История как диалог с прошлым

Никита Соколов

Ники­та Соко­лов

Рецен­зия чле­на сове­та Воль­но­го исто­ри­че­ско­го обще­ства Ники­ты Соко­ло­ва на кни­гу Ива­на Курил­лы «Исто­рия, или Про­шлое в насто­я­щем» — фина­ли­ста пре­мии «Про­све­ти­тель». (См. так­же неза­ви­си­мую рецен­зию Любо­ви Сумм на эту кни­гу.)

Если попы­тать­ся одним сло­вом обо­зна­чить глав­ное досто­ин­ство кни­ги Ива­на Ива­но­ви­ча Курил­лы, то сле­ду­ет ска­зать, что она в выс­шей сте­пе­ни свое­вре­мен­на.

И в том смыс­ле, что она при­дет­ся кста­ти всем участ­ни­кам иду­щей в рос­сий­ском обще­стве поле­ми­ки о суще­стве и содер­жа­нии рос­сий­ской исто­рии и памя­ти.

И в том более важ­ном смыс­ле, что она дает чита­те­лю в сжа­том и ясном виде общее пред­став­ле­ние о совре­мен­ном состо­я­нии исто­ри­че­ской нау­ки, о кото­рой в непро­фес­си­о­наль­ной сре­де быту­ют поня­тия весь­ма смут­ные и по боль­шей части глу­бо­ко арха­и­че­ские. Даже лиде­ры обще­ствен­но­го мне­ния не счи­та­ют зазор­ным опе­ри­ро­вать исто­ри­че­ски­ми моде­ля­ми эпо­хи Нико­лая Карам­зи­на, и лишь немно­гие про­дви­га­ют­ся до мето­до­ло­ги­че­ских нова­ций Васи­лия Клю­чев­ско­го. Совер­шив­ши­е­ся в исто­ри­че­ской нау­ке в сле­ду­ю­щие пол­то­ра сто­ле­тия важ­ней­шие мета­мор­фо­зы широ­кой рос­сий­ской пуб­ли­ке прак­ти­че­ски неиз­вест­ны.

Эта кни­га пред­став­ля­ет собой в выс­шей сте­пе­ни доб­рот­ный очерк совре­мен­но­го состо­я­ния соб­ствен­но­го поля исто­ри­че­ско­го зна­ния и сопря­жен­ных с ним «при­клад­ных» поня­тий­ных обла­стей. Боль­шим досто­ин­ством рабо­ты явля­ет­ся отчет­ли­вое (что ред­кость в попу­ляр­ной лите­ра­ту­ре) раз­ве­де­ние и ана­лиз соот­но­ше­ния исто­рии как зна­ния и памя­ти как соци­аль­но­го инсти­ту­та. Содер­жа­тель­ный очерк исто­рии раз­ви­тия соб­ствен­но исто­ри­че­ской нау­ки до сере­ди­ны XX сто­ле­тия выдер­жан в пози­ти­вист­ской тра­ди­ции, вос­хо­дя­щей к Роби­ну Кол­линг­ву­ду, что, на наш взгляд, отно­сит­ся к чис­лу досто­инств кни­ги.

Педан­ты най­дут этот крат­кий очерк чрез­мер­но пунк­тир­ным; и дей­стви­тель­но, позд­ней­шие тен­ден­ции в раз­ви­тии исто­ри­че­ско­го зна­ния, вызван­ные «линг­ви­сти­че­ской ата­кой» 1960-х годов, изло­же­ны фраг­мен­тар­но, но это нель­зя ста­вить в вину авто­ру, посколь­ку сама эта про­бле­ма­ти­ка недо­ста­точ­но раз­ра­бо­та­на моно­гра­фи­че­ски, по край­ней мере в Рос­сии.

Во вся­ком слу­чае, этот исто­рио­гра­фи­че­ский обзор поис­ков нау­кой вер­но­го пути, неиз­беж­но сопря­жен­ных с попа­да­ни­ем в раз­но­об­раз­ные тупи­ки, зако­но­мер­но под­во­дит чита­те­ля к вос­при­я­тию глав­но­го автор­ско­го посла­ния. Заклю­ча­ет­ся оно в том, что исто­рия как зна­ние, окон­ча­тель­но при­знав тщет­ны­ми попыт­ки опи­сать про­шлое «как оно было на самом деле», во всей его пол­но­те, поло­жи­ла себе более скром­ную, но зато удо­бо­ис­пол­ни­мую зада­чу, реше­ние кото­рой доступ­но стро­гой про­вер­ке.

Рабо­та совре­мен­но­го исто­ри­ка — диа­лог с про­шлым. Исто­рик обра­ща­ет к исто­ри­че­ским источ­ни­кам некий вопрос, важ­ный для его совре­мен­ни­ков, и полу­ча­ет, при соблю­де­нии извест­ных про­це­дур, зна­чи­мый ответ. Из это­го поло­же­ния есть два важ­ных след­ствия, кото­рые так­же в кни­ге подроб­но иссле­ду­ют­ся.

Во-пер­вых, исто­рия посто­ян­но пере­пи­сы­ва­ет­ся. И это не дефект ее, а имма­нент­ное свой­ство, посколь­ку каж­дое сле­ду­ю­щее поко­ле­ние зада­ет про­шло­му вопро­сы, кото­рые не при­хо­ди­ли в голо­ву пред­ше­ствен­ни­кам (или они не осме­ли­ва­лись их зада­вать). Во-вто­рых, не суще­ству­ет ника­ко­го мате­ри­аль­но ося­за­е­мо­го и незыб­ле­мо объ­ек­тив­но­го «исто­ри­че­ско­го фак­та».

Исто­ри­че­ский факт есть резуль­тат про­из­ве­ден­ной исто­ри­ком рабо­ты, ответ на вопрос, истин­но или лож­но неко­то­рое утвер­жде­ние о про­шлом. Имен­но поэто­му наив­ный при­зыв — неред­ко обра­ща­е­мый к исто­ри­кам людь­ми неис­ку­шен­ны­ми — «гово­рить толь­ко о фак­тах», а интер­пре­та­цию оста­вить чита­те­лю, неис­пол­ним. «Факт» — толь­ко эле­мент в цепоч­ке дока­за­тельств. Одно­му собы­тию в про­шлом может соот­вет­ство­вать бес­ко­неч­ное мно­же­ство исто­ри­че­ских фак­тов в зави­си­мо­сти от того, с каким вопро­сом к нему адре­су­ет­ся исто­рик.

Подроб­но и ясно опи­са­ны в кни­ге труд­но­сти, с кото­ры­ми стал­ки­ва­ет­ся науч­ное исто­ри­че­ское зна­ние в обще­стве, сме­нив­шем в послед­ние пол­ве­ка «режим исто­рич­но­сти». В отли­чие от Антич­но­сти и Сред­не­ве­ко­вья, при­вер­жен­ных пас­се­из­му (про­шлое — более надеж­ная и цен­ная суб­стан­ция, неже­ли насто­я­щее), и Ново­го вре­ме­ни, жив­ше­го в режи­ме футу­риз­ма (про­шлое все­гда тем­ное; насто­я­щее — вре­мя борь­бы за свет­лое буду­щее, кото­рое оправ­да­ет эти жерт­вы), мы пере­шли в режим пре­зен­тиз­ма (насто­я­щее — един­ствен­ная под­лин­ность и цен­ность, втя­ги­ва­ю­щая в себя часть недав­не­го про­шло­го).

В свя­зи с этим обще­ство гораз­до мень­ше инте­ре­су­ет­ся отда­лен­ны­ми эпо­ха­ми, в раз­го­во­ре о кото­рых пре­иму­ще­ство обще­ствен­но­го дове­рия имел исто­рик, обла­да­ю­щий спе­ци­аль­ны­ми источ­ни­ко­вед­че­ски­ми навы­ка­ми; и гораз­до боль­ше вни­ма­ния уде­ля­ет недав­не­му про­шед­ше­му, в отно­ше­нии кото­ро­го могу­ще­ствен­ным кон­ку­рен­том про­фес­си­о­наль­но­го исто­ри­ка высту­па­ет соци­аль­ная память, на кото­рую ока­зы­ва­ют посто­ян­ное дав­ле­ние «поли­ти­че­ские, эко­но­ми­че­ские, куль­тур­ные и про­чие груп­по­вые инте­ре­сы». Имен­но поэто­му в прин­ци­пе невоз­мо­жен «еди­ный учеб­ник».

Слож­ное обще­ство все­гда будет иметь мно­же­ство част­ных нар­ра­ти­вов о про­шлом. И, по всей види­мо­сти, автор совер­шен­но спра­вед­ли­во ука­зы­ва­ет в каче­стве новых и еще не вполне отре­флек­си­ро­ван­ных задач про­фес­си­о­наль­ных исто­ри­ков «сши­ва­ние про­ти­во­ре­ча­щих нар­ра­ти­вов».

В тех слу­ча­ях, когда еди­но­го реше­ния в про­фес­си­о­наль­ном сооб­ще­стве не суще­ству­ет, автор спра­вед­ли­во ука­зы­ва­ет на опас­но­сти и при­зы­ва­ет к осто­рож­но­сти. Осо­бен­но важен и уме­стен этот при­зыв в раз­де­ле, посвя­щен­ном соот­но­ше­нию зна­ния и эти­ки, где кон­ста­ти­ру­ет­ся, что «неко­то­рые вари­ан­ты непро­ти­во­ре­чи­вых рас­ска­зов о про­шлом ока­зы­ва­ют­ся про­ти­во­ре­ча­щи­ми мораль­ным уста­нов­кам совре­мен­ной эпо­хи и, что осо­бен­но опас­но, могут воз­буж­дать враж­ду».

Нель­зя не отме­тить осо­бо, что авто­ру уда­ет­ся выдер­жать регистр попу­ляр­но­го рас­ска­за без ущер­ба для тон­ких раз­ли­че­ний, одно­вре­мен­но избе­гая чрез­мер­ной дета­ли­за­ции, уво­дя­щей иных сочи­ни­те­лей в схо­ла­сти­ку, и дать чита­те­лю поня­тие о раз­но­об­ра­зии точек зре­ния, пред­став­лен­ных ныне в исто­ри­че­ской нау­ке и смеж­ных куль­ту­ро­ло­ги­че­ских дис­ци­пли­нах.

Заклю­чая, в целом сле­ду­ет при­знать, что кни­га Ива­на Курил­лы может слу­жить пре­вос­ход­ным посо­би­ем как для чита­те­лей-неспе­ци­а­ли­стов, инте­ре­су­ю­щих­ся совре­мен­ным состо­я­ни­ем исто­ри­че­ско­го зна­ния и при­ро­дой «кон­флик­тов памя­тей», так и для сту­ден­тов-исто­ри­ков в каче­стве началь­но­го «вве­де­ния в спе­ци­аль­ность».

Ники­та Соко­лов

 

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Один комментарий

  • ИСТОРИЯ – это нау­ка, позна­ю­щая и рас­кры­ва­ю­щая зако­но­мер­но­сти обще­ствен­но­го про­цес­са оче­ло­ве­чи­ва­ю­ще­го само­раз­ви­тия чело­ве­ка. Лишь такое пони­ма­ние нау­ки ИСТОРИИ, спо­соб­но обес­пе­чить дей­ствен­ным исто­ри­че­ским зна­ни­ем созна­тель­ную орга­ни­за­цию дви­же­ния само­оче­ло­ве­чи­ва­ния людей, – все­мир­но­го соци­аль­но­го дви­же­ния, кото­рое пред­став­ля­ет собой про­цесс син­те­за оче­ло­ве­чи­ва­ю­щих отно­ше­ний обще­ствен­ной свя­зи посред­ством разум­ной само­ор­га­ни­за­ции самой фор­мы про­из­во­ди­тель­но­го, твор­че­ско­го обще­ния людей на всех уров­нях их повсе­днев­ной жиз­не­де­я­тель­но­сти.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com