При чем тут климат

Ирина Делюсина
Ирина Делюсина

В мире происходит борьба идей, которая не позволяет людям жить в добром согласии, хотя для этого есть все условия.

Когда я принялась за эту статью, событие, опрокинувшее мир, еще не произошло. Я собиралась написать о борьбе идей, которые не позволяют человечеству принять единственно правильное решение в климатическом кризисе, хотя для этого есть все условия, — о феномене, который знаменитый Майкл Манн назвал новой климатической войной [1].

Я начала статью словами о манипуляциях человеческим сознанием в климатической войне, но тут начали поступать новости и отклики на них — в диапазоне от ужаса и стыда от содеянного до патриотического восторга. Слова, риторика, логика этого противостояния в климатическом контексте и в cобытиях на Украине оказались абсолютно идентичными.

И тут вдруг мне стало ясно, что причина у той и у другой борьбы одна и та же: ископаемое топливо — уголь, нефть, газ. Эта простая мысль, видимо, одновременно со мной посетила и представительницу Украины на климатической конференции ООН Светлану Краковскую, которая сказала: «Антропогенное изменение климата и ситуация на Украине имеют одни и те же корни — это ископаемое топливо и наша зависимость от него» [2].

Если говорить прямо, то без российской сырьевой иглы, на которую подсела Европа, у России не было бы ни сил, ни средств на дорогостоящие «спецоперации». Как так произошло, что нефть (будем для простоты называть всё ископаемое топливо нефтью) из обыденного и привычного источника топлива превратилась в источник человеческих страданий и манипуляций?

Так тема задуманного мною текста о методах ведения климатической войны неожиданно совпала с драматической повесткой дня: ложный тезис создает целый параллельный мир лжи и обмана, ведущего человечество к катастрофе.

***

Политика XXI века строится вокруг ископаемого топлива: обладания им, его распределения и потребления. Самые запутанные проблемы возникают вокруг стран и сил, держащих власть и контролирующих ресурс. И именно этот ресурс губит нашу с вами общую Землю, ибо по законам природы он нам не принадлежит.

Звери и растения живут возобновляемой энергией. Мы же забираем невозобновляемый ресурс сейчас, загрязняя окружающую среду и вызывая антропогенное потепление климата. Но когда мы хотим изменить положение дел, перед нами стеной встают защитники ископаемого топлива и ведут с нами настоящую войну, отстаивая свое право его эксплуатировать.

По сути дела, война с глобальным потеплением — это война со сжиганием ископаемого топлива.

Климатическая борьба вновь обострилась в связи с новыми достижениями науки, представленными в шестом отчетном докладе Межправительственной группы экспертов по изменению климата (далее — МГЭИК или IPCC) 2021 года [3, 4]. Новые факты уже никак не позволяют климатическим отрицателям вести борьбу старыми методами. Возникла новая тактика: прямое отрицание глобального потепления и прямое шельмование ученых переродились в обман, отвлечение внимания и волокиту при принятии решений. Эту тактику Майкл Манн (Michael Evan Mann), известный ученый, создавший знаменитую «температурную клюшку» и прошедший через Климатгейт [5], назвал инактивизмом [1, p. 241].

В своей книге он подробно описывает генезис, развитие и метаморфозы приемов борьбы нефтяных конгломератов с научным знанием и его распространением экологическими активистами.

Скажу несколько слов о том, как возникли приемы, взятые на вооружение климатическими отрицателями, борцами с научными фактами. Современная война началась давно, еще в 60-е годы прошлого века, когда о роли антропогенных парниковых газов в потеплении климата было известно мало. Но методы борьбы с научным знанием уже существовали: знаменитая компания Big Tobacco доказывала курильщикам, что табак не причиняет вреда здоровью, и выработала методы и стратегию такого противостояния по принципу: некурящие тоже умирают от рака легких [6].

В области природопользования война началась борьбой с экологическим загрязнением, вредной ролью пестицидов [1, p. 11] и аэрозолей хлорфторуглеродов (СFCs), вызывающих озоновые дыры в стратосфере [1, p. 15], с опасными выбросами угольной промышленности [1, p. 4]. На этом этапе держатели ресурсов отточили свое мастерство в умении отрицать научные факты, клеветать на ученых, преследуя их и огульно поливая грязью [7].

Ученые приучались быть воинами. Одной из первых знаменитостей на этом поле оказался великий Карл Саган, который в 1980-е, во времена президента Рейгана, практически в одиночку отважно доказывал опасность программы «Звездных войн» [8]. На этом я, пожалуй, остановлюсь подробнее, потому что — кто бы мог подумать! — угроза ядерной войны снова нависла над миром.

Саган и его соратники показали, что последствия ядерного взрыва выходят далеко за рамки неминуемой гибели людей и разрушения цивилизации: массовая детонация ядерных боеголовок во время термоядерной войны спровоцирует образование огромного количества атмосферной пыли и сора, достаточного, чтобы блокировать проникновение коротковолнового солнечного излучения на поверхность Земли.

Это может привести к ядерной зиме, то есть появлению климата, аналогичного тому, что наступил после падения Чиксулубского астероида, ставшего основной причиной гибели динозавров в конце мелового периода [9]. Однако сотрудники подставной отраслевой группы, известной как Институт Джорджа К. Маршалла (GMI) [10], «физики холодной войны», расценили научно обоснованные опасения Сагана и соавторов как панику и игру в интересах Советского Союза [11]. Согласно их трактовке, сама концепция ядерной зимы представляла угрозу безопасности США [12].

Позже, в 1990-х, когда наблюдения за меняющимся климатом уже отчетливо указывали на стабильное потепление, тактика отрицателей достигла совершенства. В 1995 году IPCC представило второй отчетный доклад, согласно которому ученые приблизились к консенсусу о реальности угрозы существенного изменения климата. И тут между учеными и правительственными делегациями стран — экспортеров нефти, в частности Саудовской Аравией и Кувейтом, разгорелся спор о заключительных выводах доклада.

Экспортеры объединились с американскими индустриальными лоббистами, добиваясь изменения выводов доклада [13]: причиной недовольства стал тезис о «существенном влиянии человека на климат». Вышеназванный альянс втянул ученых в двухдневную дискуссию о термине существенный и в конце концов заставил поменять его на различимый [14]. Но на этом дело не закончилось. Координатор соответствующей части доклада, выдающийся ученый, лауреат «премии гениев» Бен Сантер (Ben Santer) без всяких доказательств был обвинен в «политическом вмешательстве» и «научной чистке» результатов [15].

Эти почти нацистские по риторике обвинения распространялись так стремительно, что у Сантера, человека, чьи родственники погибли в Германии при Холокосте, просто не оставалось времени на оправдания; его честность и сама жизнь были поставлены под угрозу. Майкл Манн назвал эту стратегию «стратегией Серенгети»: финансируемые промышленностью злоумышленники преследуют отдельных ученых, как хищники на равнине Серенгети в Африке охотятся на свою добычу — изолируя уязвимых особей от остального стада [16]. Читатель, вам такая тактика ничего не напоминает?

В начале 2000-х и сам Манн подвергся такой же атаке. О его истории уже написаны книги, и я не буду ее излагать [5], скажу только, что победа ему далась нелегко.

Перенесемся в сегодняшний день. Старые стратегии жесткого отрицания потепления климата перестали приносить плоды: слишком очевидны и неоспоримы научные выводы, чтобы их можно было просто не замечать («потепления нет») или доказывать противоположную точку зрения «альтернативными фактами». Теперь мы знаем, что курение существенно увеличивает риск развития рака, и что выбросы произведенных человеком парниковых газов вызывают глобальное потепление.

Бесспорные доказательства последовательно и неизменно разрушали огромный арсенал доводов отрицателей [17]. Манн пишет, что сейчас деятельность по отрицанию потепления климата ослабевает, поскольку интересанты продажи ископаемого топлива и плутократы отказываются от таких услуг в пользу «добрых и мягких» форм. Например, консервативный Институт Катона остановил проекты, связанные с содействием климатоотрицателям, уже в 2019 году [18].

Наступила новая эра: на арену вышел инактивизм (inactivism). Этот термин, введенный Манном, означает не просто бездействие, а нечто большее; по-видимому, он пришел из наук о стратегическом планировании. Я нашла довольно хорошее определение этого понятия на русском языке (оригинала, к сожалению, найти не удалось):

Инактивизм удовлетворяется существующим положением вещей. Он не имеет тенденций к возвращению прежнего состояния и не одобряет продвижения вперед. Поэтому он противодействует изменениям, его целями являются выживание и стабильность. Руководители неактивистов считают существующие условия не лучшими, но достаточно хорошими, или настолько хорошими, насколько вообще можно рассчитывать. Они верят, что большинство изменений или временны, или иллюзорны, а их дела даже в момент нестабильности сами придут в состояние равновесия. Они уверены, что если ничего не делать, то ничего не произойдет, а это всё, что им нужно [19].

Если применять это определение к климатоотрицателям, то объектом неизменности должна быть нефть. «Мы ее жгли, жжем и будем жечь» — вот девиз климатических инактивистов.

Кто они? Сам Манн так отвечает на этот вопрос: «Плутократы, связанные с индустрией ископаемого топлива, развязывающие новую климатическую войну — на этот раз чтобы предотвратить решительные, значимые действия. За последние несколько лет мы видели, как многие консервативные группы забирают свои деньги из индустрии отрицания изменения климата и вместо этого вкладывают их в усилия ALEC (Американского совета по законодательным биржам — консервативной лоббистской группы), например чтобы финансировать законодательные усилия, блокирующие политику экологически чистой энергии» [20].

Каковы же эти мягкие новые методы? Приведу краткую сводку.

Методы достижения цели могут варьировать в зависимости от обстоятельств.

Чтобы ослабить энтузиазм общественности в отношении мер против изменения климата, используются приемы так называемых «пяти D»: deflection, delay, division, despair mongering, doomism — то есть демагогия, затягивание решений, разделение соратников, нагнетание отчаяния и обреченность [1, p. 20]. (Точность этих определений несколько теряется при переводе; если кто-нибудь придумает лучшие варианты, я буду благодарна). Всё это нужно для отвлечения внимания от системных решений. Людей пытаются убедить, что изменение климата является результатом не корпоративной политики плутократов, а наших с вами индивидуальных действий.

Для меня, например, было открытием, что знаменитый калькулятор углеродного следа был изобретен и внедрен BP («Бритиш петролеум») — многонациональной нефтегазовой компанией со штаб-квартирой в Лондоне [21]. Этот калькулятор углеродного следа заставил людей думать о выбросах СО2 в атмосферу как о проблеме индивидуальной ответственности. Метод работает. Люди начинают считать, что в изменении климата виноват их образ жизни, и им уже не хочется оказывать давление на крупные энергетические компании, требовать запрета производства ископаемого топлива или поддерживать разработку чистых альтернатив. Ведь это мы сами во всем виноваты! Рассмотрим «пять D» по порядку.

Демагогия (deflection)

Майкл Манн пишет: «Одним из лучших примеров такого рода демагогической кампании является девиз оружейного лобби „Не оружие убивает людей, люди убивают людей“, который уже много лет успешно использует Национальная стрелковая ассоциация (National rifle association)» [22]. В климатическом дискурсе это звучит как «не ископаемое топливо изменяет климат, люди изменяют климат».

Что в этом девизе плохого, спросите вы? Мы же действительно ездим на машинах, летаем на самолетах, едим говядину, и всё это оставляет карбоновый след…

Но если заставить людей спорить о приемлемости их индивидуальных вариантов образа жизни, то возникает разделение: веганы спорят с мясоедами; летающие самолетами спорят с теми, кто не летает; владельцы автомобилей на бензиновом топливе спорят с владельцами электромобилей. Таким образом, одним выстрелом убивают двух зайцев: отвлекают внимание от необходимости реальных изменений в энергетической политике и создают внутреннюю борьбу в климатическом движении. Голоса защитников климата перестают звучать согласованно, теряют гармонию.

Манн считает эту стратегию наиболее опасной и коварной. Она позволяет заклеймить ведущих защитников климата как лицемеров и раздуть популярность политических консерваторов, напирая на то, что борьба с изменением климата требует личной жертвы и ведет к потере личной свободы. Всё начинается с простого перегиба…

Разделение соратников (division)

Приведу два примера из книги Манна.

Индустрия ископаемого топлива усердно сеет разногласия между соратниками в экологическом сообществе. В 2020 году CRC Advisors (пиар-фирма, представляющая игроков топливной отрасли) направила электронное письмо журналистам с целью вызвать расовый раскол в климатическом движении.

В письме говорилось, что «новый зеленый курс» [22], поддерживаемый белыми защитниками окружающей среды, нанесет ущерб общинам меньшинств. Это была попытка вбить клин между общественными и климатическими активистами — удар в самое сердце прогрессивного движения.

Другой пример — документальный фильм Майкла Мура «Планета людей» (2020), полный искаженных фактов и несостоятельных аргументов против использования возобновляемых источников энергии. Американский энергетический альянс (American Energy Alliance) — отраслевая правозащитная группа — потратила тысячи долларов на продвижение этого фильма [23]. Консервативные фонды и подконтрольные им средства массовой информации вышли из окопов, чтобы его поддержать.

Обращаю внимание тех, кто смотрел этот фильм и поверил ему: его разобрали по косточкам в многочисленных рецензиях, с опровержением практически всех высказанных там тезисов. Если очень коротко резюмировать, то авторы фильма используют устаревшие данные и явные легенды, откровенно перевирают факты и недобросовестно толкуют гипотезы, а также сеют панику, объявляя о грядущем конце света [24, 25].

Нагнетание отчаяния (despair mongering)

«Активность интересантов продажи ископаемого топлива состоит не просто в борьбе с возобновляемыми источниками энергии, — пишет Манн. — Они также продвигают идею, что уже слишком поздно, что изменение климата не может быть остановлено и бессмысленно пытаться это сделать на данном этапе. Консервативные СМИ продвигают такие фигуры, как Гай Макферсон (Guy McPherson, американский ученый, почетный профессор факультета природных ресурсов, экологии и эволюционной биологии в американском Университете Аризоны) [26]. По словам последнего, уже через десять лет экспоненциальное изменение климата буквально уничтожит жизнь на Земле, и, если мы не найдем способ справиться с ним, нас ждет неминуемая кончина» [26].

Манн подчеркивает, что у него нет доказательств финансирования нефтяной плутократией таких людей, как Макферсон. Но он отмечает, что продвигаются подобные сообщения исключительно консервативными медиасетями, которые транслируют интервью ученого.

Обреченность (doomism)

Ощущение вины за свое поведение, например в отношении гастрономических предпочтений (веган или невеган), подпитывается чувством бессилия, отчаяния и обреченности — всепроникающим чувством неизбежности, которому способствует такая форма инактивизма, которую Манн назвал обреченностью.

Этот метод применяется очень часто, нередко в сочетании с другими приемами. Примером может служить совершенно неверное высказывание, будто «Парижское соглашение бесполезно и не смогло бы остановить потепление, даже если бы в нем участвовали все, поэтому…» Оно направлено именно на то, чего хотели добиться «разделители соратников» [27].

Известно, что интересанты продажи ископаемого топлива и их подставные группы используют аналогичные методы для манипулирования общественным мнением, а коллективным эффектом является использование социальных сетей для продвижения интересов нефтяного лобби. Основная стратегия заключается в следующем: профессиональные тролли продвигают определенный мем в социальных сетях, армия ботов усиливает эффект, идет травля реальных людей, разжигается схватка! Как часто мы видим подобное в социальных сетях в отношении политики в целом!

И малое дитя будет водить их… (And a child shall lead them…)

Надежду на будущее Манн видит в молодежи. Молодые активисты вдохновляют его, он считает, что именно они сдвинули дело с мертвой точки. Он цитирует Библию: «И малое дитя будет водить их» (Ис. 11:6). Они вывели вопрос климата за рамки чистых вопросов науки или экономики и политики, они перевели его в реальность, в размышления о жизни будущих поколений. «Люди доброй воли наконец требуют действий. Я думаю, это потому, что наши дети вышли и потребовали этого от взрослых мира», — говорит Манн [28], в частности имея в виду Грету Тунберг и ее движение.

Таковы современные приемы инактивизма в климатической войне. Мой обзор, без сомнения, короток; чтобы разобраться в деталях политики инактивистов, стоит прочитать книгу М. Манна целиком: в ней огромное количество примеров, разобранных в мельчайших деталях и снабженных самыми точными ссылками.

Что происходит прямо сейчас?

На наших глазах происходит нечто совершенно уникальное. Нам нужна чистая энергия, мы ее ждем, и она нужна нам прямо сейчас. Только вчера (28 февраля 2022 года) вышла вторая часть доклада IPCC, посвященная последствиям, адаптации и уязвимости в климатических системах (Impacts, Adaptation and Vulnerability) [29].

Его выводы, которые можно прочитать в кратком изложении [30], однозначно указывают, что для смягчения последствий глобального потепления нам прежде всего нужно уменьшить антропогенные выбросы парниковых газов, что, собственно говоря, означает уход от использования ископаемого топлива.

И вот на фоне попыток европейских стран (причем весьма успешных по сравнению с американскими) [31] бороться за замещение ископаемого топлива возобновляемой энергией, а теперь и на фоне военных действий, эмиссары нефти и газа и их союзники вышли на сцену, чтобы попытаться использовать происходящее на территории Украины как дополнительный предлог для усиления разработки нефти и газа [32].

Конечно, если теперь Европа недополучит газ из России, чем-то нужно компенсировать его недостаток. Не вкладываться же в чистые энергии. Не инвестировать же в проекты по эффективности солнечных батарей. Не разрабатывать же совершенные материалы для постройки ветряных турбин. Странно было бы ожидать от большой нефти таких решений. Но именно сейчас политики могут оказаться недостаточно мудрыми и пойти у нее на поводу. Эта стратегия подорвет способность государств в целом принимать меры по смягчению последствий изменения климата в течение следующего десятилетия [33] и очевидно разрушит те небольшие успехи, которых уже удалось достичь климатическим борцам.

Какая хитрость скрыта в этой стратегии? Что возьмешь с рынка, ведь он всегда бежит туда, где можно заработать? Но тут возникает одна важная деталь.

Плутократы и боссы ископаемого топлива помогли Путину дойти до крайней точки. Россия никогда не смогла бы стать нефтегазовой сверхдержавой без помощи западных нефтяных компаний, таких как ExxonMobil и BP, которым принадлежит 20% акций Роснефти [34]. В 2014 году ExxonMobil сотрудничала с Роснефтью, помогая ей модернизировать оборудование и операционную систему и расширить добычу нефти в Арктике. «Партнерство прошло настолько хорошо, что Путин почтил генерального директора Exxon Рекса Тиллерсона орденом Дружбы — одной из самых высоких наград, которые Россия вручает иностранцам», — пишет британская газета Guardian [34].

Далее в статье рассказывается, как Exxon в благодарность присоединился к другим американским нефтяным гигантам и их торговой ассоциации — Американскому институту нефти, чтобы лоббировать отказ от санкций против российского руководства. Сюда же относится деятельность по лоббированию в 2016 году [35], когда Конгресс США пытался предотвратить дальнейшее вмешательство России в выборы в США, и сегодня, когда Конгресс пытается ввести более строгие санкции против России [36]. На заседании конгресса представитель Американского института нефти заявил, что «санкции должны быть как можно более целенаправленными, чтобы ограничить потенциальный ущерб конкурентоспособности американских компаний». Речь идет об ущербе крупнейшим нефтяным корпорациям на планете!

Крупные нефтяные компании пытаются защитить свои инвестиции в России и одновременно доказывают, что увеличение добычи внутри страны поможет бороться с влиянием Путина на мировой арене. Следите за этой мыслью: «Чем больше нефти произведет Путин, чем сильнее климат будет разрушаться сжигаемым ископаемым топливом, тем больше это поможет бороться с влиянием Путина на мировой арене»! Как справедливо замечает Guardian, «способность Путина вести «спецоперацию» на Украине и угрожать стабильности Европы исходит исключительно из его контроля над российской добычей нефти и газа, так как 40% федерального бюджета России приходится на нефть и газ [37], а это 60% экспорта страны. В октябре 2021 года Россия зарабатывала 500 млн долл. в день на ископаемом топливе — деньги, которые идут непосредственно на финансирование военной машины Путина» [38].

Уже когда эта статья была написана, США и Соединенное Королевство ввели новые санкции, запрещающие нефтяным компаниям сотрудничество с Россией. ExxonMobile вслед за BP, Equinor и Shell покинул российский рынок, что в свою очередь уже породило борьбу нефтяных сил за право восполнить недостаток российского горючего новыми источниками [41]. Опция замещения ископаемого топлива альтернативной энергией в этой комбинации не рассматривается».

К этой свежей истории следует добавить то, что мы узнали из книги Майкла Манна. В 2016 году Путин был заинтересован в поражении Хиллари Клинтон и победе Дональда Трампа на выборах в США не столько по геополитическим соображениям, сколько из-за программы добычи ископаемого топлива; в частности, его привлекало потенциальное партнерство на полтриллиона долларов между госкомпанией «Роснефть» и вышеупомянутым американским нефтяным гигантом ExxonMobil. Это партнерство было заблокировано санкциями США против России, введенными в 2014 году и сейчас. Если бы президентом стала Хиллари Клинтон, она, вне всякого сомнения, продолжала бы поддерживать санкции. Было ясно, что президент Трамп этого не сделает, и он этого не сделал.

«Суть скандала с Трампом, известного как Рашагейт [39], проста и может быть выражена двумя словами: ископаемое топливо, — пишет Манн. — Тот факт, что Россия продолжает использовать социальные сети для манипулирования американской общественностью, хорошо известен. Что привлекло меньше внимания, так это — почему. Ответом могут быть те же два слова: ископаемое топливо. Российская экономика зависит от продолжающейся добычи и монетизации основного экономического актива России — запасов нефти. И мы знаем, что Владимир Путин скептически высказывался об изменении климата, ошибочно утверждая, что Россия может извлечь из него выгоду. В свете вышесказанного было бы удивительно, если бы Россия этого не сделала» [1, с. 39].

Итак, круг замкнулся. Нефть, климатическая война, манипуляции общественным сознанием по выработанным методичкам, преступные нарушения свободоизъявления граждан, преступления против суверенных стран, война.

Некоторые коллеги-ученые критикуют Манна за утверждение, будто против климатической политики ведется «война». На это Майкл отвечает, что «самый простой способ проиграть войну — это отрицать, что вы находитесь в ней. Это не та война, в которую мы собирались ввязываться. Но влиятельные круги разработали хорошо финансируемую и самую сложную кампанию по связям с общественностью в истории человечества, чтобы заблокировать прогресс в области климата. Мы должны признать, что это не те акторы, которые будут играть с нами честно. Они не участвуют в добросовестной дискуссии, основанной на фактах и логических аргументах» [20].

Вот при чем тут климат.

Ирина Делюсина, палеоклиматолог, факультет наук о Земле и планетах
Калифорнийского университета в Дэвисе (США)

1. Michael Mann, The New Climate War. The Fight to Take Back Our Planet (PublicAffairs, 2021)

2. “Ukraine Climate Scientist Fears for Russian Peer Who Apologized for War”, by Akshat Rathi BloombergQuint, 28 Feb 2022.

3. IPCC 6th assessment report. Climate Change 2021: The Physical Science Basis

4. IPCC 6th assessment report, Summary for Policymakers, Final report

5. Climatic Research Unit email controversy: Wikipedia, the free encyclopedia

6. Mann, M. 2021. The New Climate War: P.241

7. Naomi Oreskes, Erik M. Conway. 2010. Merchants of Doubt: How a Handful of Scientists Obscured the Truth on Issues from Tobacco Smoke to Global Warming.

8. Carl Sagan. Wikipedia, the free encyclopedia

9. R. P. Turco, O. B. Toon, T. P. Ackerman, J. B. Pollack, C. Sagan, Nuclear winter: Global consequences of multiple nuclear explosions. Science 222, 1283–1292 (1983).

10. “Henry I. Miller,” Competitive Enterprise Institute; “Gregory Conko Returns to CEI as Senior Fellow,” Competitive Enterprise Institute

11. В книге «Торговцы сомнениями» (7) Орескес и Конвей подробно описали, как ястребы холодной войны не доверяли ученым, ставящим под сомнение эффективность и целесообразность систем противоракетной обороны, таких как «Стратегическая оборонная инициатива» администрации Рейгана.

12. Oreskes and Conway, Merchants of Doubt (7), Chapter 2.

13. Oreskes and Conway, Merchants of Doubt (7), Chapter 6.

14. Intergovernmental Panel on Climate Change, IPCC Second Assessment: Climate Change 1995, available at IPCC

15. Mann, M. 2013. The Hockey Stick and the Climate Wars, p.181–183

16. Mann, Michael. 2021. The New Climate War: (1). P.40

17. Skeptical Science: Global Warming & Climate Change Myths

18. “Cato closes its climate shop; Pat Michaels is out”: by Scott Waldman, ClimateWire, March 29, 2019

19. Инактивизм: tourismway.ru/vybororientaciiplanirovanie/1451-vybororientaciiplanirovaniestranica-01.php

20. “Climate Deniers Shift Tactics to ‘Inactivism’: Scientific American, By Richard Schiffman on January 12, 2021

21. “Big oil coined ‘carbon footprints’ to blame us for their greed. Keep them on the hook”. By Rebecca Solnit, The Guardian, Aug 23, 2021.

22. Mann, Michael. 2021. The New Climate War: (1). P.96

23. Emily Atkin, “A Party for the Planet’s Destructio: A Powerful Anti-Climate Group Spent Thousands to Promote Michael Moore’s Climate Documentary on Facebook This Week,” Heated, May 19, 2020

24. Mann, Michael. 2021. The New Climate War: (1) Chapter 6, “Et tu, Michael Moor?” P. 136-142.

25. “Planet of The Humans: One Moore Rebuttal To Widely Debunked Anti-Renewables Documentary”. ClimateNexus.org, May 11, 2020

26. James Renwick, “Guy McPherson and the End of Humanity (Not),” Hot Topic (blog), December 11, 2016

27. Mann, Michael. 2021. The New Climate War: (1), p. 71.

28. Mann, Michael. 2021. The New Climate War: (1), p. 251.

29. IPCC Sixth Assessment Report, Impact, Adaptation and Vulnerability: 2022

30. То же, Headline Statements from the Summary for Policymakers

31. Mann, Michael. 2021. The New Climate War: (1), p.134-135.

32. “America Is the World’s Largest Oil Producer. So Why Is Losing Russia’s Oil Such a Big Deal?”. By Robinson Meyer, The Atlantic, March 8, 2022

33. “The War In Ukraine Exposes The World’s Utter Reliance On Fossil Fuels”. By Zahra Hirji and Dan Vergano, BuzzFeedNews, March 10, 2022

34. “Fossil fuel companies are trying to exploit this war for their gain. We can’t let them”. By Jamie Henn, The Guardian, Feb 26, 2022

35. “U.S. oil industry lobbies against tighter sanctions on Russia”. By Richard Cowan, Timothy Gardner, Reuter, July 20, 2018

36. US companies push Biden, Congress for caution on Russia sanctions. US companies push Biden, Congress for caution on Russia sanction. By Andrea Shalal and Timothy Gardner, Jan 25, 2022

37. “Is Putin’s Ukraine invasion about fossil fuels?”. By Fiona Harvey, The Guardian, Thu 24 Feb 2022

38. “Factbox: Russia’s oil and gas revenue windfall”. Jan 21, Reuters

39. Michael Mann and Tom Toles, The Madhouse Effect: How Climate Change Denial Is Threatening Our Planet, Destroying Our Politics, and Driving Us Crazy (New York: Columbia University Press, 2016). P.164–166

40. scientificamerican.com/article/climate-deniers-shift-tactics-to-inactivism/

41. “Western Oil Companies Leave Russia to Their State-Run Rivals”. By Rochelle Toplensky, The Wall Street Journal, March 2, 2022

42. Mann, Michael E.; Bradley, Raymond S.; Hughes, Malcolm K. (1999). Northern hemisphere temperatures during the past millennium: Inferences, uncertainties, and limitations (PDF), Geophysical Research Letters, 26 (6): 759–762, doi: 10.1029/1999GL900070

43. Intergovernmental Panel on Climate Change’s sixth assessment report ‘Climate Change 2021: The Physical Science Basis”, Summary for Policymakers, August 2021

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

См. также:

Подписаться
Уведомление о
guest
16 Комментария(-ев)
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Vladi Smolovich
Vladi Smolovich
2 месяцев(-а) назад

«По сути дела, война с глобальным потеплением — это война со сжиганием ископаемого топлива.»
Более, чем оригинально. Не надо воевать с глобальным потеплением. Природа мстит, когда с ней начинают воевать. С ней нужно «договариваться» по-хорошему. Во-первых, потепления (и похолодания) цикличны, это нельзя остановить. Во-воторых, сжигание ископаемого топлива — это всего лишь один из факторов антропогенного воздействия, и даже (пока) не самый значительный. В-третьих, даже в докладе IPCC (2021) указано, что нынешнее глобальное потепление началось в середине XIX века, т.е. все связи с потреблением ископаемого топлива. В-четыёртых, в Европе и Америке живёт дишь небольшая часть человечества. БОльшей частью люди живут в бедных странах, а значит, для них замена дров на газ — благо не только для них, но и для биосферы.Напоминаю, 3 миллиарда (или даже больше) людей готовят обед на дровах, для чего ежегодно вырубают миллионы гектар леса.

Ирина Делюсина
1 месяц назад
В ответ на:  Vladi Smolovich

От автора: уважаемые комментаторы, я всем обязательно отвечу. Сейчас у меня спорадический доступ к интернету, я не успеваю дописать даже одного комментария. Пожалуйста, продолжайте посылать свои замечания, тогда у меня появится возможность их систематизировать. Спасибо, – Ирина Делюсина

Гончаров А.И.
Гончаров А.И.
2 месяцев(-а) назад

Уважаемая госпожа Делюсина! Полностью согласен с Вами по, так сказать, «информационной» части. Не совсем понятен адресат сообщения. Вы же понимаете, что и Рейган и энергетические компании сами-по-себе, без ученых — совсем ничего не значат. Не Рейган и не Рекс Тиллерсон изобрели ядерное оружие. Не они изобрели иприт, зарин, зоман и другие приятные вещи. Не они изобрели двигатели внутреннего сгорания и всю ту энергоёмкую цивилизацию, которая делает нашу жизнь —в более или менее цивилизованных странах — такой приятной. Всё это сделал «цвет» человечества, ученые и инженеры, оказавшиеся такими наивными, что плодами их творчества, почему-то, всегда пользуются люди не такие уж и хорошие, а часто — просто сволочи. Так, может быть, стоит начать рассматривать проблему «системно»? Может, стоит вспомнить, что в то время, когда одна часть человечества умирает с голоду, другая жрет в три горла? Представьте себе улицы больших городов, забитые машинами— сколько человек движется по этим улицам? если машины убрать? — Ведь от одного человека до другого минимум три метра окажется, в большинстве случаев! не похоже на «толкучку». да? Может быть, стоит вспомнить об общественном транспорте? Никогда не интересовались, какова общая мощность автомобилей и как это сказывается на климате? А огни большого города? Как они греют Землю? Может, погасить свет? Или, хотя бы, подсветку? Сколько продуктов питания ежедневно выбрасывают в «цивилизованных» странах, знаете? Вот только вряд ли «цвет» человечества оставит свой автомобиль. Для этого «цвету» человечества необходимо понять, что не Рейганы, а он, «цвет», отвечает за будущее Земли и озадачиться моральными проблемами, но «цвет», как правило, в Бога не верит, и очень хорошо понимает, что если Бога нет, то и на мораль начхать, и вполне можно в ладу с самим собой заниматься и разработкой ДВС мощностью 500-1000 л.с. для Ламборджини или Бентли, бессмысленного для простого потребителя, и разработкой биологического оружия ( https://ru.wikipedia.org/wiki/Биопрепарат ). Нет, я вовсе не «технократ». Если современному «технократу»… Подробнее »

Александр
Александр
2 месяцев(-а) назад

существующие технологии «зеленой» энергии — солнечные панельки, ветряки, электромобили, чудовищны в экологическом следе. о их утилизации только начали думать, м о количестве химикатов и драгметалов на их производство чето борцы за экологию в ум не имут. на фоне такой «зеленой» энергии канистра бензина выглядит аки изумруд.
имхо, проблема углеродного следа рншится не иначе как фиксацией углекислого газа из атмосферы.

res
res
2 месяцев(-а) назад
В ответ на:  Александр

+1 Всегда нужно учитывать экологическую нагрузку всей технологической цепочки, а не только конечного продукта.

Владимир Аксайский
Владимир Аксайский
2 месяцев(-а) назад

Заметка понравилась новизной идей и эмоциональностью изложения, — похоже, по самой осторожной оценке, она опережает свое время на 17 суток.
Показалось интересным введение новых форм энергии, — особенно «невозобновляемой», — позволяющей преодолевать узкие сдерживающие рамки закона сохранения энергии.
Уверен, — эта находка будет востребована и, не исключено, скоро появится, например, — «невозобновляемая темная энергия».
Автор указывает на эволюционную тупиковость ветви человеческой по сравнению с другими, — живущими «возобновляемой» энергией, — и деликатно подводит к выводу:
Если жить по образу растений и зверей
Станет климат сразу холодней.
К слову, — если взглянуть на человечество чуть шире, — как на неизбежную новую геологическую силу или катализатор геохимических планетарных циклов, — в частности, восходящей ветви цикла углерода, — то всё не так уж и страшно.
И что любопытно, — вряд ли эти циклы ограничиваются планетой, — ведь ближайшая космологическая причина циклов — наша звезда.
Примечание. Понятия «сила» и «катализатор» — родственны: в рассматриваемом случае, оба — причина ускорения.

Влад Ивалов
Влад Ивалов
1 месяц назад

Из википедии «Исследования показывают, что налоги на углерод эффективно сокращают выбросы парниковых газов. Среди экономистов существует подавляющее согласие в том, что налоги на выбросы углерода являются наиболее эффективным и действенным способом сдерживания изменения климата с наименьшими неблагоприятными последствиями для экономики»
Насколько я смог загуглить — на международном уровне все с этим соглашаются.
Величина налога регулирует и скорость создания/внедрения альтернативных источников и объём потребления благ населением.
Цифровизация даёт возможность в принципе это осуществить.
Остаётся только этическая проблема сказать людям с низким уровнем дохода,
что их уровень дохода стал ниже прожиточного.
Если всё же не считаться с экономическими последствиям и использовать более жёсткие меры снижения углекислого газа, то возникают риски ещё более
высокие и тяжёлые чем текущая ситуация.

Serj
Serj
1 месяц назад

Не специалист по климатологии ни разу. Поэтому принимаю на веру, что проблема есть и виноват человек с его излишком углекислого газа и т.п. Но ведь ясно, без особой экспертизы, что перейти на «суперзелёную энергетику» в ближайшие 50 лет невозможно. Почему защитники климата не предлагают, например, переход на АЭС вместо ТЭС, Вот это был бы реальный шаг. Почему не озаботится снижением рождаемости там, где она слишком велика? Это тоже вполне реальные действия. Так в чём проблема?

Felix Rivkin
Felix Rivkin
1 месяц назад

Интересная сводка информации по животрепещущей и скандальной проблеме. Много очень полезных ссылок и коллизий. Спасибо.
Однако всё сводится к разбору экономических и политических инсинуаций касательно глобальных изменений климата. И тому, что учёные оказываются заложниками систем финансирования исследований. Последние 40 лет финансировались в основном гранты направленные на исследование факторов потепления климата. Но не факторов глобальных изменений климата — так это надо рассматривать, а не как глобальное потепление. Да, зафиксирован устойчивый тренд повышения среднегодовой температуры воздуха. То, что в этом есть вклад антропогенного воздействия — несомненно. К стати, необязательно промышленного. Поголовье сельскохозяйственных животных в сотни раз превышает естественные возможности нашей природы по количеству диких животных. А это источник парниковых газов. Но самое главное в истории Земли, всего 8-9 тысяч лет назад был голоценовый климатический оптимум. Вся мерзлота в европейской части России и западной Сибири оттаяла на глубину 50-150м. На Ямале росли деревья. И заметьте — и люди у же были. И активно влияли на климат греясь у костров. Климат Земли — это планетарное явление. Он никогда не был постоянным и варьировал, в первую очередь, под влиянием планетарных явлений. Промышленная революция и использование углеводородов и прочая, прочая, прочая конечно влияют на окружающую обстановку и локальный климат. Жизненно важным и, поэтому, научно значимым является вопрос: «Может ли техногенная и антропогенная составляющая стать сопоставимой с масштабом планетарных факторов, определяющих климат Земли». Но адекватной модели до сих пор нет.

Владимир Аксайский
Владимир Аксайский
1 месяц назад

Сегодня особый день, — похоже, по многим признакам, спецоперация РФ на территории Украины – предвестник геохимической, в том числе и климатической, трансформации лика Земли.
Она привлекает внимание не только землян, но и астравитян, – посмотрите гиф-анимацию солнечного лика, составленную из 9 изображений короны Солнца формата SDO-AIA 193 22-24feb2022:
https://sdo.gsfc.nasa.gov/data/aiahmi/

sunny_face_22-24feb2022_312x312.gif
res
res
1 месяц назад

«Под голубыми небесами, великолепными коврами, блестя на Солнце, снег лежит …» 4 апреля, гляжу в окно, много думаю о глобальном потеплении ))

Old_Scientist
Old_Scientist
1 месяц назад
В ответ на:  res

Глобальное потепление приведет к похолоданию в Европе из-за остановки Гольфстрима. Это предсказывали еще лет 15 назад.

res
res
1 месяц назад
В ответ на:  Old_Scientist

Климатология не является точной наукой, поскольку оставляет два важнейших фактора, а именно встречные потоки энергии от Солнца и от мантии Земли, физике.
Поэтому это предсказание напоминает старый анекдот (в политкорректной форме):
— Всильиваныч, Гольфстрим замерз,
— Петька, сколько раз я говорил не брать его в поход

Old_Scientist
Old_Scientist
1 месяц назад
В ответ на:  res

Глядя на снег за окном в апреле, можно или шутить, или всерьез готовиться к грядущим длинным периодам холодной погоды. Вы что выбираете?

res
res
1 месяц назад
В ответ на:  Old_Scientist

Шутя, купил меховые рукавицы ))

Сло
Сло
25 дней(-я) назад

«Во всем виноват Путин» — как жеж вы задолбали!
А что бы не сказать: Путин молодец, развел войну, теперь Европе придется активнее осваивать альтернативные источники.
«Следите за этой мыслью» — и вот тут автор статьи начинает манипулировать. Из текста следует что все что происходит ведет с снижению выработки газа, т.к. его фактически стали меньше покупать. Но не этот вывод пишется а «Путин хочет жечь больше газа». Ну бред! Просто пилят свою идею под любую популярную нынче песню.

А так я за альтернативную энергетику. И она будет, но не на нашей жизни. И Путин тут ни при чем. И мозги хватит мыть (но это вы не сделаете).

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (6 оценок, среднее: 2,83 из 5)
Загрузка...
 
 

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: