Астероидная лихорадка уже началась

Борис Шустов. Фото Н. Деминой

Борис Шуст­ов.
Фото Н. Деми­ной

О том, поче­му не за гора­ми пого­ня за асте­ро­и­да­ми и как мож­но обес­пе­чить асте­ро­ид­ную без­опас­ность, мы пого­во­ри­ли с докт. физ.-мат. наук, про­фес­со­ром, чле­ном-кор­ре­спон­ден­том РАН, науч­ным руко­во­ди­те­лем Инсти­ту­та аст­ро­но­мии РАН Бори­сом Шуст­о­вым. Бесе­до­ва­ла Ната­лия Деми­на.

— Вы гово­ри­ли, что в буду­щем нач­нет­ся боль­шая кон­ку­рен­ция зем­лян за асте­ро­и­ды. Поче­му асте­ро­и­ды ста­нут таки­ми вос­тре­бо­ван­ны­ми?

— Когда гово­рят о ресур­сах и о том, что боль­шин­ство кон­флик­тов и даже войн про­ис­хо­дит из-за ресур­сов, то на ум при­хо­дят преж­де все­го энер­го­но­си­те­ли — нефть, газ. Даже вода может быть при­чи­ной меж­ду­на­род­ных спо­ров. Как вы зна­е­те, вода явля­ет­ся очень серьез­ным ресурс­ным аргу­мен­том во мно­гих кон­флик­тах на Ближ­нем Восто­ке.

Но есть и дру­гие ресур­сы, кото­рые не очень «вид­ны на поверх­но­сти», но они есть. Напри­мер, смарт­фон — тот гад­жет, кото­рый вы сей­час пере­до мной дер­жи­те, — вклю­ча­ет в себя мик­ро­грам­мы пла­ти­ны. Совре­мен­ная элек­тро­ни­ка без пла­ти­ны не может. Но посколь­ку гад­же­ты про­из­во­дят­ся в мас­со­вом мас­шта­бе, то, по неко­то­рым оцен­кам, на Зем­ле оста­лось пла­ти­ны на срок от 30 до 1000 лет. Ниж­няя гра­ни­ца уже насто­ра­жи­ва­ет и почти срав­ни­ма с ана­ло­гич­ны­ми оцен­ка­ми запа­сов неф­ти.

Есть и дру­гие вос­тре­бо­ван­ные эле­мен­ты, напри­мер никель. Его запа­сы тоже не бес­ко­неч­ны. Мы добы­ва­ем тяже­лые эле­мен­ты из зем­ной коры. Когда Зем­ля была в рас­плав­лен­ном состо­я­нии, то все тяже­лые эле­мен­ты пото­ну­ли, и сей­час они нахо­дят­ся в ядре Зем­ли, желез­ном ядре. Но те эле­мен­ты, что в даль­ней­шем были при­вне­се­ны позд­ни­ми бом­бар­ди­ров­ка­ми Зем­ли асте­ро­и­да­ми, нахо­дят­ся на поверх­но­сти нашей пла­не­ты. Поэто­му и воз­ник­ла идея: нель­зя ли исполь­зо­вать асте­ро­и­ды как источ­ни­ки важ­ных полез­ных иско­па­е­мых, что назы­ва­ет­ся, in situ?

Речи о том, что­бы доста­вить боль­шой асте­ро­ид на Зем­лю, пока не идет, но про­ра­бот­ка тех­но­ло­гий добы­чи тяже­лых ред­ко­зе­мель­ных и дру­гих эле­мен­тов, той же пла­ти­ны или нике­ля, в кос­мо­се, на асте­ро­и­дах, — уже вовсю раз­ви­ва­ет­ся. Этот рынок появил­ся еще несколь­ко лет назад. Было созда­но несколь­ко ком­па­ний; сре­ди них, напри­мер, Planetary Resources. Это аме­ри­кан­ские ком­па­нии с уча­сти­ем раз­но­го капи­та­ла: выше­на­зван­ная — с уча­сти­ем люк­сем­бург­ско­го капи­та­ла и при под­держ­ке пра­ви­тель­ства Люк­сем­бур­га. Цели у них постав­ле­ны на 30–100 лет впе­ред.

Гон­ка, полу­чив­шая в США назва­ние новой золо­той лихо­рад­ки, нача­лась. Толь­ко сей­час это гон­ка за меж­пла­нет­ны­ми ресур­са­ми. Преж­де все­го речь идет об асте­ро­и­дах. Коме­ты тоже содер­жат полез­ные иско­па­е­мые, но у боль­шин­ства комет такие высо­кие ско­ро­сти, что тре­бу­ют­ся огром­ные затра­ты по при­ко­ме­чи­ва­нию, а вот асте­ро­и­ды явля­ют­ся более удоб­ны­ми для посад­ки и добы­чи иско­па­е­мых. Чело­ве­че­ство уже име­ет опыт посад­ки, а так­же забо­ра и даже достав­ки грун­та с асте­ро­и­дов. Мик­ро­ско­пи­че­ские коли­че­ства веще­ства асте­ро­и­да Ито­ка­ва были достав­ле­ны на Зем­лю япон­ским кос­ми­че­ским аппа­ра­том «Хаябу­са» («Сокол»).

Неко­то­рые из асте­ро­и­дов явля­ют­ся желе­зо­ни­ке­ле­вы­ми. Пред­став­ля­е­те — огром­ная кило­мет­ро­вая глы­ба, состо­я­щая из желе­за и нике­ля. Но это озна­ча­ет, что там есть и пал­ла­дий, и пла­ти­на, и куча вся­ких ред­ко­зе­мель­ных эле­мен­тов. Их сто­и­мость оце­ни­ва­ет­ся во мно­гие мил­ли­ар­ды и даже трил­ли­о­ны дол­ла­ров. Всё зави­сит от рын­ка. В послед­нее вре­мя никель вырос в цене в два раза, и сто­и­мость таких асте­ро­и­дов тоже вырос­ла. Как толь­ко сто­и­мость тех мате­ри­а­лов, кото­рые могут быть добы­ты, и их добы­чи, транс­пор­ти­ров­ки с асте­ро­и­дов на Зем­лю срав­ня­ет­ся, мы полу­чим уже не про­сто под­го­тов­ку, а реаль­ный про­цесс гон­ки за эти­ми меж­пла­нет­ны­ми руд­ни­ка­ми.

— А поче­му вы назы­ва­е­те это гон­кой? Ведь гон­ка — это когда важ­но, кто пер­вый и кто застол­бит уча­сток…

— Я исполь­зую аме­ри­кан­ский тер­мин gold rush («золо­тая лихо­рад­ка»), хотя золо­то здесь не глав­ная цель. Так же как и на Аляс­ке на рубе­же XIX и XX веков, кто пер­вый осво­ит и нач­нет исполь­зо­вать эти ресур­сы, тот полу­чит боль­шое пре­иму­ще­ство.

Еще один мате­ри­ал, кото­рый даже более ценен, чем эти ред­кие метал­лы, — это вода. Асте­ро­и­ды, хотя они и каме­ни­стые, содер­жат мно­го воды. Добы­ча воды из асте­ро­и­дов счи­та­ет­ся одним из глав­ных пер­спек­тив­ных и важ­ных про­ек­тов, пото­му что вода — это даже не обес­пе­че­ние чьей-то жиз­не­де­я­тель­но­сти, а преж­де все­го топ­ли­во.

Это важ­ный энер­ге­ти­че­ский ресурс. Мы можем с помо­щью сол­неч­ной энер­гии пря­мо в кос­мо­се про­из­во­дить гид­ро­лиз воды на кис­ло­род и водо­род, полу­чая боль­шие запа­сы топ­ли­ва.

Имен­но поэто­му совре­мен­ные пред­став­ле­ния о том, как чело­ве­че­ство будет рас­про­стра­нять­ся в даль­ней­шем в пре­де­лах Сол­неч­ной систе­мы, в зна­чи­тель­ной сте­пе­ни свя­за­но с тем, что мож­но будет извле­кать топ­ли­во в кос­мо­се, т. е. на месте. Это намно­го дешев­ле, чем его транс­пор­ти­ро­вать с Зем­ли. Вы, воз­мож­но, слы­ша­ли о фор­му­ле Циол­ков­ско­го (или урав­не­нии Мещер­ско­го). Соглас­но этой рабо­чей фор­му­ле для меж­пла­нет­ных поле­тов нуж­но при­вез­ти с собой на про­ме­жу­точ­ную (око­ло­зем­ную) орби­ту боль­шое коли­че­ство топ­ли­ва, что­бы раке­та потом смог­ла набрать нуж­ную ско­рость. А в слу­чае асте­ро­и­дов топ­ли­во мож­но брать на месте. Это очень важ­ный ресурс, о добы­че кото­ро­го дума­ют абсо­лют­но серьез­но. И бога­тые стра­ны, кото­рые могут потра­тить день­ги не толь­ко на выжи­ва­ние, но и на буду­щее, на пер­спек­ти­ву, напри­мер ОАЭ, зака­зы­ва­ют такие рабо­ты как сво­им, так и зару­беж­ным науч­ным орга­ни­за­ци­ям.

Наш Инсти­тут аст­ро­но­мии тоже участ­во­вал в таком иссле­до­ва­нии. Я как науч­ный руко­во­ди­тель инсти­ту­та дал груп­пе моло­де­жи эту рабо­ту, что­бы и под­за­ра­бо­та­ли, и поши­ре посмот­ре­ли на мир, и устре­ми­ли свои иссле­до­ва­ния в буду­щее. Я посмот­рел итог их рабо­ты — сде­ла­но хоро­шо, хотя мож­но было «копать» еще глуб­же.

Посколь­ку день­ги идут от биз­не­са, то заказ­чи­ки про­сят нас: ука­жи­те, какой асте­ро­ид наи­бо­лее ценен и лег­ко­до­сти­жим. Такие кан­ди­да­ты есть, но рабо­та по поис­ку самых пер­спек­тив­ных кан­ди­да­тов тре­бу­ет серьез­ных иссле­до­ва­ний, пото­му что абсо­лют­но уве­рен­но ска­зать, из чего состо­ит асте­ро­ид, не так-то про­сто. На пер­вом эта­пе мы можем это делать толь­ко дистан­ци­он­но, исхо­дя из иссле­до­ва­ний спек­тров отра­жен­но­го от асте­ро­и­да излу­че­ния Солн­ца, и по этой спек­траль­ной инфор­ма­ции понять, из чего состо­ит верх­няя «кор­ка» асте­ро­и­да, кото­рая и отра­жа­ет свет.

Эту тех­но­ло­гию еще надо дово­дить до совер­шен­ства, но, по край­ней мере, мы зна­ем несколь­ко асте­ро­и­дов, кото­рые уже могут пред­став­лять ком­мер­че­ский инте­рес на бли­жай­шую пер­спек­ти­ву. Фун­да­мен­таль­ная нау­ка здесь отве­ча­ет очень прак­ти­че­ским потреб­но­стям все­го чело­ве­че­ства, необ­хо­ди­мо­сти, кото­рая не сей­час, но очень ско­ро воз­ник­нет.

— Пра­виль­но я пони­маю, что такие иссле­до­ва­ния зака­зы­ва­ют, напри­мер, Араб­ские Эми­ра­ты, а рос­сий­ской вла­сти они пока не кажут­ся акту­аль­ны­ми или на них пока не хва­та­ет денег? Рос­сия вклю­чи­лась в эту гон­ку или она пока сто­ит в сто­роне?

— Да, тор­мо­зим. И не толь­ко в этом. У меня есть ака­де­ми­че­ское (от Рос­сий­ской ака­де­мии наук — РАН) пору­че­ние, я пред­се­да­тель экс­перт­ной груп­пы по кос­ми­че­ским угро­зам при Сове­те РАН по кос­мо­су. Одна из этих угроз (наря­ду с про­бле­ма­ми кос­ми­че­ско­го мусо­ра и «кос­ми­че­ской пого­ды») — асте­ро­ид­но-комет­ная опас­ность (АКО). Пока рос­сий­ские вла­сти раз­ду­мы­ва­ют, зани­мать­ся ли все­рьез этой про­бле­мой, мир уже ушел дале­ко. В США при NASA суще­ству­ет отдел (office) по про­бле­ме АКО, и бюд­жет это­го под­раз­де­ле­ния вполне соли­ден — 40 млн долл. в год поми­мо спе­ци­аль­ных про­ек­тов, кото­рые сто­ят доро­же.

Вполне логич­но, что сей­час 98% инфор­ма­ции об опас­ных телах идет из аме­ри­кан­ских источ­ни­ков! К сожа­ле­нию, вклад Рос­сии очень незна­чи­тель­ный, прак­ти­че­ски люби­тель­ский. На самом деле, если хочешь быть отно­си­тель­но инфор­ма­ци­он­но неза­ви­си­мым госу­дар­ством, да и про­сто участ­во­вать достой­но в меж­ду­на­род­ной коопе­ра­ции, нуж­но вно­сить свой и науч­ный, и финан­со­вый вклад. Когда неко­то­рые из наших чинов­ни­ков гово­рят, что, мол, аме­ри­кан­цы наблю­да­ют, состав­ля­ют ката­ло­ги и базы дан­ных, а вы може­те отту­да чер­пать инфор­ма­цию и делать свои заклю­че­ния, то, конеч­но, это мож­но делать, но вто­рич­ное поло­же­ние нашей нау­ки в этом направ­ле­нии не изме­нит­ся.

Важ­но пони­мать, что речь идет о прак­ти­че­ской сто­роне дела, в том чис­ле и о без­опас­но­сти (ведь это эле­мент кос­ми­че­ской угро­зы), и без соб­ствен­ных работ и уча­стия в меж­ду­на­род­ной коопе­ра­ции нель­зя. Невоз­мож­но же прий­ти и ска­зать: «Здрав­ствуй­те, давай­те коопе­ри­ро­вать­ся, мы ниче­го не дадим, но где мож­но полу­чить ваши резуль­та­ты?» Рос­сия сама долж­на про­яв­лять актив­ность на этих направ­ле­ни­ях.

Мы сей­час зани­ма­ем­ся рядом про­ек­тов. Феде­раль­ный закон «О кос­ми­че­ской дея­тель­но­сти» 2015 года преду­смат­ри­ва­ет, что Рос­кос­мос дол­жен забо­тить­ся по край­ней мере о пре­ду­пре­жде­нии кос­ми­че­ских угроз. Так, как это сде­ла­но в США, где NASA тоже не сра­зу нача­ло зани­мать­ся этой тема­ти­кой, была дол­гая борь­ба, но в 1995 году Кон­гресс про­сто при­ка­зал NASA зани­мать­ся этим и выде­лил необ­хо­ди­мые сред­ства. А наши чинов­ни­ки из Рос­кос­мо­са до послед­не­го вре­ме­ни отго­ва­ри­ва­лись тем, что в (ста­ром) законе не было напи­са­но, что это нуж­но делать.

Этой про­бле­мой не может зани­мать­ся один инсти­тут, даже такой боль­шой, как ЦНИИ­Маш или ИКИ РАН. Все наши «боль­шие» инсти­ту­ты всё рав­но бед­ные, а тех­ни­ка, кото­рая необ­хо­ди­ма для обес­пе­че­ния кос­ми­че­ской без­опас­но­сти, неде­ше­ва, осо­бен­но тех­ни­ка кос­ми­че­ско­го бази­ро­ва­ния. И вооб­ще эта про­бле­ма — дело обще­го­су­дар­ствен­ное. Как я уже упо­ми­нал, в США этим зани­ма­ет­ся спе­ци­аль­но выде­лен­ный орган. В ЕС создан дирек­то­рат по кос­ми­че­ским угро­зам при Евро­пей­ском кос­ми­че­ском агент­стве. И нам в прин­ци­пе нуж­но иметь при­мер­но такую же струк­ту­ру…

— Сво­е­го рода МЧС по кос­мо­су?

— Да. Как раз с МЧС у нас пони­ма­ние необ­хо­ди­мо­сти такой рабо­ты есть. В послед­ний раз мы с ним выпу­сти­ли кни­гу под общей редак­ци­ей мини­стра МЧС В. А. Пуч­ко­ва. Она назы­ва­ет­ся «Асте­ро­ид­но-комет­ная опас­ность: стра­те­гия про­ти­во­дей­ствия».

Вокруг этих тем, свя­зан­ных и с асте­ро­ид­ной опас­но­стью, и с добы­чей иско­па­е­мых, жут­кое коли­че­ство вся­кой шелу­хи. Неко­то­рые дея­те­ли СМИ и псев­до­уче­ные дела­ют биз­нес, под­ни­ма­ют шум, пуга­ют людей. Мы хоро­шо зна­ем, как у нас дуты­ми сен­са­ци­я­ми пыта­ют­ся при­влечь вни­ма­ние и руко­вод­ства стра­ны, и СМИ. Поэто­му мно­гие серьез­ные уче­ные осто­рож­но отно­сят­ся к этой теме. Но на самом деле это нор­маль­ная нау­ка, очень инте­рес­ная.

В мире раз в два года про­во­дит­ся самая солид­ная кон­фе­рен­ция по пла­не­тар­ной защи­те. Послед­няя была в мае 2017 года в Токио. Там были исклю­чи­тель­но инте­рес­ные с точ­ки зре­ния любой фун­да­мен­таль­ной нау­ки докла­ды: по аст­ро­но­мии, лазер­ной физи­ке, гео­хи­мии, гео­ло­гии, кос­мо­го­нии и даже пси­хо­ло­гии.

Мы пред­ста­ви­ли там несколь­ко докла­дов; один из них по очень инте­рес­ной и важ­ной про­бле­ма­ти­ке. Зна­е­те, поче­му челя­бин­ский метео­рит не был обна­ру­жен и не мог быть обна­ру­жен ника­ки­ми назем­ны­ми сред­ства­ми?

— Он шел как-то про­тив солн­ца?

— С днев­но­го неба. На днев­ном небе такие тела опти­че­ски­ми теле­ско­па­ми не обна­ру­жишь. А рада­ры рабо­та­ют лишь на отно­си­тель­но малых даль­но­стях. Что тол­ку обна­ру­жить асте­ро­ид за пять минут до паде­ния? Уже позд­но что-то суще­ствен­ное делать, напри­мер про­во­дить эва­ку­а­цию. А мы пред­ло­жи­ли идею: поста­вить теле­скоп на срав­ни­тель­но боль­шом рас­сто­я­нии от Зем­ли, в окрест­но­сти точ­ки L Меж­ду Зем­лей и Солн­цем, на рас­сто­я­нии пол­то­ра мил­ли­о­на кило­мет­ров от Зем­ли, суще­ству­ет такая точ­ка (так назы­ва­е­мая точ­ка либ­ра­ции); тело, поме­щен­ное в окрест­ность этой точ­ки, нику­да не уйдет, оно так и будет дви­гать­ся вме­сте с Зем­лей. И такая же точ­ка есть с дру­гой сто­ро­ны на линии Солн­це — Зем­ля, на таком же рас­сто­я­нии пол­то­ра мил­ли­о­на кило­мет­ров. Там уже нахо­дит­ся несколь­ко кос­ми­че­ских аппа­ра­тов. Эти точ­ки очень выгод­ны по ряду при­чин. Одна из них: если ты туда доле­тел, ты там будешь нахо­дить­ся, прак­ти­че­ски не тра­тя топ­ли­во.

Проект СОДА

Про­ект СОДА

Идея наше­го про­ек­та СОДА — «Систе­мы обна­ру­же­ния днев­ных асте­ро­и­дов» — смот­реть из этой точ­ки L1, но не на Солн­це (там есть аппа­ра­ты, кото­рые смот­рят на Солн­це, напри­мер зна­ме­ни­тый SOHO), а на окрест­ность Зем­ли: окру­жить Зем­лю таким наблю­да­тель­ным барье­ром. Поме­щен­ный туда теле­скоп, вра­ща­ясь, опи­сы­ва­ет на небе конус с осью теле­скоп — Зем­ля, и любое тело, кото­рое к Зем­ле под­ле­та­ет, пере­се­ка­ет этот кони­че­ский барьер. (Луч­ше иметь несколь­ко теле­ско­пов — будет несколь­ко кону­сов, и орби­та тела опре­де­лит­ся точ­нее.) Зада­ча — обна­ру­жи­вать все тела раз­ме­ром более 10 мет­ров, при­ле­та­ю­щие со сто­ро­ны Солн­ца, т. е. с днев­но­го неба. А если тело пред­став­ля­ет опас­ность — пре­ду­пре­ждать о воз­мож­ном столк­но­ве­нии не менее чем за четы­ре часа (луч­ше за десять) до собы­тия.

— Этот про­ект пока в ста­дии пла­ни­ро­ва­ния?

— Мы его про­ра­ба­ты­ва­ем, дела­ем пуб­ли­ка­ции, но для того, что­бы про­ект реа­ли­зо­вать, нуж­но, что­бы он был вклю­чен в Феде­раль­ную кос­ми­че­скую про­грам­му. Или какое-то ведом­ство им заин­те­ре­со­ва­лось. Но пока такой пер­спек­ти­вы мы не видим.

— А дру­гие стра­ны всем этим уже зани­ма­ют­ся?

— Да, конеч­но. Преж­де все­го США. Сей­час и китай­цы заин­те­ре­со­ва­лись: не знаю, насколь­ко они про­дви­ну­лись, инфор­ма­ция не очень откры­тая, но мы зна­ем, что они про­яв­ля­ют к этой про­бле­ме боль­шой инте­рес. Вполне воз­мож­но, что это будет кем-то реа­ли­зо­ва­но, и этот про­ект будет рабо­тать на всё чело­ве­че­ство. Но, конеч­но, хоте­лось бы, что­бы и Рос­сия в этом участ­во­ва­ла. Это не толь­ко инте­рес­ный для нау­ки, но и важ­ный и полез­ный про­ект.

Еще одна важ­ная тема — это кос­ми­че­ский мусор. На недав­ней кон­фе­рен­ции 3–4 октяб­ря в ИКИ РАН, посвя­щен­ной 60-летию запус­ка пер­во­го спут­ни­ка, был доклад с уча­сти­ем А. М. Сер­ге­е­ва, посвя­щен­ный лазер­ной тех­но­ло­гии изме­не­ния орбит кос­ми­че­ско­го мусо­ра. Как вы зна­е­те, кос­ми­че­ский мусор — это огром­ная про­бле­ма. Мы очень силь­но заму­со­ри­ли око­ло­зем­ное про­стран­ство; у мно­гих уче­ных есть опа­се­ния, что уже в бли­жай­шее вре­мя кос­мос может стать недо­ступ­ным для прак­ти­че­ско­го исполь­зо­ва­ния. Сей­час мно­гие стра­ны, и Рос­сия тоже, сотруд­ни­ча­ют в попыт­ке раз­ра­бо­тать дей­ствен­ные мето­ды про­ти­во­дей­ствия кос­ми­че­ско­му мусо­ру. Но это уже дру­гая тема.

Спа­си­бо за интер­вью!

Борис Шуст­ов;
Бесе­до­ва­ла Ната­лия Деми­на

Если вы нашли ошиб­ку, пожа­луй­ста, выде­ли­те фраг­мент тек­ста и нажми­те Ctrl+Enter.

Связанные статьи

Оценить: 
Звёзд: 1Звёзд: 2Звёзд: 3Звёзд: 4Звёзд: 5 (Пока оценок нет)
Загрузка...
 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *