Проблема SETI и кризис философии

Бюраканская обсерватория в Армении
Бюраканская обсерватория в Армении

В начале января появилось сообщение, что канадская обсерватория CHIME (четыре полуцилиндрические антенны стометровой длины, сканирующие небо Северного полушария) детектировала повторяющиеся серии радиосигналов от источника, удаленного на 1,5 млрд световых лет. С этими радиовспышками вспыхнула и надежда, что они являются маяком внеземной цивилизации.

Но робким было упованье. То ли дело 1970-1980-е годы, когда бурлили страсти по SETI (Search for Extraterrestrial Intelligence) и буйно цвели мечты о CETI (Communication with EI). Да и в начале нынешнего века интерес к этой проблеме пробудился в связи с открытием множества экзопланет. Но былой страсти нет, а недавно покинувший нас Стивен Хокинг прямо предостерегал от подобных связей, полагая их опасными. Что касается надежд на контакт с таукитянами, то согласно известному мифу и говоря образно, надежда – это единственное, что осталось на дне ящика Пандоры. Если же выражаться философично, то она отражает одно из свойств окружающего мира, а именно: Homo esperanto (человек надеющийся) находится в вероятностном мире, а не в жестко детерминированном. Что не так уж плохо.

Апофеозом интереса к внеземным цивилизациям стал Бюраканский симпозиум 1971 года, посвященный проблеме CETI. Это был небывалый для СССР пир научного духа, хотя бы из-за обилия американских участников – 25 первоклассных ученых, включая нобелевских лауреатов! Редкость по тем временам, а сейчас такое даже представить невозможно. «Думаю, что давно не было более представительного ученого собрания. Я во всяком случае ни до, ни после ничего похожего не видел», — писал И.С.Шкловский, один из инициаторов его организации.

Симпозиум состоялся в Бюраканской астрофизической обсерватории. Оттуда открывался дивный вид на Арарат, но не менее высокой была тема, ради которой собралось полсотни астрономов, астрофизиков, физиков-теоретиков, историков и социологов, биологов и кибернетиков. Когорта корифеев! Сонм великих! Собственно говоря, данный текст посвящен именно им, рыцарям науки. Благо, некоторые из них еще живы.

Когорта корифеев

Не знаю даже, с кого начать. Пожалуй, с Фрэнка Дрейка, ибо он как минимум трижды был первым. Первым в мире он начал поиски сигналов других цивилизаций (проект «Озма»), первым (совместно с Карлом Саганом и др.) создал послание для внеземных цивилизаций – пластинки для зондов «Пионер-10» и «Пионер-11» – и первым отправил межзвездное радиопослание – послание Аресибо. Но более всего он известен формулой, названной его именем. Она включает все факторы, необходимые, по мнению создателя, для оценки числа внеземных цивилизаций в Галактике, с которыми у человечества есть шанс вступить в контакт. И сразу обратим внимание на тот замечательный факт, что многие ученые живут долго. Дрейк родился в 1930 году и сейчас ему 88 лет.

Формула Дрейка
Формула Дрейка

Следующий зубр на поле науки – Фримен Дайсон, один из творцов квантовой электродинамики. Он доказал дисперсионные соотношения квантовой теории поля (так называемое представление Йоста — Лемана — Дайсона); ввел классификацию расходимостей в квантовой электродинамике; получил формулу для S-матрицы и ввел представление о перенормируемости квантовой электродинамики; показал связь фейнмановского подхода с обычными формами квантовой теории поля (формализм Фейнмана – Дайсона, 1949). В 1955 году построил теорию резонансного парамагнитного поглощения излучения металлами, но наиболее известен концепцией сферы Дайсона – тонкой сферической оболочки большого радиуса вокруг звезды для полной утилизации ее энергии и для расширения жизненного пространства. Предложил опираться на эти представления при поиске внеземных цивилизаций. В 2012 году получил премию Пуанкаре. Сейчас ему 95.

Сфера Дайсона
Сфера Дайсона

Из бюраканской когорты живы не только Дрейк и Дайсон, но и Кент Флэннери, видный американский археолог 1934 года рождения, и Кеннет Келлерман, американский астроном, специалист по квазарам.

Великий популяризатор науки и всеобщий любимец Карл Саган и в Бюракане был в центре внимания. Он пионер в области экзобиологии и дал толчок развитию проекта SETI. Получил мировую известность своими научно-популярными книгами (лауреат Пулитцеровской премии и трех премий Хьюго!) и телевизионным сериалом «Космос: персональное путешествие». Автор НФ-романа «Контакт» – по нему снят одноименный фильм, также получивший Хьюго. Может считаться автором Pale Blue Dot, знаменитой фотографии, сделанной зондом «Вояджер-1» с рекордного расстояния.

Саган и "Викинг". Фото NASA
Саган и «Викинг». Фото NASA

Внес вклад практически в каждую автоматическую миссию, которая исследовала Солнечную систему. Первым предложил посылать со всеми космическими зондами, покидающими систему, послание к внеземным цивилизациям. Был одним из авторов гипотезы о том, что спутник Сатурна Титан и спутник Юпитера Европа могут обладать океанами, причем на Европе океан покрыт слоем льда и может быть пригодным для жизни. Так что Борис Штерн, автор увлекательных книг о европианах, стоит на плечах титана! Наряду с советским математиком Н. Моисеевым считается творцом модели ядерной зимы. Трижды ответил Рейгану отказом на приглашение на президентский ужин в Белый дом. К сожалению, умер рано, всего лишь в 62 года.

Pale Blue Dot
Pale Blue Dot. Фото Земли, сделанное зондом «Вояджер-1» (NASA)

Фрэнсис Крик – знаменитый британский молекулярный биолог, биофизик и нейробиолог, открывший структуру ДНК. Лауреат Нобелевской премии по физиологии и медицине 1962 года совместно с Джеймсом Д. Уотсоном (тот еще жив и на днях был лишен почетных званий за утверждения о генетических расовых различиях) и Морисом Уилкинсом. Фрэнсис чуть было не стал классным физиком, но во время Битвы за Британию немецкая бомба попала в крышу лаборатории и разрушила его экспериментальную установку. Автор гипотезы о «направленной панспермии». Крик считал, что шансы на абиогенез на Земле были ничтожно малы. В начале 1970-х он и Л. Орджел определили, что производство живых систем из молекул – очень редкое событие во Вселенной. Но достаточно одного такого события на всю Вселенную, чтобы живые системы могли посредством репликации и космических путешествий достигнуть нашей планеты. Надеялся, что внеземная жизнь будет найдена к 2000 году. Умер в 2004-м, не дожив до этого. Прожил 88 лет.

Чарльз Таунс – лауреат Нобелевской премии «за фундаментальные работы в области квантовой электроники, которые привели к созданию излучателей и усилителей на лазерно-мазерном принципе». Обнаружил вынужденное рассеяние Мандельштама – Бриллюэна, ввел представление о критической мощности пучка света и явлении самофокусировки, экспериментально наблюдал эффект автоколлимации света. Применил методы квантовой электроники и нелинейной оптики в астрофизике и совместно с другими в 1969 году открыл мазерный эффект в космосе (излучение космических молекул воды на длине волны 1,35 см). В апреле 2014 года в интервью сообщил, что на изобретение лазера его вдохновила книга А.Н.Толстого «Гиперболоид инженера Гарина» («The Garin Death Ray»). Умер не так давно, через год после того интервью, прожив 100 лет.

Марвин Минский – выдающийся американский ученый в области искусственного интеллекта, сооснователь Лаборатории искусственного интеллекта в Массачусетском технологическом институте в 1959. Айзек Азимов характеризовал Минского как одного из двух людей, которые умнее, чем он сам (вторым был Карл Саган). Умер недавно, в 2016-м, прожив 88 лет.

Да и Томас Голд, американский астроном австрийского происхождения, прожил немало, 84 года. Он был одним из авторов (вместе с X. Бонди и Ф. Хойлом) теории стационарной Вселенной (1948). После открытия пульсаров в 1968 первым предложил модель этого феномена как быстро вращающейся нейтронной звезды. Ряд работ относится к геофизике, а также биофизике (автор физических теорий органов чувств человека). Один из исследователей гипотезы абиогенного происхождения нефти.

87 лет прожил Дэвид Хьюбел (1926–2013), канадско-американский нейрофизиолог, лауреат Нобелевской премии по физиологии и медицине за 1981 год. «За открытия, касающиеся принципов переработки информации в нейронных структурах».

98 лет жил Уильям Макнилл (1917–2016), американский историк, писатель, один из пионеров политэкономического анализа мировой военной историографии – и таких людей интересовала проблема внеземных цивилизаций. Что полезно – мало ли какого рода контакты могут случиться. Наиболее известная работа – «Восхождение Запада: история человеческого сообщества» (1963) –  удостоена Национальной книжной премии в области истории. Одна из главных мыслей трудов Макнилла – уход от старых евроцентристских схем – весьма импонирует мне, как и детища Бернарда Оливера, мини-компьютеры Hewlett Packard, на которых доводилось работать. Они были размером с хороший холодильник, но произвели первую революцию в компьютерных технологиях. Или вторую?

Как бы то ни было, а данный текст я набираю на HP-ноутбуке. В круг интересов этого инженера и ученого входили радары, телевидение и компьютерные технологии. После работы в знаменитой Bell Labs он перешел в Hewlett Packard, встав у истоков одной из самых успешных компаний в мире электроники. Под его руководством были выпущены в свет первые микрокалькуляторы. Проявил себя и во многих иных сферах: основал компанию Biosys, специализирующуюся в сельском хозяйстве, активно участвовал в проекте SETI, а вместе с Джоном Биллингхэмом был одним из организаторов проекта «Циклоп», который предполагал создание гигантской сети из 1500 радиотелескопов. Они могли бы исследовать космос в поисках «подозрительных» сигналов в радиусе тысячи световых лет.

По пути в Ереван, кажется, в Лондоне, у него пропал чемодан. Оливер оказался в сложном положении: у бедняги-миллионера не оказалось даже смены белья. Но в предпоследний день симпозиума чемодан нашел хозяина. Шкловский, будучи тамадой на финальном банкете, обыграл находку, использовав парадоксальный термин «субъективная вероятность», введенный Саганом. Мол, вероятность воссоединения с чемоданом была не намного выше, чем нахождение сигнала от ВЦ, но он всё же нашелся! Увы, рекордов долгожительства Оливер не продемонстрировал, но прожил 79 лет, что не так уж и плохо.

Лесли Орджел (Оргел в российских текстах) – британо-американский химик, известный работами с Криком и Уотсоном. Занимался проблемой возникновения жизни на Земле. Между прочим, в 1957 году в статье «Ion compression and the colour of ruby» он объяснил, почему рубин красный, что было непростой задачей. Выдвинул гипотезу, что жизнь на ранней Земле могла быть представлена исключительно рибонуклеиновыми кислотами, которые хранили генетическую информацию и были способны к самостоятельной (без участия белков) репликации. Автор эволюционного правила «Эволюция умнее, чем ты». Прожил достаточно долгую жизнь (1927–2007).

Гюнтер Зигмунд Стент (1924–2008), американский молекулярный биолог немецкого происхождения. Основные научные работы посвящены изучению структуры и механизмов репликации генетического материала у бактерий и бактериофагов, а также процессов транскрипции и трансляции генетической информации. Книга «Молекулярная генетика» издана в СССР.

Филип Моррисон, американский астрофизик, участник Манхэттенского проекта, помогал собирать бомбы для Хиросимы и Нагасаки. На заднем сидении своего авто перевозил плутониевое ядро бомбы «Тринити» для первых испытаний в Нью-Мексико. В 1959 году вместе с Джузеппе Коккони проанализировал возможность радиосвязи с обитателями планетных систем ближайших звезд. Они показали, что если те шлют в нашу сторону радиосигналы, используя близкую к нашей технику связи, то мы способны обнаружить эти сигналы. Высказали предположение, что частотой связи должна быть частота спектральной радиолинии водорода 1420 МГц (длина волны 21 см) – это созданный самой природой уникальный эталон частоты.

Канадская обсерватория CHIME. Фото CHIME/swns.com/Scanpix
Канадская обсерватория CHIME. Фото CHIME/swns.com/Scanpix

Шкловский: «Вспоминаю живой, увлекательный доклад одного из основоположников CETI профессора Моррисона. Предмет доклада: как можно по радио передать всю мудрость какой-нибудь (в частности, земной) цивилизации. Оказывается, можно, и не так уж это много займет времени! Аналогичные расчеты я выполнил еще до Моррисона в моей книге «Вселенная, жизнь, разум». С большим запасом делается оценка, что всё, написанное людьми, когда-либо жившими на Земле (а это преимущественно всякого рода пустопорожние бумаги, расписки и др.), можно выразить в двоичном коде 1015 знаками. Радиопередатчик с шириной полосы 100 МГц, непрерывно работая, может излучить всю эту «разумную» продукцию (включая содержание всех книг, когда-либо напечатанных на каком-нибудь языке) за несколько месяцев. Этот впечатляющий, хотя довольно простой результат Моррисона был несколько «подмочен» невинным вопросом спокойно-флегматичного Дрэйка: «Как вы думаете, сколько бит информации содержит формула E = mc2?» Обычно очень находчивый Моррисон несколько растерялся, а собрание разразилось взрывом хохота».

Моррисон прожил большую жизнь: 1915–2005. Кстати, Коккони (впоследствии – директор Центра ядерных исследований в Женеве) также жил долго: 1914–2008.

Американцев принимали конгениальные им ученые. Но сейчас, спустя почти полвека, не хочется называть их ни советскими, ни российскими. Эти определения не выдержали испытания временем. Разве что в отношении Амбарцумяна можно уверенно сказать, что он был армянским ученым.

В первую очередь речь идет об идеологе и организаторе симпозиума Иосифе Самуиловиче Шкловском. Замечательный астроном, великий астрофизик, достижения которого трудно перечислить в краткой статье. Его прекрасная книга «Вселенная, жизнь, разум», многократно переизданная на русском и переведенная на многие иные языки, привлекла широкое внимание к проблеме существования разумной жизни за пределами Земли. Ее высоко оценил Станислав Лем, отметив, что она стала одной из ключевых для написания «Summa Technologiae». Собственно говоря, именно очередное прочтение этой книги и подвигло меня на сочинение жизнеутверждающего мартиролога. Увы, в отличие от коллег-американцев, даже имея тот же набор генов, что и большая часть тамошних ученых, жил он не так долго, всего лишь 79 лет. Причем к концу жизни впал в пессимизм и стал склоняться к странной мысли об уникальности Земли во Вселенной.

Астрофизик Николай Кардашёв (ему ныне 86 лет, но он бодр и не покидает поста директора Астрокосмического центра ФИАН) также не нуждается в особых представлениях. Он предсказал существование пульсаров, предложил знаменитую классификацию цивилизаций, был инициатором и двигателем проекта «Радиоастрон». Увы, на днях пришла печальная весть – связь с этим космическим радиотелескопом потеряна, а угасание космических амбиций России не позволяет надеяться на вывод в космос чего-то научно-эквивалентного.

Виктор Амбарцумян, основатель Бюраканской астрофизической обсерватории и хозяин симпозиума, один из основоположников теоретической астрофизики, также жил долго – почти 88 лет. Субраманьян Чандрасекар в статье, посвященной 80-летию Амбарцумяна, писал: «Среди астрономов этого столетия своей непреклонностью и преданностью астрономии лишь профессор Ян Оорт может сравниться с академиком Амбарцумяном, хотя во всем остальном они отличаются друг от друга. Сравнение и сопоставление этих двух великих ученых будет почетной темой для историков науки XXI века. В мире академика Амбарцумяна астрономия и астрофизика условно не разделяются на теоретическую и наблюдательную части. Он настоящий астроном». Скончался в Бюракане, похоронен недалеко от башни большого телескопа.

Кризис любомудрия

Из двух философов, приглашенных на симпозиум (скорее, приставленных по идеологическим соображениям), один оказался умным и с удовольствием слушал умных людей. Но неукротимый Э.С.Маркарян решился выступить, рассматривая понятие «адаптивно-адаптирующей деятельности» в качестве ключевого для понимания космической цивилизации. Однако не учел, что половина слушателей была американцами, людьми деловыми и без советских комплексов. Град вопросов и критических замечаний буквально обрушился на докладчика с их стороны, и он, не привыкший к подобному, выглядел бледно. А когда на заключительном заседании принималась резолюция, в которой перечислялись специальности участников – астрономы, физики, радиоастрономы и т.д., – в ее проекте упоминались также философы. Но американцы решительно запротестовали, настаивая на том, что в США такое не принято. В итоге философов определили социологами, поставив в самом конце списка. При публикации материалов в США (сборник подготовил Саган) доклад Маркаряна был опущен.

Он отыгрался через десять лет на Таллиннском всесоюзном симпозиуме «Поиск разумной жизни во Вселенной (Таллинн SETI-81)», на котором присутствовали ученые из Болгарии, Венгрии, Польши, Франции, Японии (по одному, по два человека), но самой многочисленной была американская делегация, возглавляемая Ф. Дрейком, – 8 человек. Однако былых титанов, кроме Дрейка, в ней не имелось – СССР недавно вторгся в Афганистан и его репутация сильно пострадала.

Вот абзац из выступления Маркаряна в Таллинне: «Если попытаться вникнуть в общую природу культуры как космического феномена, отвлекаясь от привычных земных представлений и деталей, то, по-видимому, есть все основания рассматривать ее как одну из особых форм «борьбы» материи за негэнтропию». И такое вот искусное плетение наукообразных, но бессмысленных словес занимает несколько страниц текста! После прочтения которого остается искреннее недоумение: что, собственно говоря, сказал автор? Что хотел сказать?

Подобных философических умельцев в стране хватало, время было такое, и о чем еще говорить, если сам Шкловский вынужден был в своих работах делать обязательные диалектически-материалистические книксены и реверансы, пусть и перемежая их искусно замаскированными экивоками. Вот и на Таллиннском симпозиуме не один Маркарян морочил голову настоящим ученым, отнимая главное в жизни – время. Таких пустопорожних текстов немало в сборнике докладов участников.

Что ж, с СССР всё понятно, но налицо и глобальный кризис философии. Что следует лишь приветствовать! Еще в середине XX века она претендовала на формирование представлений не только о бытии как таковом, но и о частностях, являющихся предметом специализированных наук. Мнилось, что выявляя и синтезируя общие закономерности частных форм бытия, можно установить его всеобщие законы.

Однако претензии на всеобщность были порождены всего лишь неразвитостью науки. Это время прошло безвозвратно, и сейчас всякое новое знание требует изощренной теоретической и экспериментальной техники, а на передний фронт философских обобщений выдвинулись те, кто в совершенстве владеет оружием современной науки, кто на практике (в том числе и теоретически) познает реальный мир и строит его модели. Это ученые. В их числе и те, кого мы упомянули в данном панегирике.

Увы, несмотря на бурное развитие науки и технологий, за время, прошедшее после Бюраканского симпозиума — 1971, сдвигов в деле поиска внеземных цивилизаций пока нет, что уж тут говорить о контакте с ними. Что не дает повода складывать руки и крылья – слишком юна и маломощна наша цивилизация, чтобы рассчитывать на скорый успех в столь серьезном предприятии. Но появляется возможность подумать о философии и технике дальнейших поисков.

Юрий Кирпичёв

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

См. также:
Подписаться
Уведомление о
guest

67 Комментария(-ев)
Встроенные отзывы
Посмотреть все комментарии
Михаил Родкин
Михаил Родкин
2 года (лет) назад

Здесь на ветках встречается не мало ученых в погонах и товарищей в штатском. Понятно, что им снова — как и при Советах — неплохо платят. Вот только интересно — полагаю, они понимают, что покупая внукам дорогие игрушки, они — своими играми — как бы создают дополнительную вероятность ранней и единовременной смерти этих самых внуков и правнуков? И как им эти соображения? Помнится Столыпин однажды сказал — кровью детей своих не торгую.

Max Kammerer
Max Kammerer
2 года (лет) назад
В ответ на:  Михаил Родкин

А когда половина населения страны надевает на малых детей военную форму и учит петь песни о войне — какую вероятность они создают?

Михаил Родкин
Михаил Родкин
2 года (лет) назад
В ответ на:  Max Kammerer

Угу … я и повторяю уныло … к катаклизму, идем товарищи … к общему единовременному гробу.

res
res
2 года (лет) назад
В ответ на:  Михаил Родкин

Вообще-то и армия, и спецслужбы всегда были неотъемлемой частью любого успешного государства. Они отвечают внешним и внутренним рискам. Но к этому табурету, стоящему на двух ножках, следует добавить третью, а именно науку. Она отвечает рискам будущим.

Михаил Родкин
Михаил Родкин
2 года (лет) назад
В ответ на:  res

Конечно, но они не должные быть гипертрофированы. Аналог :
иммунитет это хорошо, а избыточная аллергическая атака может угробить

Yuriy Kyrpychov
Yuriy Kyrpychov
2 года (лет) назад
В ответ на:  Михаил Родкин

В мире многие надеются на это…

Yuriy Kyrpychov
Yuriy Kyrpychov
2 года (лет) назад
В ответ на:  res

«У России только два союзника — армия и флот.» Прошло полтора века, а союзников по-прежнему нет. Почему? Не в самой ли стране дело?

Михаил Родкин
Михаил Родкин
2 года (лет) назад
В ответ на:  Yuriy Kyrpychov

Заметим, что эту гордую сентенцию — которую часто побторяют — выдал Государь Император Александр 3-й, который сам, кроме Бухарского эмира, ни с кем не воевал. Полагаю, ни Александр 1й — победитель Наполеона, никто другой, включая Сталина, под этим бы не подписался. Они понимали цену союзникам

Yuriy Kyrpychov
Yuriy Kyrpychov
2 года (лет) назад
В ответ на:  Михаил Родкин

И все же причина не в союзниках, а в России, вечно лезущей в чужие дела.

res
res
2 года (лет) назад
В ответ на:  Yuriy Kyrpychov

В настоящее время у любой страны три союзника: армия, спецслужбы и наука. ИМХО ))

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (4 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Сообщить об опечатке

Текст, который будет отправлен нашим редакторам: