаттусы (так называлась столица Хеттской империи).

Поэтому давайте бегло посмотрим на то, что нам известно о литературных связях между греками и хеттами.

Во-первых, как говорит Грегори Наги [7], «традиции греческой лирики уходят корнями в устную поэзию. И если Гомер как эпический поэт, как предполагалось, жил даже раньше, чем самые ранние известные нам греческие лирические поэты, то гомеровский эпос также имеет корни в устной поэзии». Устный характер гомеровского эпоса легко демонстрируется через сравнительный и внутренний анализ его поэзии, уже выполненный многочисленными исследователями (вот лишь некоторые работы: [4], [5], [6], [7], [8]).

Во-вторых, как указывает Йен Разерфорд [4], ранняя греческая поэзия, в первую очередь поэмы Гесиода («Теогония» и «Труды и дни»), демонстрируют обширные параллели с дошедшими до нас образцами литературы Западной Азии, Египта и даже иранскими и индийскими сказаниями. Среди тех, кто активно исследовал эти связи, нужно назвать Мартина Уэста, Уолтера Буркерта, Питера Уолкота и других ученых. Они показали, что большое количество ключевых тем и мотивов у Гесиода могут быть связаны с более ранними или современными ему источниками Древнего Ближнего Востока и Египта.

Кроме того, Разерфорд отмечает, что можно выделить несколько потенциальных каналов передачи литературной традиции.

1. Через Анатолию в позднем бронзовом веке, в том числе через западно-анатолийские культурные центры, такие как Эфес (хетт. Apasa) и Милет (хетт. Millawanda). Это направление, очевидно, закрылось после коллапса Хеттского царства в XII веке до н. э. На этот путь заимствования указывает мотив монстра Агдистиса из Пессинунты, который связывают с историей каменного монстра Улликумми из хетто-хурритского цикла о боге Кумарби («Царство в небесах», или «Песня о Кумарби»). Бог Кумарби боролся против бога грома и породил для этого каменного монстра Улликумми (из всех текстов этого цикла «Песня об Улликумми» сохранилась лучше всего). Кроме того, с анатолийскими мифами связывают мотивы битвы Зевса с Тифоном, страшным чудовищем, которое породила Гея. Этот мотив связывается также с хаттским мифом о змее Иллуянке (дошедшим до нас в хеттском изложении).

Бог грома Тархунтас. (В правой руке — боевой топор, в левой — сноп молний.) Позднехеттская стела. «Википедия»
Бог грома Тархунтас. (В правой руке — боевой топор, в левой — сноп молний.) Позднехеттская стела. «Википедия»

2. Кроме того, путь передачи культурного наследия касается хурритов и их широкого влияния на территорию Северной Сирии и Юго-Восточной Малой Азии (Киццуватна) в середине II тысячелетия до н. э. Контакт мог происходить через Левант как в позднем бронзовом веке, так и в железном веке, если хетто-хурритские песни пережили падение царства Хаттусы, сохранившись в пост-хеттских городах-государствах в Северной Сирии, таких как Каркемиш. Греки, к примеру, знали гору Касиос (гора Хацци в «Песни об Улликумми»), и для понимания того, кто же был посредником, нужно помнить, что греки знали эту гору по ее хетто-хурритскому имени, а не по финикийскому.

3. Анатолийские традиции были еще долго живы в Западной Киликии, и, возможно, мотивы, рассказывающие о боге грома и каменном монстре, были переданы в I тысячелетии до н. э. с востока греческих территорий на запад, и, как считает Йен Разерфорд, на этих территориях хурритские мифы о боге грозы могли также смешиваться с анатолийскими.

4. Разумеется, нельзя исключать другого посредника при передаче мифов, которым мог быть, например, Крит, причем равно как в позднем бронзовом веке, так и в железном.

Среди всех этих возможностей культурного наследия [1] и [2] представляют наиболее реальную перспективу, потому что цикл о боге Кумарби был хорошо известен в Малой Азии и частично потому, что греческие источники (по времени позднее Гесиода) ассоциируют Тифона с горой Касиос (Хацци). И если считать, что передачу мифологических мотивов мы связываем с культурными контактами в Анатолии, то время таких контактов ограничено, скорее всего, поздним бронзовым веком.

Мария Молина,
канд. филол. наук, сотрудник ИЯз РАН и ИКВИА НИУ ВШЭ

1. Клейн Л. Сколько было Гомеров? // ТрВ-Наука. № 157 от 1 июля 2014 года.

2. Молина М. Ритмы древневосточных мифов // ТрВ-Наука. № 299 от 10 марта 2020 года.

3. Клейн Л. Когда погибла цивилизация (рецензия на книгу Э. Клайна «1177 B.C.: The Year Civilization Collapsed») // ТрВ-Наука. № 180 от 2 июня 2015 года.

4. Rutherford I. Hesiod and the literary traditions of the Near East // Brill’s Companion to Hesiod (Brill’s Companions to Classical Studies). 2009. P. 9–35. DOI: 10.1163/9789047440758_003

5. Walcot P. Hesiod and the didactic literature of the Near East // Revue Des Études Grecques. 1962. 75(354/355). P. 13–36.

6. Woodard R. Hesiod and Greek Myth // R. Woodard (Ed.), The Cambridge Companion to Greek Mythology (Cambridge Companions to Literature, pp. 83–165). Cambridge: Cambridge University Press, 2007. DOI: 10.1017/CCOL9780521845205.004

7. Nagy G. Homer and Greek Myth // R. Woodard (Ed.), The Cambridge Companion to Greek Mythology (Cambridge Companions to Literature, pp. 52–82). Cambridge: Cambridge University Press, 2007. (See also Lyric and Greek Myth, same publication, pp. 19–51).

8. Dongen E.V. Studying external stimuli to the development of the ancient Aegean The «Kingship in Heaven»-theme from Kumarbi to Kronos via Anatolia. 2010.

9. Элиаде М. История веры и религиозных идей. Т. 1. От каменного века до элевсинских мистерий / Перевод H. H. Кулаковой, В. Р. Рокитянского и Ю. Н. Стефанова (Mircea Eliade. Histoire des croyances et des idees religieuses. Tome I. De l’age de la pierre aux mystere d’Eleusis. P.: Payot, 1976). М.: Критерион, 2002.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

См. также:

Подписаться
Уведомление о
guest
0 Комментария(-ев)
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (2 оценок, среднее: 4,00 из 5)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: