«Врачу, исцелися сам!»

Катерина Губа

Катерина Губа

На начало учебного года Европейский университет в Санкт-Петербурге остался без лицензии. Это не означает, что университет полностью остановил свою работу: он временно перешел в статус НИИ, в котором не ведется образовательная деятельность, но продолжаются научные исследования, в том числе анализ регулирования высшего образования. Спусковым механизмом для нашего исследования послужил тот факт, что его объект фактически оказался на пороге университета. Благодаря открытым данным у нас появилась возможность получить объективную картину работы Рособрнадзора.

Одна из декларируемых целей Министерства образования и науки РФ — закрытие вузов, которые занимаются профанацией образования, поставляя дипломы на продажу. Один из необходимых для закрытия вуза шагов — это проверка вуза Рособрнадзором. Разумеется, закрытие государством фабрик липовых дипломов можно только поддержать. Однако для этого нужно, чтобы работа ведомства отвечала заявленной миссии.

Ведомство должно уметь отбирать для проверки те вузы, деятельность которых вызывает обоснованные подозрения. Нужно также, чтобы ведомство было способно на месте разобраться, действительно ли в вузе всё настолько плохо, что к нему нужно применить весь арсенал санкций. Открытые данные о работе Рособрнадзора скорее позволяют сделать следующий вывод: надзор в высшем образовании приносит больше вреда, чем пользы.

В 2000-х ведомство было далеко не так активно, как сейчас. Надзор в основном проходил в виде плановой проверки, которую в обязательном порядке должен был проходить каждый вуз раз в несколько лет. Выбор вуза для проверки не зависел от качества его работы. Рособрнадзор в этот период проводил внеплановые проверки, только если на вузы поступали официальные жалобы, что случалось редко. Об отсутствии оснований для особой подозрительности говорит тот факт, что частные и государственные вузы проверялись примерно одинаково (каждые 15 вузов из 100).

Ситуация начала меняться уже в 2013 году: общее число проверок осталось тем же, но увеличилось число проверок частных вузов (проверялось 6 из 100 бюджетных вузов и 22 из 100 частных). В последующие годы кампания по очищению высшего образования только набирала обороты. Резко увеличилось число проверок всех вузов, особенно частных. Сейчас по-прежнему частные вузы проверяются заметно чаще государственных — более чем в два раза.

В 2016 году на 100 государственных вузов приходилось 18 проверок, на 100 частных — 42. «Главные подозреваемые» — это частные вузы, даже если они показывают высокие результаты в образовательной и научной деятельности. Частный вуз может улучшать качество образовательной деятельности, наращивать исследовательский потенциал, однако, как показывают данные нашего мониторинга, улучшение по этим показателям не снизит вероятность его проверки.

О чем говорит изменение выбора целей в «пользу» частных вузов? Все силы ведомства оказались брошены на выполнение команды по очищению высшего образования. Выбор цели при этом происходит по пути наименьших затрат на принятие решения. Далеко не всегда выбираются сомнительные вузы, признанные неэффективными в результате мониторинга эффективности вузов. Вместо этого частные вузы в силу своего статуса считаются подозрительными, даже если речь идет об университете с самыми высокими показателями по ключевой деятельности вуза. По всей видимости, это еще одна история о том, насколько «эффективно» и какой ценой государственные ведомства умеют выполнять поставленные правительством задачи.

Ошибки в выборе цели для проверки были бы не так серьезны, если бы ведомство было способно оценить качество работы университета. Этим занимаются чиновники Рособрнадзора и эксперты, которые привлекаются к контрольно-надзорной деятельности. Рособрнадзор — это маленькое ведомство, без экспертов из вузовской среды он был бы не в состоянии проводить сотни проверок в год.

Бытует мнение, что единственный критерий, которому должен соответствовать эксперт, — это знание законодательства в области российского образования. Если это так, то не совсем ясно, зачем вообще требовать от эксперта опыта работы в вузах в роли руководителя или преподавателя (а это законодательное требование). Последний критерий указывает на то, что эксперт должен быть знаком с работой университетов.

Эксперты по надзору не только читают бумаги и сверяют их с нормативами. Они вправе наблюдать за ходом образовательного процесса, оценивать знания обучающихся, беседовать с преподавателями и студентами. Другими словами, опираясь в том числе на свой опыт работы в университете, эксперт должен решить, насколько деятельность вуза соответствует представлениям о качественном образовании.

Достаточно ли компетентны эксперты Рособрнадзора, чтобы заниматься такой работой? Как показывает анализ списка экспертов Рособрнадзора [1], слабые вузы особенно часто делегируют собственных экспертов (только 13% экспертов работают в сильных вузах). Более того, 36% экспертов представляют вузы, признанные неэффективными по показателю «образование»; 13% экспертов попали в базу «Диссернета» (в том числе и один из экспертов, который участвовал в проверке Европейского университета).

Возникают обоснованные сомнения в заключениях экспертов, приезжающих оценить качество образования и при этом работающих в сомнительных вузах. Ведь доверие к экспертизе во многом построено на доверии к тем, кто принимает участие в экспертизе. Рособрнадзор осознает значимость моральной культуры, призывая экспертов следовать этическому кодексу. Однако ведомство никак не ограждает от участия в экспертизе тех, кто уже замечен в нарушении норм, имеющих прямое отношение к научной и образовательной деятельности.

Открытые данные о работе Рособрнадзора позволяют увидеть те стороны работы ведомства, которые не соответствуют выполнению заявленной им миссии. Борьба за повышение качества в высшем образовании должна начинаться не с вузов, а с ведомства, которое не справляется с задачей помогать вузам становиться лучше.

Катерина Губа,
науч. сотр. Центра институционального анализа науки
и образования Европейского университета в Санкт-Петербурге

1. obrnadzor.gov.ru/ru/opendata/7701537808-Experts

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

19 комментариев

  • Алексей В. Лебедев:

    >Достаточно ли компетентны эксперты Рособрнадзора, чтобы заниматься такой работой? Как показывает анализ списка экспертов Рособрнадзора [1], слабые вузы особенно часто делегируют собственных экспертов (только 13% экспертов работают в сильных вузах). Более того, 36% экспертов представляют вузы, признанные неэффективными по показателю «образование»; 13% экспертов попали в базу «Диссернета» (в том числе и один из экспертов, который участвовал в проверке Европейского университета).

    Получается, что Рособрнадзор превращается в средство конкуренции или даже расправы слабых вузов над сильными и бесчестных преподавателей над честными.

  • Николай:

    ИМХО:

    Европейский университет, лишенный аккредитации, ставит под сомнение компетентность экспертов, проверяющих вузы, и обвиняет Рособрнадзор в предвзятом отношении к вузам частным.

    Это серьезное обвинение, которое, к сожалению, не очень хорошо обосновано:

    1. Списков экспертов два. Есть эксперты аттестованные (их 511 человек): obrnadzor.gov.ru/ru/opend...1537808-Experts/ и на этот список и ссылается Катерина Губа, а есть эксперты аккредитованные (их 2117 человек): obrnadzor.gov.ru/ru/activ...reditation/form/ и нужно бы разъяснить читатели — в чем отличие

    2. Ни в первой, ни во второй базе нет ссылок на место работы экспертов, их регалии и т.д. Тогда остается неясным откуда приведенные цифры, что 36% экспертов работают в неэффективных вузах. Это нужно обосновать, дать ссылку на источник и т.д.

    3. Цифры по числу проверок частных и государственных вузов погодам. Откуда они взяты? Нужно дать ссылку хотя бы на первичный источник информации

    Иначе, возникает ощущение, что утверждения голословны.

    Вообще у нас очень интересно. Ведь как должно быть, наиболее авторитетные ученые, администраторы привлекаются к процессу аккредитации с тем, чтобы подсказать — как лучше работать. И они, по идее, способствуют повышению качества работы в системе в целом. Вместо этого аккредитация превращается в грандиозный «шухер», печатается огромное количество бумаг-отчетов, каждую аккредитацию новая фишка — сейчас популярны инвалиды и под это надо делать пандусы, туалеты, даже если у вас нет ни одного инвалида в вузе и т.д.

    И еще, я еще понимаю «шухер» в отношении вузов государственных, налогоплательщики платят налоги, они идут на финансирование бюджетных мест и государевы люди (эксперты) вправе проверить насколько эффективно расходуются эти средства (кстати за это отвечает не Минобр, а Казначейство, т.е. Минфин).

    А частные вузы тут при чем? К нам пришел потребитель, он платит свои кровные. Если ему нравится — он учится, если нет — он уходит. Если кто-то тупо продают дипломы, то идиоты те, кто покупает эти филькины грамоты. Над ним же самим будут потом смеяться. Это его сигнал в мир о том, какой он дурак.

    Росакредагентство тоже дает сигнал. И я надеюсь, что маленькая процитированная мною заметка в газете «Троицкий вариант» даст начало большой дискуссии о том, насколько этот сигнал достоверен

    • Ash:

      «А частные вузы тут при чем?»

      Наш нынешний Минобр — остаток советской системы централизованного управления, в значительной степени отключённый от реального сектора экономики как в силу ликвидации основных составляющих системы централизованного управления экономикой в целом, так и в силу объективной ненужности большого количества образованных людей для производства сырья.

      Минобр не был реформирован для учёта рыночных секторов нашей экономики, поскольку их потребности в специалистах тоже невелики.

      Другими словами: основным (нерыночным) секторам много специалистов не нужно, так как те из них, у кого есть деньги, не занимаются высокотехнологичным производством, а рыночным секторам много специалистов тоже не нужно, потому что эти секторы сравнительно малы.

      В результате Минобр пытается управлять рыночными ВУЗами не просто советскими методами, а испорченной модификацией последних.

      И привести его в адекватное состояние некому, ибо незачем.

      • Алексей В. Лебедев:

        Добавлю только, что наша экономика (уже и пока) не является замкнутой, и задача российских вузов не только в подготовке специалистов для российской экономики, но и в обучении иностранных студентов, которые еще для этого обращаются. В том числе, в Европейском университете училось немало иностранных студентов, за свои деньги, тем самым принося их в нашу экономику. Так что его закрытие позор еще и поэтому.

    • Алексей В. Лебедев:

      >Ведь как должно быть, наиболее авторитетные ученые, администраторы привлекаются к процессу аккредитации с тем, чтобы подсказать — как лучше работать.

      Подозреваю, что авторитетные люди, сотрудники сильных вузов и т.п. обычно просто не хотят и не соглашаются стать экспертами Рособрнадзора, участвовать в этих безумных процедурах, а соглашаются больше те, кто хочет поднять свой статус и заработать денег, особо не рефлексируя. Так что отрицательный отбор уже на входе.

      >А частные вузы тут при чем?

      Я тоже об этом задумывался. Видимо, дело в том, что хотя вузы и частные, но выдают дипломы государственного образца, дают официальное высшее образование, прописанное в разных местах государственного законодательства и т.п. То есть государство формально заботится о том, чтобы никто его не позорил и не получал незаслуженное через лазейки. Ведь вот конторы, где учат магии и астрологии, и выдают свои сертификаты, никто не кошмарит.

  • Николай:

    Бизнесу не нужны дипломы гособразца, бизнесу нужен профессионал. Тогда пусть государство распространяет свои дурацкие требования на свою, государственную систему. А оно выходит за рамки и распространяет регулятивные нормы на то, к чему не имеет отношения. Например, меня достали эти общепрофессиональные дисциплины. Они не нужны для подготовки профессионала, точнее они крадут время у тех дисциплин, которые формируют профессию. В результате и выходят из стен вуза недоучившиеся люди. И примеров подобным масса

    • Ash:

      1. «Бизнесу не нужны дипломы гособразца, бизнесу нужен профессионал.»

      Бизнес бизнесу рознь.

      Например, тот же метрополитен бизнесом не является — в том смысле, что по рыночным правилам работать не может. И у нас львиная доля экономики состоит таких нерыночных «бизнесов».

      Все эти производства должны быть под централизованным управлением. Для них абсолютно необходимы дипломы гособразца.

      2. «...эти общепрофессиональные дисциплины. Они не нужны для подготовки профессионала...»

      А, например, секторы торговли, услуг и т.п. у нас являются рыночными.

      Для них диплом гособразца, вообще говоря, не нужен.

      3. Но различий между этими двумя основными видами экономической активности у нас почти никто не понимал и не понимает.

      Отсюда и проблемы.

    • Алексей В. Лебедев:

      Во-первых, тут частный случай того, как благие намерения (в данном случае, защита граждан от мошенников и некачественных услуг, ценность всестороннего развития и т.п.) при их воплощении государственным аппаратом неизбежно искажаются иногда до полной противоположности. Аналогичное происходит в мерах безопасности и т.п. Тут, конечно, нужен какой-то общественно приемлемый компромисс. Но его еще нужно искать...

      Во-вторых, и бизнес далеко не всегда ведет себя рационально. Работодатели сейчас часто требуют высшее образование, в том числе где оно совсем не нужно, воспринимая его скорее как «сито» для отбора людей с лучшими индивидуальными качествами, при этом в малой степени оценивая его с содержательной стороны и тем более не ожидая профессионализма (иначе у нас была бы массовая безработица).

      • Ash:

        1. «...как благие намерения...»

        В данном случае благие намерения противоречат математике и аналогичны попыткам проветрить комнату путём «ручного» отлова ненужных молекул.

        2. «...при их воплощении государственным аппаратом неизбежно искажаются...»

        Отсюда и искажения — нельзя реализовать нереализуемое.

        3. «Аналогичное происходит в мерах безопасности...»

        Совершенно верно. Там наши управленцы тоже не в состоянии отличить стохастическую систему, где результат может быть сформулирован только в вероятностных терминах, от детерминированной.

        4. «...нужен какой-то общественно приемлемый компромисс.»

        Перед тем, как искать какое бы то ни было компромиссное решение, нужно сначала понять, в каких границах это решение в принципе может находиться.

        Сейчас нет даже понимания такой необходимости.

        5. «...бизнес далеко не всегда ведет себя рационально.»

        Как раз от бизнеса, в отличие от государственных управленцев, вообще никакой рациональности не требуется.

        Тот, кто ведёт себя менее рационально по сравнению с остальными, просто становится банкротом — вот и всё.

  • Николай:

    Те, кто не вел себя рационально уже давно съели, лет эдак пару миллионов назад

    • Алексей В. Лебедев:

      Ну, так на их место все время приходят новые, такие же или еще хуже. Это же динамическая система.

      Во всяком случае, прежде чем затевать какие-то радикальные реформы в этом направлении, следует провести анализ реальной ситуации, во-первых, изучить объявления о приеме на работу, как часто в них встречается требование высшего образования и насколько оно оправдано, во-вторых, провести опрос среди работодателей, насколько они готовы принимать на работу людей без высшего образования, но с сертификатами каких-то курсов и т.д.

      • Ash:

        «...изучить объявления о приеме на работу...»

        Ничего этого делать не нужно.

        Вы не понимаете как работают рыночные системы и пытаетесь подходить к ним с точки зрения отдельного домохозяйства, что является стандартной ошибкой.

        В вопросах, где речь идёт о простой осмотрительности покупателя (caveat emptor), регулятор должен обеспечить рыночные условия: предсказуемое поведение системы в среднем на адекватном интервале времени, а также стандартное антимонопольное регулирование (ну и эффективный санитарный и пожарный надзор и т.п.).

        Дальше нужно отойти в сторону и не мешать рынку (laissez-faire).

        • Алексей В. Лебедев:

          Я зато понимаю, в какой стране мы живем.

          Вот, например, какие тексты вылезают при поиске на «диплом государственного образца»:

          www.kakprosto.ru/kak-8486...tvennogo-obrazca

          Согласно ст. 27 Закона РФ «Об образовании», занимать должности, к которым установлены определенные квалификационные и образовательные требования, могут любые специалисты, имеющие дипломы о высшем профессиональном образовании вне зависимости от того, государственного или негосударственного они образца. В федеральном законодательстве также не оговаривается ограничений при устройстве на работу с дипломом установленного образца и в государственные структуры, хотя ошибочное мнение об этом и существует. Но на практике диплом установленного образца не котируется высоко, поскольку не гарантирует качество полученного выпускником образования и не служит подтверждением, что вами получен тот минимум специальных знаний, которые установлены российскими образовательными ГОСТами. При прочих равных условиях, работодатель всегда предпочтет специалиста, уровень образования которого подтверждается дипломом государственного образца.

          fb.ru/article/274507/chem...sya-za-granitsey

          Абитуриентам, выбирающим высшее учебное заведение, стоит обращать внимание на такие образовательные организации, которые имеют аккредитацию. Дипломы государственного образца ценятся работодателями. Негосударственные документы воспринимаются только в виде красивых бумажек.

          И так далее...

          Спрашивается: сколько времени понадобится нашему рынку, чтобы перестроиться, и сколько молодых людей, выпускников вузов, пострадает за это время, при массовой выдаче негосударственных дипломов?

          • Ash:

            «...сколько времени понадобится нашему рынку, чтобы перестроиться...»

            Не так уж много времени. Просто начинать нужно с выделения специальностей, которые практически не нужны в нерыночных секторах. Нужно прекращать обучение за счёт бюджета всяких менеджеров по продажам, туризму и т.д.

            Одновременно нужно создавать условия для нормальной работы коммерческих учебных заведений, как с точки зрения снижения ставок по образовательным кредитам, так и с точки зрения регулирования этой сферы Минобром. Последнее необходимо постепенно снижать до нуля — в итоге Минобр не должен иметь никакого прямого отношения к обучению специалистов для рыночных секторов.

            Если всё сделать более-менее разумно, то со стороны Минобра примерно в 6-10 лет нетрудно уложиться. Намного сложнее разобраться со ставками по кредитам, для чего нужно приводить в человеческое состояние банковскую систему. В частности, нужно немедленно прекратить делать вид, что банки типа «Открытия» — частные. С другой стороны, нужно дать необходимую свободу рук и кредиты по разумным ставкам для мелких банков.

            Главное в данном узком вопросе — чётко сориентировать население, что государство людей по указанным специальностям учить не будет, а сосредоточится на нерыночных секторах — там нужно наводить порядок централизовано.

            Чем меньше государство вмешивается в деятельность сферы услуг, торговли и т.п. — тем лучше.

            • Алексей В. Лебедев:

              Кто о чем, вы о ставках по кредитах, а я о живых людях.

              Я говорю о том, что задача не только в том, чтобы перестроить производство специалистов, но и чтобы перестроить их потребление. Это проблема перестройки сознания в массовом масштабе. Как вы убедите работодателей больше не спрашивать с людей дипломы государственного образца? Как вы убедите их доверять выпускникам негосударственных вузов? Что вы скажете молодым людям, которые не найдут хорошей работы из-за этих предубеждений?

              • Ash:

                1. «...чтобы перестроить их потребление.»

                Так и я об этом.

                2. «Это проблема перестройки сознания в массовом масштабе.»

                «Бытие определяет сознание.»

                3. «Как вы убедите работодателей больше не спрашивать с людей дипломы государственного образца?»

                Никак. Просто в природе по нужным работодателям из сектора услуг специальностям не будет существовать дипломов государственного образца. Работодатели смогут требовать только дипломы по совершенно ненужным этим работодателям специальностям. И при подготовке обладателей этих дипломов интересы указанных работодателей никак не будут учитывать.

                Если работодатель в области гостиничного бизнеса будет требовать диплом инженера-атомщика — это проблемы работодателя. Если взятый таким образом человек будет работать в гостинице хорошо — замечательно, а если плохо, то это будет никому, кроме работодателя, не интересно.

                4. «Как вы убедите их доверять выпускникам негосударственных вузов?»

                Выпускники негосударственных ВУЗов будут приносить больше прибыли — вот и всё.

                5. «Что вы скажете молодым людям, которые не найдут хорошей работы из-за этих предубеждений?»

                Перед тем, как идти в негосударственный ВУЗ, молодые люди изучат, котируются ли дипломы этого ВУЗа. И, вообще говоря, всегда будет небольшой процент людей, которые не смогут устроиться по специальности. Причин может быть очень много, но с этим ничего сделать нельзя.

                ---------------

                Роль государства — обеспечить предсказуемое развитие сектора в целом, то есть чтобы человек мог представить себе будущее этого сектора и принять обоснованное решение.

                Но внутри сектора должен быть рынок.

                • Алексей В. Лебедев:

                  >Просто в природе по нужным работодателям из сектора услуг специальностям не будет существовать дипломов государственного образца. Работодатели смогут требовать только дипломы по совершенно ненужным этим работодателям специальностям.

                  Во-первых, останутся люди, которые получили эти дипломы раньше. Они будут цениться больше. Замедлится смена кадров, новые не будут востребованы. Во-вторых, в бизнесе и сейчас работает много людей не по специальности (если, как я уже писал, воспринимать высшее образование как "сито).

                  >Выпускники негосударственных ВУЗов будут приносить больше прибыли — вот и всё.

                  Для этого, как минимум, нужно, чтобы кто-то предоставил им такую возможность.

                  Давайте вспомним, например, такую историю, что женщинам дано право получать высшее образование по тем же специальностям, что мужчинам, уже очень давно. Тем не менее, многие работодатели предпочитают брать на работу мужчин, а не женщин, несмотря на все успехи женщин в разных местах, о которых можно слышать.

                  >Роль государства — обеспечить предсказуемое развитие сектора в целом

                  Верно, но если предсказывать без учета реальной ситуации, воспринимая людей как абстрактных экономических агентов, рационально оптимизирующих доход, а не реальных людей, с их мыслями и чувствами, и в том числе, стереотипами и заблуждениями, такое предсказание будет неверным.

                  • Ash:

                    1. «...останутся люди, которые получили эти дипломы раньше. Они будут цениться больше.»

                    Вполне возможно. Ничего страшного в этом нет.

                    2. «Замедлится смена кадров, новые не будут востребованы.»

                    Если во время переходного периода (скажем, 6-10 лет) выяснится, что какие-то учебные заведения выпускают не очень востребованных специалистов, то выпуск будет сокращён, а, возможно, и прекращён полностью.

                    Никаких значительных проблем это не вызовет. Все, кому был обещан государством диплом, его получат. Новые абитуриенты будут знать, что такого диплома никто никогда уже получить не сможет, и выберут, если нужно, другую специальность.

                    3. «...в бизнесе и сейчас работает много людей не по специальности...»

                    Как раз по этой причине любое временное или даже постоянное прекращение выпуска некоторых специалистов для рыночных секторов сколько-нибудь заметным образом ни на чём не скажется.

                    4. «...нужно, чтобы кто-то предоставил им такую возможность.»

                    С этим разберётся «рука рынка». У работодателей будут два варианта: либо нанять специалиста, подготовленного по нужной им программе, либо подготовленного для совершенно других целей, но зато с государственным дипломом.

                    Если окажется, что инженеры-атомщики в среднем справляются с работой в гостинице примерно также, как и люди, специально обученные ведению гостиничного бизнеса, то отсюда следует, что специальные учебные заведения для подготовки последних просто не нужны. Больше ничего.

                    5. «...многие работодатели предпочитают брать на работу мужчин, а не женщин...»

                    У мужчин есть одно огромное (с точки зрения работодателей) преимущество — они не рожают.

                    И даже несмотря на это психофизические возможности женщин позволяют им заниматься некоторыми видами деятельности, которые мужчины просто не выдерживают.

                    6. «...но если предсказывать без учета реальной ситуации...»

                    Предсказание без учёта реальной ситуации — любимое занятие наших экономистов. Скажем, они запросто могут промахнуться на триллиончик рублей доходов бюджета за полгода.

                    7. «...воспринимая людей как абстрактных экономических агентов, рационально оптимизирующих доход...»

                    Это наши макроэкономисты тоже очень любят.

                    8. «...а не реальных людей, с их мыслями и чувствами, и в том числе, стереотипами и заблуждениями...»

                    Вот именно к таким предсказаниям я и призываю. Делать их не очень сложно, потому что стереотипы большого количества людей обладают огромной инерцией. И потому нетрудно подобрать нужные параметры модели.

                    Всё это хорошо известно для технических устройств.

  • Алексей В. Лебедев:

    Вот была статья, как работает Рособрнадзор

    indicator.ru/article/2017/04/05/rosobrnadzor/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com