«Если бы директором был я...»

По следам «Литературки» 1970-х

Рис. В. Богорада

Рис. В. Богорада

В «Литературной газете» в ее лучшие годы существовала рубрика «Если бы директором был я…». В ней публиковались суждения читателей о том, как улучшить работу разных учреждений, от прачечных и булочных до министерств и ведомств. В нынешних школах учителя предлагают иногда учащимся тему сочинения «Если бы я был директором школы…». Остальные категории граждан, пользуясь возможностями Интернета, отводят душу в сослагательном наклонении на самых разнообразных площадках, в основном на форумах и в соцсетях. Там утонуло уже немало полезных соображений об организации научно-образовательной сферы. В приводимом ниже тексте использовано кое-что, выловленное из Сети, из ряда публикаций в ТрВ-Наука, но в первую очередь систематизированы итоги многолетних размышлений авторов о том, как привести в порядок нашу изрядно истоптанную российскую научную территорию. Авторы заранее готовы к упрекам в прожектерстве, поскольку никаких предпосылок для реализации представленной программы не просматривается сейчас даже на горизонте. Однако если они вдруг когда-либо появятся, поздно будет систематизировать — надо будет действовать, причем последовательно и быстро. Авторы также отдают себе отчет в том, что в нашем сообществе существуют совершенно иные взгляды как на происходящее, так и на необходимые «реформаторские» действия. Нам было бы интересно узнать, сколь представлена в сообществе позиция, общие черты которой изложены ниже. Этот текст — не долгосрочная программа, а программа первого этапа с комментариями о возможностях и трудностях реализации. Возможно, он инициирует не только дополнения, но и появление альтернативных текстов. Полезно уточнить, что в упомянутую рубрику «Литературки» писали вовсе не те, кто хотел «стать директором», — вот и сейчас такой же случай.

Михаил Гельфанд
Михаил Фейгельман
Галина Цирлина
Борис Штерн

Наука и образование в России: как им помочь?

1. Характеристика текущего состояния

В 1960–1970-е годы наука в СССР была более-менее сплошной, т. е. (по крайней мере в области точных наук) развивалось большинство существовавших в мире научных направлений. Около 30–40 лет назад в СССР/России это качество профессиональной научной среды было утеряно. Сейчас на современном уровне работают некоторые научные группы/лаборатории в сфере фундаментальной науки (в основном в институтах РАН и нескольких классических университетах) и возникшие в постсоветский период сильные группы в исследовательских центрах отдельных компаний. Очень значительная часть сотрудников научных учреждений либо производит рутинную продукцию в форме статей, не влияющих на дальнейшее развитие каких-либо научных направлений, либо просто имитирует деятельность. Соответственно, в технологической сфере практически некому решать научно-прикладные задачи, а в сфере высшего образования растет разрыв между передаваемыми знаниями и знаниями, необходимыми для работы в современном исследовательском секторе.

Непоследовательные и непрофессионально реализованные псевдореформы в сфере науки и образования в течение 25 лет лишь усилили имитацию деятельности в государственных научных учреждениях. В высшем образовании из-за «реформ» ведущая роль перешла от действующих ученых к чудовищно разросшейся бюрократии. Основным методом распределения значительной части средств на науку и образование по факту стал административный сговор, и растет уже второе поколение научных работников, не представляющих, что дело может обстоять иначе. В последние годы к руководству научными учреждениями приходит первое такое поколение. Оно проникает и в разнообразные «научные советы» при власти, в которых наряду с действительно авторитетными учеными заседает немало научных администраторов.

Механизмы, которые в течение десятилетий составляли основу внутреннего саморегулирования науки в развитых странах, в России уже фактически не работают. Замкнутый цикл имитации и вранья включает разветвленную сеть «институтов»:

  • национальные журналы, зачастую реально не рецензируемые;
  • Высшую аттестационную комиссию (ВАК), не выполняющую своих экспертных функций;
  • внутрироссийскую базу публикаций РИНЦ с не отвечающими реальности «данными»;
  • разнообразные конъюнктурные «олимпиады», подменяющие нормальную систему отбора в вузы;
  • и подобные конструкции регионального масштаба.

Карьерное и материальное положение руководителей крупнейших вузов и научных институтов никоим образом не связано с реальными успехами возглавляемых ими организаций.

Период быстрого разрушения российской научной среды совпал с периодом существенных и отчасти неблагоприятных изменений в общемировом устройстве науки. Исследовательская профессия стала массовой, 

а скорость коммуникаций резко увеличилась (лавинообразно растет число научных изданий и число публикаций, соответственно снижается их среднее качество). Поэтому имитация в научной сфере является международным феноменом, пусть и проявляющимся в разных странах в разной степени. Российская специфика всё еще определяется, кроме прочего, наследием эпохи «закрытой науки», предоставлявшей благоприятные условия для профессиональной бесконтрольности и имитации как минимум с 1970-х годов.

2. Характеристика переходного периода и предлагаемых действий

Весь комплекс необходимых мер нельзя описать до проведения детального анализа конкретного состояния научной и образовательной среды, на который потребуется время (ориентировочно один год при плотной работе). Поэтому ниже изложены только общие принципы и очевидные действия, которые нужно осуществить немедленно, а также дан список направлений анализа, результаты которого позволят спланировать более систематические меры.

3. Общие принципы

  1. Фундаментальная наука и соответствующее образование не приносят быстрого дохода, их не стоит описывать в экономических терминах в режиме текущего времени. Они оказываются той сферой, в которой обеспечивается преимущественно государственная поддержка. Поддержка должна осуществляться на основе отбора, проводимого по профессиональным критериям. Попытки измерять успехи фундаментальной науки автоматизированными «наукометрическими методами» ведут к искажению сути научной работы и не добавляют научного авторитета стране. То же относится и к «рейтингам вузов», составляемым по крайне грубым и конъюнктурным критериям.
  2. Прикладная наука и соответствующее образование имеют конкретные бизнес-приложения и должны находиться в сфере ответственности и управления соответствующих профильных ведомств и бизнеса — им должно быть виднее, каких «фундаментальных» ученых привлечь к тому или иному делу. Исследования оборонного назначения должны быть жестко отделены от гражданской науки (далее здесь они не обсуждаются).
  3. Необходимо рассматривать объемы средств, выделяемых на (1) и на (2), раздельно и прекратить исчислять «госсредства на науку вообще», так как эти данные не имеют никакого конкретного смысла и служат лишь для дезинформации руководящих органов и общества.
  4. Увеличение финансирования науки и образования в РФ является одним из приоритетов, но должно проводиться вместе с изменением систем управления в этих сферах. Главная задача этого изменения — избавляться от всех видов лжи и, в частности, от подмены профессиональных критериев бюрократическими.
  5. Необходимое условие восстановления и развития науки и образования — возвращение к жизни «института репутаций» и основанных на нем профессиональных систем экспертного анализа.
  6. Важнейшее условие развития — открытость и международная кооперация, но прямолинейный «импорт ученых» из-за рубежа вовсе не гарантирует оздоровления.
  7. Для любых действий в сфере науки и образования критична организация компетентной и внеконъюнктурной научной экспертизы, причем обязательно международной, поскольку репутаций в стране сохранилось мало, а во многих узкопрофильных направлениях исследователи крайне малочисленны.

4. Первоочередные действия

4.1. Минимизация вреда от неадекватного администрирования

  1. Отмена финансирования «приоритетных направлений развития науки и техники» (ввиду крайне субъективного способа формулировки и отбора этих «направлений» и отсутствия механизма контроля за результатами проводимых работ).
  2. Отмена всех мероприятий по «реструктуризации» в отношении научных организаций, не прошедших процедуру оценки характера и качества их работы по профессиональным критериям (см. ниже в п. 4.3).
  3. Отмена существующего ныне порядка сбора «сведений о деятельности научных организаций» для Минобрнауки и тому подобных ведомств ввиду бессмысленности набора этих сведений, которые в лучшем случае просто не используются, а в худшем используются для обоснования неадекватной «реструктуризации».
  4. Ликвидация Рособрнадзора как организации, не имеющей шансов на реформирование.
  5. Ликвидация диссертационных советов, наиболее отличившихся в производстве фальшивых диссертаций, запрет их руководителям занимать впредь управленческие должности.
  6. Отмена всех репрессивных мер в отношении специалистов, пораженных в правах за «передачу технологий за рубеж», прекращение деятельности любых спецслужб и «первых отделов» в научно-технических организациях гражданского назначения.

4.2. Первоочередные действия по развитию

  1. Увеличение «базового финансирования» всех государственных научных организаций на 30–40% сроком на один год для целевого повышения зарплат научных работников (при жестком запрете на повышение зарплат руководителей организаций и при условии подготовки в течение трех месяцев конкретных содержательных материалов о результатах работы организации в последние десять лет).
  2. Создание нового научного фонда, финансирующего фундаментальные исследования, или полное переформатирование имеющегося Российского фонда фундаментальных исследований (РФФИ). Цель — обеспечить альтернативность и конкуренцию в системе научных фондов (в настоящее время гранты Российского научного фонда (РНФ) многократно больше основных грантов РФФИ, и никакой конкуренции между фондами нет и быть не может). Именно поэтому сферы компетенции фондов должны пересекаться.
  3. Создание сети целевых ведомственных исследовательских центров для помощи индустрии и бизнесу в поиске исполнителей НИОКР и в организации их работы над конкретными актуальными задачами (аналог, например, Общества Фраунхофера в Германии).
  4. Создание системы сбора и анализа сведений о реальных результатах научной и образовательной деятельности учреждений на основе материалов п. (1), отчетов по поддержанным ранее крупным научным проектам, а также независимой научной информации из международных баз научных публикаций.
  5. Снижение обязательного минимума учебной нагрузки на полную ставку во всех университетах на 30% от текущей (огромной) величины, с правом найма профильных преподавателей на любые доли ставки, при соблюдении равноправия в оплате штатных сотрудников и совместителей.

4.3. Направления первоочередного анализа (необходимый период анализа — около одного года)

  1. Список научных организаций, ведущих фундаментальные исследования на (а) достойном или (б) приемлемом уровне, а также уникальных организаций, поддерживающих научные исследования (библиотеки, архивы, музеи, научные коллекции, гео- и биостанции).
  2. Список научно-технических, медицинских и сельскохозяйственных организаций, требующих ведомственного финансирования.
  3. Ревизия функций и структуры Минобрнауки и подведомственных ему органов, а также ФАНО.
  4. Анализ фактических результатов работы классических университетов с обязательным делением по факультетам (карьеры выпускников последних десяти лет, научные достижения).
  5. Анализ фактических результатов работы отраслевых вузов (сферы работы выпускников последних десяти лет, участие в НИОКР).
  6. Выборочный анализ динамики развития средних школ (новые учительские кадры, программы по базовым предметам, учебники), широкие консультации с организаторами специализированных школ и систем неформального внешкольного обучения.
  7. Анализ работы российских научных изданий, их репутации, наличия их международных аналогов.
  8. Анализ опыта развитых стран (а также стран бывшего СССР и стран примыкавшего «советского блока») в (ре-)организации сферы науки и образования.

5. Ожидаемые результаты мер из п. 4.

  1. Формирование профессиональной системы научного анализа и экспертизы (в первом приближении — за один год, в стационарном состоянии — на третий год).
  2. Формирование групп авторитетных профильных специалистов для участия в анализе состояния дел в разных направлениях фундаментальной и отраслевой науки, а также временного органа, координирующего работу этих групп, на условии представительства каждой группы.
  3. Разработка среднесрочной программы (~5-7 лет) восстановления науки и образования.
  4. Появление оптимизма у действующих научных сотрудников и большой обеспокоенности значительной части «научных управленцев», не представляющих себе работы иначе как в системе имитации деятельности.

В российском научном сообществе в последние 10-15 лет возникали различные внегосударственные инициативы, связанные с организацией аналитической и экспертной работы. В рамках этих инициатив накоплена и систематизирована разнообразная информация, разработан ряд дееспособных регламентов сформулированы подробные и обоснованные предложения о конкретных организационных решениях. Все эти разработки могут быть предоставлены вменяемым политикам и экономистам, заинтересованным в развитии науки и образования как важнейшей части развития государства.

Мы проводим опрос читателей по поводу приведенного выше текста. Те, кто «в целом» разделяет высказанные соображения, приглашаются нажать на «+», те же, кто решительно не разделяет их, приглашаются нажать на «–». После ответа показываются текущие результаты. Итоги будут подведены к 20 октября.

Голосовать ПРОТИВГолосовать ЗА

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи

 
 

Метки: , , , , , , , , , , , , , , , , , , , ,

 

96 комментариев

  • Коротко смысл в том, что есть свои правильные доценты. Все остальные бяки и вообще надо их ликвидировать. Создать правильную систему надзора и наказания — абсолютно подконтрольную правильным доцентам. Концентрация всех ресурсов, имущества и средств у них же. Ну и потом они нам объяснять как надо будет потом жить, вести себя и думать. Они же умные. У него борода есть...

    Меня больше волнует другой вопрос. Сейчас вроде к Американским СМИ будут применять меры как к иностранным агентам. Будут ли применять меры к «Троицкому варианту» как к иностранному агенту?

  • Vlad:

    Идея широкого обсуждения перспектив реформы науки хорошая.

    Только вот как ее реализовать??

    Полагаю, что этим д. заниматься Уч Советы академических НИИ. Они д. подавать предложения , прошедшие обсуждения в научном коллективе. Если директора и председателя не будут этим заниматься, все будет пустой маниловшиной.

    Голова-то «гниет»".

    Так что давайте на уровне Уч советов и поставим вопрос!!

    А через ТрВ дадим инфо, что , где и как пошло или застопорилось.

    И пусть директорам будет «стыдно»!!!!

    Пишите, что там у вас конкретно вашем институте!!

    У нас, в ИФА им Обухова РАН, пока полный «молчок».

  • Ash:

    1. «Однако если они вдруг когда-либо появятся, поздно будет систематизировать — надо будет действовать, причем последовательно и быстро.»

    Абсолютно верно.

    2. «Очень значительная часть сотрудников научных учреждений либо производит рутинную продукцию в форме статей, не влияющих на дальнейшее развитие каких-либо научных направлений, либо просто имитирует деятельность. Соответственно, в технологической сфере практически некому решать научно-прикладные задачи, а в сфере высшего образования растет разрыв между передаваемыми знаниями и знаниями, необходимыми для работы в современном исследовательском секторе.»

    Рафинированный идеализм. Экономика работает строго наоборот.

    Исходно на основе работы реального сектора экономики возникают научно-прикладные задачи, которые и формируют «области повышенного интереса» для фундаментальной науки.

    Сейчас у нас очень мало высокотехнологичных производств, а потому мал платёжеспособный спрос на научно-прикладные задачи и уже только поэтому плохо работает фундаментальная наука.

  • Ash:

    1. Фундаментальная ошибка авторов данного материала, к огромному сожалению, очень распространена среди учёных-естествоиспытателей и связанных с ними математиков в тех случаях, когда они обращаются к гуманитарным проблемам.

    Люди привыкли работать (каждый в своей области), полагаясь на более-менее нормальное состояние данного научного направления в целом. Например, человек, занимающийся течениями жидкости в комнатных условиях, исходит из того, что с законами Ньютона никаких проблем нет.

    2. Наука же является неотъемлемой частью экономики, а научный подход к организации экономики в целом отсутствует почти начисто. В результате регулярно проходят обсуждения вопроса о реформах науки, полностью оторванные от понимания места, которое занимает наука в экономике вообще и в нашей экономике в частности.

    3. Авторы данного материала совершенно не представляют себе ни то, какую экономическую конструкцию мы имеем сейчас в нашей стране, ни что с ней нужно делать в будущем.

    -----------

    В итоге получилась очередная теория того, как модернизировать отдельный агрегат механизма, структура и назначение которого неизвестны.

    До тех пор, пока не будет реализован научный подход к реформированию науки, толку не будет.

  • Вадим:

    «Очень значительная часть сотрудников научных учреждений либо производит рутинную продукцию в форме статей, не влияющих на дальнейшее развитие каких-либо научных направлений, либо просто имитирует деятельность.»

    Последнее время всплывающая на страницах в моем браузере реклама предлагает «публикации» в каких-то «левых» журналах, повышение рейтинга в РИНЦ и т.д. и т.п. Похоже, отечественная наукометрия способствует появлению целого нового бизнеса. Впрочем, как мне говорили, можно купить и Scopus...

    Вопрос: на что полагаться, вырабатывая критерии разделения работающих и неработающих коллективов? И это я говорю о естественных науках, ситуация с «противоестественными» для меня вообще покрыта мраком...

    • Михаил Фейгельман:

      Вадим,

      сделать это безусловно можно. Но это работа не проста, и требует мозгов и квалификации. Авторы сего текста имеют опыт

      того, как это можно делать, и даже могут описать довольно подробные методики. Но автоматическим чисто компьютерным методам это действительно не поддается, и потому непригодно для чиновников нынешнего качества.

      Михаил

    • Ash:

      Беседа:

      — На что полагаться, вырабатывая критерии разделения работающих и неработающих коллективов?

      — Авторы сего текста имеют опыт того, как это можно делать, и даже могут описать довольно подробные методики.

      -----------

      В чём состоит цель работы? С какой стати наши налогоплательщики должны её финансировать, если результаты соответствующих прикладных исследований в форме конечного продукта они покупают так, как если бы никакого финансирования науки не было вовсе? Какой смысл реформировать нашу науку, если наши предприятия не пользуются намного лучше функционирующей западной?

      Действительно, зачем обсуждать все эти неудобные вопросы? Любому же учёному ясно, что наука — это очень хорошо и поэтому население просто обязано выделять на неё деньги.

      И если не выделяет, то это только потому, что указанное понимание «непригодно для чиновников нынешнего качества».

      А вот когда качество чиновников (читай — «населения») повысится (очевидно, путём нежного перевоспитания), тогда всё и расцветёт.

  • Александр:

    В целом предложение представляет большой интерес. Для меня особый интерес представляет п.2 раздела 4.2. Я имею в виду, например, конкретное направление в области целевых отраслевых центров по биотехнологиям. Не вдаваясь в подробности, надо отметить и полное непонимание руководителей страны в части перспектив в области ГМО — растений, животных и микроорганизмов в качестве штаммов-продуцентов. Причем, если на парламентских слушаниях в Госдуме в 2012 году представители всех государственных ведомств, включая Роспотребнадзор (Онищенко), Минсельхоз, РАН, РАСХН и РАМН выступали дружно за широкую разъяснительную работу по обеспечению внедрения ГМО, то сейчас поддались на мнение некомпетентности и запрете.

    • Ash:

      1. «...полное непонимание руководителей страны в части перспектив в области ГМО...»

      Они думают (если вообще думают) в других категориях.

      2. «...сейчас поддались на мнение некомпетентности и запрете.»

      Важно — будет ли от ГМО выгода отечественным сельхозпроизводителям при нынешнем положении дел и, в особенности, при нынешней стоимости кредитов? Указанные Вами деятели в конце-концов решили, что нет.

      У нас сейчас в стране сформировалось вполне приличное сельскохозяйственное лобби, которое даже смогло кое-что пробить через экономический блок правительства, состоящий прочти сплошь из монетаристов. Это очень сложно.

      Поэтому судьба «области ГМО» в нашей стране зависит, в основном, от решения вопроса — принесут ли ГМО пользу на коротком горизонте (один-два-три года) нашему сельскому хозяйству?

      Если ответственные деятели полагают что нет, то ГМО автоматически оказывается жутко вредной вещью.

  • Максим Кирчанов:

    со многим согласен

    вот в качестве иллюстрации состояния на сегодняшний день: не далее как вчера пытался оформить стимулирующие выплаты по эффективному контракту — в 2016 / 2017 годах у меня набралось шесть скопусовских публикаций — распечатал список, заверил в библиотеке и отправился в инстанцию, которая должна принять решение... нет, не проректор по науке и не управление НИР, но планфин, откуда меня благополучно послали, сославшись на то, что публикаций много и чего все на английском и проч., и проч.

    • Denny:

      Прошлый век кокой-то. У нас база данных, которая заполняется даже без непременного участия самих сотрудников. Никто никуда ничего не носит. И общий расклад вывешивается ежегодно на всеобщее обозрение.

      • Максим Кирчанов:

        у нас заполняет зам. зав. кафедры по науке

        потом я сбиваю три отчета в один

        один экземпляр несу в научный отдел

        второй в библиотеку

        то есть три или четыре человека занимаются одним и тем же

      • Alexandru:

        А у нас вообще ничего не дают. Но списки исправно заполняются.

        • Denny:

          Так бывает и у нас. Такие выплаты идут из фондов экономии и прочего. Если контора в финансовой ж... , то денег на выплаты просто нет. Но институтам часто подкидывают денежку в конце года аккурат на поощрение. Сколько дадут сверху, столько мы и распишем.

  • Денис:

    А давайте, товарищи, сделаем из ентой фанеры яроплан и улетим отседова к известной матери... ©

  • Борис Саломонович Вайнштейн:

    Статья напоминает знаменитые «Апрельские тезисы» приехавшего в столицу Российской империи во время войны в пломбированном вагоне из Германии великого экспериментатора в области социологии и политологии, опубликованные (как и большинство других работ) под псевдонимом «Николай Ленин». В этой работе были впервые сформулированы основные положения, которые впоследствии были обозначены как «ленинизм». По замыслу и последовавшему масштабу практического внедрения и исполнения этот эксперимент в области социологии и политологии был действительно великим по своим последствиям (как в отрицательном, так и положительном смысле). Результаты этого эксперимента в области социологии и политологии до сих пор актуальны для нашего времени.

    Первый аспект — о системах учета научного цитирования.

    К сожалению, в современных рекомендуемых наукометрических базах (elibrary.ru, Web of Science) вышеупомянутого автора как под его настоящей фамилией, так и под официально признанным псевдонимом нет. Отсутствуют и показатели цитирования его работ. В отличие от этих официально рекомендуемых систем цитирования (elibrary.ru, Web of Science) в наукометрической базе Академии Google (scholar.google.com) его работы и цитирования широко представлены. Это еще раз указывает на ограниченность и статистическую нерепрезентативность как отечественной (elibrary.ru), так и официально рекомендуемой (Web of Science) систем учета научного цитирования, а также на более объективную (статистически репрезентативную) работу системы Академии Google. К сожалению, я не смог найти в Академии Google общее число цитирований и индекс Хирша В.И. Ленина (автор, по понятным причинам там не зарегистрирован, поэтому там приводится количество цитирований его отдельных работ), однако, мне кажется (и многие со мной согласятся), что показатели индекса Хирша и общего цитирования этого автора и великого специалиста в экспериментальной социологии и политологии, будут примерно соответствовать представлениям о них вице-премьера Ольги Юрьевны Голодец в ее речи 3 июля 2013 г. на заседании Государственной Думы РФ при рассмотрении в первом чтении Проекта федерального закона № 305828-6 «О Российской академии наук, реорганизации государственных академий наук и внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (см. стенограмму заседания по интернет-ссылке:

    api.duma.gov.ru/api/transcriptFull/2013-07-03). Поэтому я полностью согласен с положением авторов статьи, пишущих в первом разделе о том, что внутрироссийская база публикаций РИНЦ содержит не отвечающие «реальности «данные»». Выборка в отличие от международной системы Академия Google (scholar.google.com) в elibrary.ru действительно статистически не репрезентативна. В частности, в списки работ авторов не включено большое количество опубликованных ими монографий, на которые в опции «Поиск по спискам цитируемой литературы» обычно выдается большое количество ссылок. Несмотря на то, что они в библиотеке есть, при расчете публикационной активности авторов они не учитываются. То же самое можно сказать и об усиленно рекомендуемых «международных» системах цитирования Web of Science и Scopus. Они в отличие от международной системы Академия Google (scholar.google.com) отражают лишь небольшое количество изданий (система Scopus принадлежит издательству Elsevier и лоббирует интересы именно этого издательства). Поэтому, несмотря на объявленную холодную войну и международные санкции по отношению к России, Министерство образовании и науки РФ продолжает лоббировать интересы наших стратегических «партнеров». Искусственное формирование ограниченной в соответствии с экономическими и политическими интересами выборки делает ее статистически нерепрезентативной. То же самое можно сказать и про «ядро РИНЦ». В этом плане интересна проводимая elibrary.ru компания до 15 октября 2017 г. включительно — экспертная оценка российских научных журналов (интернет-ссылка: elibrary.ru/expert_titles_terms.asp). В качестве критерия для отбора экспертов выбрано число цитирований работ автора, опубликованных за последние 5 лет. При этом на этой странице не сообщается, чему оно равно (минимальный порог). Это обстоятельство позволяет сразу же насторожиться и подумать: «следите за руками шулера». Тем более критерий выбран не самый удачный, можно было бы выбрать показатели общего цитирования, индекса Хирша за последние 5 лет и другие. Поэтому результаты, которые получит эта библиотека в результате вышеуказанного социологического опроса, будут заведомо статистически не значимыми, так как они не будут отражать мнение генеральной совокупности исследователей в России.

    Второй аспект — о зуде реформирования.

    Возвращаясь к упомянутым в начале комментария Апрельским тезисам, авторы статьи в отличие от вышеупомянутого великого экспериментатора в области социологии и политологии Николая Ленина сформулировали не десять тезисов, перевернувших жизнь всей страны и вогнавших ее в гражданскую войну и разруху на несколько лет (последствия этого для нашей страны значимы до сих пор), а только пять. При этом во втором пункте они указывают, что переходный период должен составить «ориентировочно один год при плотной работе». В этой связи мне вспоминается текст известной песни: «...весь мир до основания мы разрушим...». «... А потом...», что будет «потом» нетрудно догадаться. Мне кажется, что в результате такой работы наука в России будет окончательно разрушена. А вот восстановится она или нет после этого «переходного периода» — большой вопрос.

  • Илья Гинзбург:

    1)В целом поддерживаю.

    2) Важный аспект упущен — большие проекты, российские или международные. Примеры — большие ускорители, астрономические проекты, ...

    Они требуют прямых государственных решений.

    3) Длительное разделение фундаментальных и прикладных исследований вряд ли возможно.

    • Михаил Фейгельман:

      Илья, спасибо за комментарий.

      про 2) — согласен.

      Относительно 3) — фундаментальные и прикладные исследования не должны быть разделены, конечно, на практике.

      Но они должны управляться по-разному, в соответствии со своей природой. Иначе бардак и безответственность.

      Для того, чтобы между ними было содержательное взаимодействие, требуется создать удобные каналы для такого взаимодействия, сделать его материально выгодным, и после этого не приставать к людям.

      Михаил.

      • Ash:

        1. «Но они должны управляться по-разному, в соответствии со своей природой.»

        А это зависит от структуры экономики.

        В СССР было централизованное управление промышленностью и потому централизованное управление наукой.

        Централизованное управление прикладными исследованиями осуществляли профильные министерства при активном участии РАН, которая занималась как фундаментальными, так и прикладными оборонными исследованиями.

        А сейчас?

        2. «Для того, чтобы между ними было содержательное взаимодействие, требуется создать удобные каналы для такого взаимодействия, сделать его материально выгодным, и после этого не приставать к людям.»

        Если не будет прикладной науки, то не будет и фундаментальной, потому что в этом случае она не нужна налогоплательщикам.

        Поэтому сейчас и отсутствуют стабилизирующие механизмы, которые раньше позволяли учёным относительно спокойно заниматься своим делом.

        А абстрактные проповеди о пользе науки можно читать до второго пришествия.

  • + 1

    Радует, что вы (4) снова берётесь (возвращаетесь) за этот труд. Очень нужно. Если могу быть чем-то полезен ...

  • Денис Н.:

    К сожалению, название статьи не соответствует ее содержанию. Современный директор вынужден обеспечивать выживание и при возможности развитие своего института в неблагоприятных внешних условиях, никак от него не зависящих. Рассмотреть действия такого директора, действительно, было бы интересно. Вместо этого авторы предпочли пофантазировать на тему изменения самих этих условий. Таких фантазий уже публиковалось очень много, но всё это не слишком реалистично на данный момент.

    • Ash:

      «...но всё это не слишком реалистично на данный момент.»

      Это не реалистично не только на данный момент, а не может быть осуществлено в принципе — ни при каких условиях.

      Стандартная исходная предпосылка: дайте нам денег, а мы уж сами будем разбираться в том, как их тратить. Это автоматически подразумевает, что кто-то ещё должен решать проблемы поступления задач от прикладной науки к фундаментальной и обратно — использование фундаментальных результатов в прикладных целях.

      Какая нечистая сила будет этим заниматься в наших условиях? Каков механизм?

      Если учёные не дадут чёткого ответа, то придумывать и реализовывать необходимую схему будут чиновники. Они уже начали — проект нового закона о науке находится на стадии обсуждения. Замысел сводится к приведению нашей науки в состояние, адекватное текущему платёжеспособному спросу на исследования со стороны нашей экономики.

      И если будет осуществлена хоть какая-нибудь часть этого закона, то совершенно неизбежно всех сократят в несколько раз, так как потребности в исследованиях наших сырьевиков, банков и торговли малы.

      Ни одна финансирующая организация никогда не даст сколько-нибудь значительную сумму, не поняв, что она за неё получит.

      Поэтому любой проект, не принимающий в расчёт всю цепочку — от производства шестерёнок до формулы на доске — обречён остаться на бумаге.

      • Denny:

        Не только это. Авторы неявно предполагают, что им, имеющим правильный опыт о понимание, будет дана абсолютная власть, и что все нижестоящие будут неукоснительно их требования выполнять. Это детские фантазии.

      • Denny:

        То есть предлагаемые авторами меры невозможно провести в жизнь даже при власти уровня президента РФ. Нет людей и структур, которые могли бы это выполнить. И рассчитывать на создание таких структур в масштабе года-трех — дикая наивность, граничащая с полной некомпетентностью. Поскольку в этом я авторов не подозреваю, то рассматриваю данный текст как своего рода отвлеченную игру ума (а вот хорошо было бы...)

        • Ash:

          «...то рассматриваю данный текст как своего рода отвлеченную игру ума...»

          1. С этим я не согласен.

          Авторы совершенно правы, говоря, что когда появится возможность что-то всерьёз изменить, то думать будет поздно. Такое уже было в нашей истории — в 1917 и 1991 годах. Оба раза оказывалось, что никакого научного подхода к проблеме ни у кого нет и в итоге двигались вслепую и с чудовищными издержками. Когда в обозримом будущем рухнет биржа (что при нынешних условиях неизбежно, однако точный срок неизвестен), события начнут развиваться очень быстро. А учёные опять не будут знать, что делать не только со страной в целом, но даже с самими собой.

          И опять начнутся феерические эксперименты на живых людях.

          2. Другое дело, что авторы подходят к вопросу «начиная с середины», вместо того, чтобы сначала представить (хотя бы в самых общих чертах) картину экономики в целом, затем высокотехнологичную промышленность в частности (т.е. источники и способы финансирования), а рамках промышленности — прикладную науку.

          И только затем описывать порядок взаимодействия фундаментальных и прикладных исследований.

          А уже отсюда выводить методы определения перспективных направлений и выделения денег на соответствующие фундаментальные работы.

          3. Сейчас же получается, что всеми этими основополагающими вопросами должны заниматься нынешние экономисты.

          И уж кто-кто, а последние показали всё, на что способны — никаких слов не хватает.

          • Denny:

            Авторы хоть с середины подходят. А вы вообще с противоположного конца. Ау-у-у!!! Речь идет об институте экспертизы и институте репутации. Это абсолютно необходимые вещи при любой направленности экономики и вообще любой разумной деятельности. Без этого никакие экономические и прочие теории работать не будут. И все прекрасные теории о реорганизации науки — тоже.

            «Сейчас же получается, что всеми этими основополагающими вопросами должны заниматься нынешние экономисты. И уж кто-кто, а последние показали всё, на что способны — никаких слов не хватает.»

            Об этом и разговор. Ну нету других экономистов. В массе. И взять их неоткуда. И будет неоткуда взять, пока не вырастут институты экспертизы и репутации. Ну не растут и не продвигаются к решению основополагающих вопросов толковые люди, если нет институтов экспертизы и репутации.

            • Л.Л. Гошка:

              «Речь идет об институте экспертизы и институте репутации. Это абсолютно необходимые вещи при любой направленности экономики и вообще любой разумной деятельности. Без этого никакие экономические и прочие теории работать не будут. И все прекрасные теории о реорганизации науки — тоже.»

              В законе о госзакупках критерия о репутации высокотехнологичного бизнеса и слова нет, поэтому такой бизнес является не конкурентным на рынке, а об экспертизе и говорить не стоит.

              Найти бы хоть одного захудалого эксперта, который был бы в состоянии хотя бы на пальцах мне, как дилетанту, объяснить причинно-следственные связи между изменением климата, через биологическую эволюцию, с эпохой химической эволюции. На основании этого с проблемами микроклимата в помещениях я бы разобрался самостоятельно.

              Функциональная экология в процессе изучения механизма функционирования экосистем обнаружила феномен утилизации отходов их метаболизма с помощью процессов гумификации и минерализации.

              А.С.Керженцев «Участие экосистем в формировании осадочных пород»

              functecology.ucoz.ru/blog...od/2017-05-01-11

              В организме человека такими «осадочными породами» являются патогенные биоминералы. Данный процесс хорошо моделируется и в отсутствии живого вещества при выращивании кристаллов в гелях. По всей видимости, данный процесс можно отнести к эпохе химической эволюции. В отличие от такой физиогенной биоминерлизации, как образование костей, зубов и т.д., которая началась гораздо позже при кембрийском взрыве.

              Любопытно то, что, например, карбонизация в обоих случаях идет по одному и тому же закону, а результат получается совершенно разный. Отсюда можно предположить, что в первом случае процесс карбонизации идет неуправляемым, а во втором он управляется живым веществом.

              Случайно, не эта особенность определила уникальность Кембрийского взрыва, т.к. неуправляемый процесс карбонизации был и в докембрийские периоды, начиная с появления живого вещества?

              Биологи утверждают, что около 2 млн. лет назад у предков нынешних людей объем мозга начал увеличиваться. Вначале что стало увеличиваться: мозг или все-таки такой физиогенный биоминерал, как черепная коробка?

              Любопытно, а если предками людей были парнокопытные, тогда объем мозга тоже бы начал увеличиваться? Смог бы или нет «парнокопытный» человек рогами и копытами преобразовывать биосферу под свои нужды?

              Любопытно, а программа в ДНК по управлению биоминерализации от hox-генов и т.д. по всей цепочке технологии биоминерализации от транспортировки элементов из внешней среды до места кристаллизации и вплоть до создания пересыщения, была заложена изначально при появлении ДНК или за счет мутаций в период кембрийского взрыва? Что-то я сомневаюсь, что огромное количество мутаций могло произойти практически одновременно, поэтому любопытно рассмотреть переход от химической к биологической эволюции.

              В Википедии утверждается, что при образовании макромолекул сыграли важную роль минералы и горные породы.

              Кристаллические поверхности могут служить матрицей для растущих макромолекул. При этом различные кристаллические поверхности могут связывать определённые энантиомеры молекул. L и D аминокислоты присоединяются к разным местам кристалла кальцита.

              Аарон Качальсский (Вайцманн-институт, Израиль) показал, что в водном растворе, содержащем монтмориллонит (один из минералов), возможен синтез белков с длиной цепи в больше чем 50 аминокислот с почти 100%-ным выходом.

              Ионы металлов могут выступать в роли катализаторов, доноров электронов или же включаться в биомолекулы.

              Минералы глин в водных растворах часто несут поверхностный электрический заряд и могут таким образом притягивать и удерживать противоположно заряженные органические молекулы.

              В микрополостях горных пород молекулы органических соединений защищены от ультрафиолетового облучения.

              Возможно, что минералы и сыграли какую-то роль, а вот не только горные породы, а любые дисперсные системы, по всей видимости, были той основой, при которой появилась возможность образования молекул ДНК. Можно предположить, что поверхность пор дисперсных систем на этом этапе сыграл роль мембран клеток. Кроме этого следует учесть, что пористая структура дисперсных систем является не статической, а динамической. При изменении условий внешней среды, в которой находиться данная дисперсная система, в ней происходит преобразование потенциальной энергии упругих деформаций в работу по образованию полостей и микротрещин, в которых в дальнейшем могут зарождаться минералы.

              На мой взгляд, более важным периодом в биологической эволюции является не кембрийский взрыв, а тот период, когда живое вещество научилось самостоятельно двигаться.

              Иными словами, любопытно было бы узнать, за счет чего сокращается мышечное волокно: за счет тянущего усилия поперечного мостика (макромолекулы) или за счет проявления эффекта Ребиндера при преобразовании потенциальной энергии упругих деформаций в пористом мышечном волокне в работу по сжатию и растяжению пор этого волокна?

              На мой взгляд, если на подобные вопросы будут получены ответы, тогда может сформироваться научная основа нового технологического уклада.

              В том случае, если институты экспертизы и репутации смогут запустить процесс самоорганизации в обществе для перехода на новый технологический уклад, тогда с них и надо начинать, если не запустят, тогда это пустая трата времени и сил. Может оказаться, что такие институты образуются только за счет самоорганизации в обществе.

              • Denny:

                "Найти бы хоть одного захудалого эксперта, который был бы в состоянии хотя бы на пальцах мне, как дилетанту, объяснить причинно-следственные связи между изменением климата, через биологическую эволюцию, с эпохой химической эволюции. "

                Нет таких экспертов. В смысле вообще нет. Не решены эти проблемы в современной науке.

                «В том случае, если институты экспертизы и репутации смогут запустить процесс самоорганизации в обществе для перехода на новый технологический уклад, тогда с них и надо начинать, если не запустят, тогда это пустая трата времени и сил.»

                Институты экспертизы и репутации сами ничего не запускают. Но это те «ноги», без которых вообще никуда не двинуться. При абсолютно любой цели необходимо делать выбор между множеством конкурирующих идей и людей.

                Без этих институтов сделать такой выбор невозможно. И мы получаем бредовые планы и негодных людей на их реализации. За редкими случайными исключениями. ИМХО, история России последних десятилетий с регулярным провалом практически любых реформ — наглядное тому подтверждение. Хотели как лучше, а получилось как всегда...

                • Л.Л. Гошка:

                  «Институты экспертизы и репутации сами ничего не запускают. Но это те «ноги», без которых вообще никуда не двинуться.»

                  Все дело в том, куда они двинуться. Если двинуться по направлению уменьшения научного лохотрона для налогоплательщиков, тогда толк будет. А если двинуться в обратном направлении, тогда что делать?

                  Например, куда может двинуться научный лохотрон от МГУ?

                  Ведущий научный сотрудник кафедры петрологии геологического факультета МГУ Владимир Сывороткин в передаче Евгения Сатановского сказал на всю страну следующее:

                  Сывороткин: Вот еще одна такая идея — может, моя, может, не совсем моя.

                  Я почему сегодня со своих болячек начал: голова болит, сосуды. Народ умирает на планете, в основном, от чего? От сердечно-сосудистых заболеваний! Порядка 60 процентов смертей связаны с этим. А вот если мы вспомним то же самое Меловое время, когда бегали огромные динозавры – там млекопитающие только зарождались, маленькие еще крысята были такие – углекислого газа тогда было полпроцента. А когда антропогенез начался, примерно 2 миллиона лет назад… Он где – он в Африке начинался, там, где Олдувайское ущелье, где Homo habilis нашли («человек умелый»), поскольку Дайка пересекала эту стоянку человека, то могли определить абсолютную особь. Это тоже — эпоха выбросов газов. И антропогенез, и эволюционное развитие млекопитающих шло в то время, когда в атмосфере углекислого газа было намного больше. А теперь его — мало!

                  И как мы лечимся? Ну, есть такие практики: дыхание по йоге, по Стрельникову, еще по кому-то – все эти практики связаны с задержкой дыхания для чего? Для того чтобы накопить углекислый газ в крови! И когда закисляется кровь, тогда начинается из крови кислород выталкиваться и пробивать вот эти мембраны клеточные. Ткани начинают питаться кислородом тогда, когда ты повышаешь содержание углекислого газа в крови. Отсюда вывод такой, что мы живем в эпоху недостатка углекислого газа, его не хватает! А в пустыню он не идет, нет пищи для биоты, для растений! И для нас это — плохо. И когда на этом фоне входят умные люди и говорят, что надо утилизировать, что надо изобретать какие-то эти самые… И я вот думаю: народ сошел с ума, вероятно!

                  radiovesti.ru/brand/61009/episode/1535986/

                  Неизвестно, куда двинется институт экспертизы так же неизвестно. Если в том направлении, в которое попал д.б.н. А.C.Керженцев, тогда ничего хорошего можно не ждать.

                  Он прислал мне свою статью ««Изобретения» эволюции на уровне экосистем».

                  Название меня заинтриговало.

                  Прочитал аннотацию:

                  Аннотация. Эволюция экосистем проявляется в совершенствовании кооперативных взаимодействий между неродственными специализированными по типам питания видами для повышения эффективности метаболизма всех и каждого путем взаимовыгодного обмена отходами жизнедеятельности и утилизации общих потерь вещества из экосистемы в геологический круговорот. Отобранные десять общеизвестных результатов эволюции экосистем, демонстрируют десять вариантов эволюционных «изобретений» на экосистемном уровне, которые на популяционно-видовом уровне появиться не могли.

                  Прочитал пояснения Анатолия Семеновича:

                  «Поскольку я всю жизнь имел дело с экосистемами, то сразу обнаружил, что проблема эволюции, досконально изученная на уровне клетки, многоклеточных организмов, видов и популяций [1,3,7,8,12,14,16,17,18,19,20,21,22,23], рассматривается на уровне экосистем и биосферы с тех же самых позиций. Поэтому специалистами классической биологии не удается уложить эволюцию экосистем в привычные атрибуты эволюции популяционно-видового уровня. Известные на популяционно-видовом уровне атрибуты эволюции (событие, материал, механизм эволюции) не нашли аналогов на уровне экосистем. »

                  Что написано дальше Вы не узнаете, а я рассказывать не буду.

                  А вот почему Вы с ней не ознакомитесь, пояснил Анатолий Семенович:

                  «Но эту статью уже отклонили три журнала «Экология». «Биосфера» и «Принципы экологии». Но последний журнал предложил журналу "Ученые записки Петрозаводского университета опубликовать эту статью. Редактор попросил меня кое-что поправить в форме по их стандартам и обещал опубликовать в июне-июле. Но пока тишина, ни да, ни нет. Наверное, рецензенты не согласны. Подождем еще. А по поводу кристаллизации как упаковки отходов должен сказать следующее. Во-первых, почвенные растворы — это гели разлагающейся биомассы, в которых идет успешная кристаллизация лишних элементов. Во-вторых, в организме человека и животных кристаллизация результатов пищеварения происходит постоянно: сначала из них строится скелет, зубы, глаза, ногти, когти, волосы, шерсть, клювы и перья птиц, паутина, шелковые нити шелкопряда и коконы куколок. А то, что не идет на пользу организму превращается в экскременты и в конкременты — эти самые камни в почках, печени, мочетоках и т.п. Это и есть система утилизации отходов с пользой для организма и без вреда его метаболизму. В экосистеме и в биосфере происходит все то же самое, только в более укрупненном виде. Процесс надо изучать, а мы пока строим только предположения, догадки без особой проверки. Я уверен в одном, что в биосфере как в экосистеме глобального масштаба все строго согласовано на уровне гомеостаза и подогнано до мельчайших деталей, которые нам предстоит обнаружить, оценить и использовать для своего выживания на нашей грешной Земле.»

                  • Denny:

                    Еще раз. Именно институты экспертизы и репутации гарантируют, что любое движение НЕ превратится в лохотрон. И наоборот: без них лохотрон вырастает на каждом шагу. Независимо от целей самого движения.

                    • Ash:

                      «Именно институты экспертизы и репутации гарантируют...»

                      Разумеется.

                      Но сами собой эти институты не произрастают, а чтобы их вырастить, нужно создать условия.

                      Для того, чтобы создать условия, категорически необходима заинтересованность создающих условия в этих институтах.

                      Исторический факт: любой общественный институт начинает деградировать и разваливаться, как только в нём исчезает надобность. Примеров море — от крито-микенской письмености до КПСС.

              • Denny:

                "за счет проявления эффекта Ребиндера при преобразовании потенциальной энергии упругих деформаций в пористом мышечном волокне в работу по сжатию и растяжению пор этого волокна? "

                Одиночная мышечная клетка прекрасно сокращается. Одиночный сперматозоид прекрасно движется.

                • Л.Л. Гошка:

                  Википедия:

                  Амебное движение.

                  Точный механизм, по мнению Аллена, всё ещё остаётся неизвестным.

                  В движении участвуют комплексы актин-миозин, ионы кальция, белки, связывающиеся с актином, осмотическое давление, а в цитоплазме происходят процессы преобразования золь-гель и обратные.

                  Золь-гель процесс — технология материалов, в том числе наноматериалов, включающая получение золя с последующим переводом его в гель, то есть в коллоидную систему, состоящую из жидкой дисперсионной среды, заключенной в пространственную сетку, образованную соединившимися частицами дисперсной фазы.

                  Любопытно, не является ли исполнительным механизмом амебного движения золь-гель процесс, т.к. дисперсная фаза (пространственная сетка) образует поры в дисперсионной среде, а все остальное является управлением этим процессом?

            • Ash:

              1. «Речь идет об институте экспертизы и институте репутации. ...Без этого никакие экономические и прочие теории работать не будут.»

              Так я и говорю — все элементы цепочки должны соответствовать друг другу.

              2. «И взять их неоткуда.»

              Существуют экономисты, которым можно кое-что объяснить. Лично на этом форуме провёл маленький успешный экспериментик.

              3. «И будет неоткуда взять, пока не вырастут институты экспертизы и репутации.»

              Вы просто не представляете себе, каков уровень теоретических воззрений на экономику, лежащих в основе нынешней экономической политики.

              Какая там, ко всем чертям, экспертиза!?

              У любого инженера или учёного-естествоиспытателя в глазах потемнеет, когда он разберётся, откуда берут самые фундаментальные решения и исходя из чего распоряжаются сотнями миллиардов рублей. У нас же сейчас пытаются сделать ровно то же самое, что пытались делать начиная с середины XIX века и делали неоднократно в разных местах с совершенно одинаковым результатом — полным крахом, из-за чего в развитых странах соответствующие воззрения уже не применяют (а только «экспортируют»).

              Это как если бы богословам отдали все журналы по физике и математике.

              Какие эксперты нужны, чтобы их разогнать?

              • Denny:

                Еще разок. Уровень принятия решений один и тот же, что наверху, что внизу. В массе. А причина аккурат в том, что нет институтов экспертизы и репутации. И никакими высокомудрыми теориями об экономике и об организации науки этого не изменить.

                • Ash:

                  «Уровень принятия решений один и тот же, что наверху, что внизу.»

                  В разных отраслях знания уровень принятия решений совершенно разный, хотя математика одна и та же.

                  Сейчас ни один инженер никогда не примет тех решений, которые принимают экономисты, потому что иначе этого инженера просто уволят (если не отправят к психиатру).

                  Проблема в том, что ни математики, ни физики не хотят разбираться в основах экономики — даже под угрозой физической ликвидации.

                  • Лёня:

                    “Проблема в том, что ни математики, ни физики не хотят разбираться в основах экономики — даже под угрозой физической ликвидации.”

                    Ash, “под угрозой физической ликвидации” физикам и математикам следует также осваивать основы юриспруденции, сыскного дела, сельского хозяйства, медицины и далее по списку всех остальных проблематичных областей нашей беспросветной действительности. Вы к этому призываете?

                    • Ash:

                      «Вы к этому призываете?»

                      В том-то и дело, что не к этому, потому что основные причины проблем в указанных Вами областях лежат в катастрофическом положении дел с экономической теорией. Попытаюсь кратко объяснить «на пальцах».

                      1. Когда инженер конструирует систему управления для какого-нибудь устройства, то он сначала хотя бы мысленно составляет примерную математическую модель этой системы. Например, паровоз можно представить состоящим из механических деталей (колес, поршней и т.д.), а также из пара в цилиндрах и воды.

                      Механические детали описываются на основании законов Ньютона и ими следует управлять согласно детерминированным моделям.

                      Пар и вода представляют из себя существенно стохастические системы, их описывают в рамках термодинамики на основании статистической физики (хотя инженера последнее обстоятельство мало интересует).

                      2. Когда макроэкономист конструирует систему управления экономикой, то совершенно не интересуется свойствами входящих в неё частей. Он описывает всё и вся в терминах соответствующих денежных сумм, просто постулируя, без малейших признаков какого-либо обоснования, что вся конструкция в целом должна удовлетворительно описываться стохастической (рыночной) моделью.

                      3. Результаты носят просто чудовищный характер. Например, только что ЦБ закачал в «Открытие» около триллиона рублей и ещё примерно половину этого в Бинбанк.

                      Можете прикинуть, сколько и каких проблем в юриспруденции, сыскном деле, сельском хозяйстве, медицине и т.д. было бы решено на эти деньги.

                      --------------------------

                      Но соль даже не в этом.

                      Приведшая к таким последствиям экономическая политика, основанная на соответствующей экономической теории, признана нашими учёными-экономистами вполне правильной.

                      И считается совершенно нормальным, что после всего случившегося эти банки нужно будет снова отдать в частные руки — для нового захода на те же грабли.

                      Спрашивается — кто должен вправлять шарики этим деятелям от экономической теории?

                      Большевики?

                  • Denny:

                    Я имею в виду организационные управленческие решения. На уровне институтов и других. Я с этим знаком изнутри. Да и здесь пролезает. Посмотрите, что писал Максим Кирчанов про выплаты. Здесь не нужна большая экономическая теория. А зашибает, бесит и демотивирует такой уровень организации многих реальных людей.

                    • Ash:

                      «А зашибает, бесит и демотивирует такой уровень организации многих реальных людей.»

                      Так откуда берётся этот уровень организации? Разве не от проблем, идущих «сверху»?

                      Как можно принимать нормальные локальные решения в учреждении, которое не нужно финансирующим его органам? И которое вообще практически никому в стране не нужно?

                      Лично я понял, почему удалось реализовать атомный проект, только узнав любимый вопрос Берии: «Не нужно рассказывать мне сложных историй. Просто скажите, кто конкретно мешает вам работать.»

                      И замечу, что отнюдь не призываю к возвращению тех методов.

                      Важно, что способы управления должны соответствовать управляемой системе и поставленной задаче в самом обычном инженерном смысле.

                    • Denny:

                      «Так откуда берётся этот уровень организации? Разве не от проблем, идущих «сверху»?»

                      Ну разумеется. как же иначе. В том, что Максиму Кирчанову приходится заполнять дурные списки и кому-то еще кланяться виноват лично президент РФ. Без реформы всей экономики эту проблему не решить!

                      Попробуйте хоть раз отвлечься от своей идеи фикс. И подумать, в чем корень проблем «наверху». И вы сразу поймете, что начинается с того, что где-то внизу не остановили на основе институтов экспертизы и репутации некомпетентных и неадекватных людей. И эти люди со своей дурью и придурью пролезают наверх.

                      Очень легко, знаете ли, искать виновных там. наверху, где мы ничего сделать не можем. И оправдывать собственный конформизм и бездеятельность. Удовлетворяясь писанием критических коментов и призывов на форуме. Меня от этой позиции тошнит уже лет 20. Не допускать безобразий и грязи на своем уровне и вокруг себя — несколько сложнее.

                      Отвечаю. Нормальные решения в учреждении в рамках своих полномочий принимать можно. Надо только перестать стонать и вынуть голову из задницы.

                    • Ash:

                      1. «В том, что Максиму Кирчанову приходится заполнять ... виноват лично...»

                      Виновата система, в которой такие ситуации не могут быть устранены рутинным образом.

                      Вопрос-то чисто инженерный и абсолютно стандартный.

                      Никакая система не может нормально функционировать, если она неустойчива по отношению к небольшим возмущениям. Даже регулятор в бачке унитаза сделан с учётом этого требования.

                      Регулятор действует внутри системы, но конструируют-то его снаружи. И снаружи присматривают за его работой, меняя время от времени износившиеся части, а также совершенствуя конструкцию.

                      Другими словами, реакция на отдельные несуразности локальна, однако механизм, обеспечивающий эту реакцию (или её отсутствие), сделан снаружи. В этом состоит одно из различий между живыми системами и устройствами, сделанными человеком.

                      2. Существует чрезвычайно распространённое заблуждение, что, поскольку человек полагает себя разумным, то

                      можно организовать его разумное поведение, просто прочитав проповедь о пользе разума.

                      Вся история человечества — доказательство ошибочности этого тезиса.

                      Бесчисленными опытами установлено, что проповеди могут действовать долгое время лишь на очень небольшое число людей, но очень недолгое — на значительное количество последних (своего рода принцип неопределённости).

                      3. «...где-то внизу не остановили на основе институтов экспертизы и репутации некомпетентных и неадекватных людей.»

                      Один простой вопрос: как я могу остановить некомпетентного человека, если у него в руках моя зарплата и в его власти — дать мне её или не дать?

                • Анатолий Берёзкин:

                  Вы все время вместе упоминаете экспертизу и репутацию, как блага равного уровня. Экспертиза — да, а репутация —

                  это вера в авторитет (журнала, вуза, ученого), не требующая экспертизы, не подразумевающая проверки, поскольку «конечно всем очевидно». Извините, но вы в статьях эксперимент не будете подменять утверждением «всем хорошо известно, что ..., поэтому мы этого не меряем». А когда ссылаетесь на репутацию, делаете именно это. Репутация основана на ошибочных гипотезах, что этот журнал всегда (как правило) печатает хорошие статьи. Этот эксперт никогда не ошибается. Этот вуз всегда выпускает хороших докторов и они одинаковые. Это ошибочная гипотеза, в жизни так не бывает. Она заявляется либо от лени проверять, как на самом деле обстоят дела, либо она выгодна обладателям репутации, что еще чаще. И с годами второй случай в научной среде реализуется все в большей степени. Выгодно создавать репутацию, инвестировать в репутацию и потом эксплуатировать некритичную веру в репутацию. Свежий пример из области крушения репутационного подхода — это рост качества китайских публикаций в последние 10 лет. Недавно была одна «репутация», теперь другая. И чего она стоит, если не воспроизводится? Без института репутации можно обойтись, даже нужно обойтись. Независимая экспертная оценка, экспертиза экспертных оценок, обратная связь экспертов и экспертируемых позволяют это делать. В РФ плохо с репутациями, видимо поэтому они как святой грааль — сейчас насоздаем и они заработают. Заработают, только не на вас, а в личных интересах.

                  • Denny:

                    Я под словом репутация подразумеваю несколько иное. Это не возможность проходить без экспертной оценки. А возможность того, что вообще будут оценивать и разговаривать. Грубо говоря, потеря репутации — вылет из системы. Это как раз то, что останавливает, когда есть соблазн... Потому что никакие конфетки не стоят потери репутации и соответствующих последствий.

                  • Ash:

                    1. «Репутация основана на ошибочных гипотезах, что этот журнал всегда (как правило) печатает хорошие статьи.»

                    Репутация в Вашем понимании этого слова — важнейшая вещь. Все сколько-нибудь сложные системы контроля, особенно работающие в режиме реального времени с большим объёмом информации, всегда исходят именно из этого понимания. Просто речь идёт не о детерминированной, а о стохастической системе.

                    Этот подход минимизирует вероятность ошибок и позволяет наиболее целесообразно использовать имеющиеся ресурсы.

                    2. «Этот вуз всегда выпускает хороших докторов и они одинаковые.»

                    Совершенно верно. Так и нужно действовать. Если данный ВУЗ до сих пор выпускал только хороших докторов, то нет смысла проверять его так же, как заборостроительный, потому что иначе не останется ресурсов на проверку докторов от «забора из профнастила» и суммарное качество функционирования системы контроля упадёт.

                    3. «Свежий пример из области крушения репутационного подхода...»

                    Абсолютно стандартная для технических приложений ситуация. Случилось событие с малой априорной вероятностью. После этого пересчитываются все пороги и назначаются новые уровни «отсечки» значимых событий.

                    4. «Независимая экспертная оценка, экспертиза экспертных оценок, обратная связь экспертов и экспертируемых позволяют это делать.»

                    Вы призываете к внедрению классических советских методов управления.

                    Опыт СССР доказал, что они в системах, хорошо описываемых стохастическими моделями, не работают.

                    5. «В РФ плохо с репутациями...»

                    Естественно — нет обратной связи. А если нет обратной связи, то нельзя пересчитывать вероятности и идёт сплошной брак.

                    --------------------------

                    Население очень плохо знакомо с основами управления и наблюдения для стохастических систем.

                    Поэтому народ тянет к детерминированным методам (т.е. «командно-административным»).

                  • Галина Цирлина:

                    Анатолий,

                    репутация — это ведь не пожизненно прикрепляемая бирка. Очень легко утратить репутацию, это и есть регулятор (в том числе он работает по механизмам, которые Вы указали в конце комментария). Восстановление института репутаций связано не с нынешними носителями бирок, а исключительно со способностью всех остальных не впадать от бирок (и часто прилагаемых к ним чинов) в гипноз. Я знаю заметное число людей, которые на это способны, и еще больше таких, которые в принципе в состоянии бороться с гипнозом, но в сложившейся ситуации испытывают неловкость, опасаются выделяться «на общем фоне». Будет больше указанных механизмов на всех уровнях — станет больше поводов не опасаться,

                    Галина

    • Denny:

      Очень верное замечание. К реальным проблемам, с которыми сталкивается дирекция институтов, все это не имеет отношения.

  • Denny:

    Сказав А, хорошо бы все же сказать и Б. думаю, авторы хорошо понимают, что реализация их идей выявит необходимость закрытия массы журналов, советов, групп и организаций. То есть необходимость массового сокращения. Это в идеале.

    А в реале попытка все это реализовать приведет к очередному бюрократическому витку новых отчетов и экспертиз, которые ничем не закончатся.

    Поймите, коллеги, институт репутации и институт экспертизы невозможно создать. Можно только вырастить. Если плотно работать — в следующем поколении.

    • Ash:

      1. «То есть необходимость массового сокращения. Это в идеале.»

      Без малейших сомнений.

      Любая попытка сбалансировать сегодняшние потребности экономики с имеющимися научными учреждениями абсолютно неизбежно ведёт к сокращениям в разы.

      2. «А в реале попытка все это реализовать приведет к очередному бюрократическому витку новых отчетов и экспертиз, которые ничем не закончатся.»

      И это абсолютно верно.

      Масштабных сокращений мало кто хочет, а потому всё сведётся к фикциям.

      3. «...институт репутации и институт экспертизы невозможно создать. Можно только вырастить. Если плотно работать — в следующем поколении.»

      Тоже правильно. Но сначала нужно создать условия для такого выращивания.

      А это возможно исключительно в более-менее нормальной экономике.

      И вот как её создать — ключевой научный вопрос, который кроме учёных никто решить не сможет.

  • мелкий:

    Очень уважаю авторов, как ученых и популяризаторов науки, но написана полная ахинея. Снова запретить, распустить, назначить комиссию, без права занимать и т д. Российская , как и советская наука устроена по феодальному принципу.Она могла работать только когда сам феодал хоть во что-то верил и кого то боялся. Зря вы скептически относитесь к коммунистической религии. Она была. В условиях рынка такая наука работать никогда не будет и реформированию, кроме полного слома, не подлежит. Сильные коллективы выживут в любых условиях и реформы им не страшны, хотя и раздражают. Что же касается остальных... Жаль конечно, но мир их праху. Вы бы обсудили , ребята, как провести реформу таким образом, чтобы каждый научный сотрудник мог лекции в ВУЗах читать в обязательном порядке! Допустим, опубликовал штук 10 статей в хороших журналах- получай курс лекций автоматом.Можно не объединять ВУЗы и НИИ в один конгломерат, но в законодательном порядке как-то облегчить взаимопроникновение. Вы то сами и там и тут работаете. А обычный сотрудник если начинает преподавать быстро деградирует как ученый.

    • Лёня:

      “чтобы каждый научный сотрудник мог лекции в ВУЗах читать в обязательном порядке”…“сотрудник если начинает преподавать быстро деградирует как ученый”

      Таким образом, каждый научный сотрудник начинает в обязательном порядке преподавать, и быстро деградирует, как ученый?

      • Denny:

        Насколько я понимаю, тут просто коряво изложена вполне здравая мысль. Человек, занимающийся преподаванием фулл-тайм по нашим ВУЗовским стандартам действительно быстро деградирует как ученый. Ему просто некогда заниматься наукой. Но специалист-ученый вполне может без ущерба для своей работы читать один курс лекций по своей специальности, причем на высоком современном уровне.

        • Лёня:

          “специалист-ученый вполне может без ущерба для своей работы читать один курс лекций”

          Согласен, только не “каждый” и не в ”обязательном порядке” (как советует товарищ ‘мелкий'), а только при условии реальной материальной заинтересованности специалиста-ученого в чтении лекций, каковой сейчас практически нет.

          • Denny:

            Не каждый и не в обязательном порядке. Согласен. А только при условии реальной материальной заинтересованности... Не согласен. Для специалиста приличного уровня это нормально. Эти люди делают рецензии для журналов (без всякой материальной заинтересованности), пишут отзывы на диссертации, делают доклады на всяких школах, занимаются экспертизой грантов и пр. Это как бы часть общей работы. Без которой дело двигаться не может. Подобные вещи являются неотъемлемой частью репутации ученого (о которой тут речь и идет).

            • Лёня:

              “при условии реальной материальной заинтересованности... Не согласен”… “Это как бы часть общей работы.”

              Чтение лекций это тяжелая и ответственная работа (если читать на совесть, а не халявно), которая должна достойно оплачиваться. Аналогия с рецензиями, экспертизой грантов и разными хобби типа докладов на школах тут не вполне уместна. Экспертиза грантов, кстати, оплачивается, а рецензии мы пишем бесплатно только потому, что наши статьи кто-то другой тоже рецензирует бесплатно (оплата по бартеру получается).

              • Denny:

                Я и не утверждаю, что читать лекции надо за бесплатно. Вопрос в том, что есть «реальная материальная заинтересованность».

                • Лёня:

                  «реальная материальная заинтересованность» это то, что сподвигнет меня оторваться от моих любимых научных изысканий, и выделить часть моего драгоценного (а то и бесценного) времени на подготовку и чтение лекции группе слабо-заинтересованных лоботрясов.

                  • Ash:

                    А вот если Вам будут платить хотя бы на уровне менеджера среднего звена, то вместо лоботрясов Вы будете заниматься с разумными и весьма заинтересованными студентами.

                  • Denny:

                    Я как раз об этом. Я полагаю, что некоторое участие в образовательном процессе относится для меня к категории «положение обязывает». Соответственно, отказ или требование реально меня заинтересовывать материальными стимулами нанесет урон моей репутации. Разумеется, я не стану тратить время, чтобы заполнить дырки в учебном плане у слабо заинтересованных лоботрясов.

                    • Лёня:

                      Посыл «положение обязывает» я понимаю и отчасти разделяю, только такой посыл должен быть обоюдосторонний, то есть положение приличного ВУЗа также должно обязывать его обеспечить достойную оплату (или иные стимулы) приглашенному лектору. Односторонние обязательства – вещь лукавая и вредная.

                    • Denny:

                      Я тоже за взаимность. Но есть и другие стимулы помимо денег, как вы отметили.

                  • John Snow:

                    Вставлю свои пять копеек! Как завлаб в академическом институте я читаю курс лекций в университете бесплатно, потому что это даёт мне приток способных студентов, которые потом поступают ко мне в аспирантуру!

                    • Лёня:

                      “я читаю курс лекций в университете бесплатно, потому что это даёт мне приток способных студентов, которые потом поступают ко мне в аспирантуру”

                      А если бы университет платил за лекции, это помешало бы притоку студентов? Ваш подход стимулирует у администрации университета приятную для них иллюзию, что чтение лекций – плевое дело, за которое можно платить гроши или не платить вовсе. Демпинг, одним словом.

                    • John Snow:

                      Вы знаете, я получаю основной оклад за научную работу, поэтому платят мне за лекции, или нет, меня не волнует! Но соглашусь, что для тех, кто зарабатывает свой хлеб в поте лица (я без всякой иронии!) , читая лекции и ведя занятия в университете, моя позиция может показаться слегка штрейкбрехерской!:)

    • Ash:

      1. «Российская , как и советская наука устроена по феодальному принципу.»

      Советская наука была устроена как централизовано управляемая система.

      «Феодальный» принцип получился, когда систему централизованного управления ликвидировали. Но структура-то осталась прежняя. Поэтому централизованную систему автоматически заменила система негласных договорённостей между администраторами, о чём совершенно правильно говорят авторы статьи, не понимая фундаментальных причин этого явления.

      2. «В условиях рынка такая наука работать никогда не будет и реформированию, кроме полного слома, не подлежит.»

      Абсолютно правильно.

      А фокус в том, что в основных отраслях экономики никакого рынка у нас нет, никогда не было и в обозримом будущем быть не может. Потому что в условиях рынка эти секторы просто прекратят функционировать по сугубо технологическим причинам.

      Вместо рынка там — система неофициальных договорённостей между фактическими владельцами (независимо от официальной формы собственности) нерыночных предприятий — то есть система олигархических группировок.

      Потому науку и не сломали, что она перестроилась по общему шаблону.

      Просто в нашей науке постепенно происходит обычная деградация — как почти ненужного общественного института.

  • Сергей:

    Один анекдот дважды в одной компании не рассказывают

  • Александр:

    Странно выглядят призывы улучшить образование и науку, если даже школяру, и лучше прочих кстати, известно, что наше государство сделало ставку на «духовность» разлива 2000 тысячелетней давности, которой научное видение мира остро противоречит.

    Уничтожение образования и науки есть острая необходимость такого курса.

    • Ash:

      «...что наше государство сделало ставку на ``духовность''...»

      А в чём, по-Вашему, причина такой ставки? В дьявольских кознях?

      • Александр:

        Да как в законе Паркинсона-самое простое изящное, но неправильное решение сложной проблемы. Всегда проще заявить, что проблем нет, чем признать наличие и начать вылезать из ямы, куда самостоятельно залезли. «Духовность» же как раз это и позволяет. Как пример медицина: было же у патриарха, что болезни-от грехов. Эпидемия ВИЧ-это всё распущенность! Т.е. ни фармзаводы, устаревшие по Сергееву ещё в 60-х строить не нужно, ни сангиг-просвет проводить, ни больницы переоснащать, а врачей переучивать.

        • Ash:

          «Духовность» началась ещё при Ельцине, если не раньше. Начали усиленно строить церкви, пропагандировать попов по телевизору и т.д. И только сравнительно недавно она поднялась на самый верх и теперь спускается вниз по административным каналам.

          Так что тут процесс явно начался снизу, а уж верхи не преминули этим воспользоваться в своих целях.

          Возникает вопрос — а население-то почему к свечкам потянуло?

          • Александр:

            Религия-это симулякр психотерапии для совсем нищих. Типа все вокруг виноваты и всё плохо, а я в домике. Злорадство на уровне «а они в аду гореть будут, бог их накажет» тоже не стоит сбрасывать со счетов. И мышление на уровне ребёнка, который от устроенного пожара спрятался под кровать: огня не видно, значит и нет и всё хорошо.

            А слоган «зачем нужна дорога, если она не ведёт к храму»-это из 80-х. Произошло замещение парторга на попа в голове у людей привыкших к «а ты не думай-за тебя партия думает».

            • Ash:

              «Религия-это симулякр психотерапии для совсем нищих.»

              Религия не есть новейшее изобретение. Настоящие атеисты появились только в XIX-ом веке. До этого времени любое хоть сколько-нибудь последовательное мировоззрение было основано на религии. И долго после революции в нашей стране религиозные праздники были в числе официальных.

              Поэтому скорее всего мы имеем дело с возвратом назад, в прошлое, который напрямую связан с деградацией экономики.

              • Игорь Яковлевич Ерухимович:

                Всё-таки французские энциклопедисты работали на сто лет раньше.

              • Александр:

                Атеизм был вполне себе ещё в античности. Вот только те просвещение атеисты по случаю были рабовладельцами и хорошо понимали пользу религии для обуздания черни, которваться ка правно и эксплатировали.

                А имелось в виду концепция из психиатрии, что «белые люди» могут позволить себе психотерапию, для бедных есть психофармакология, которая часто проблем не решает, но симптоматику снимает, а религия-это самое дно для нищих, когда пациента убеждают, что как раз все остальные (неверные) больны и только он на самом деле здоров.

                А что религиозное мировойзрение сейчас архаично и это возврат в прошлое не подлежит сомнению.

                • Ash:

                  «Атеизм был вполне себе ещё в античности.»

                  Этот атеизм не был научным, поскольку не основывался на опытном происхождении любого знания. А это поняли лишь в XIX-ом веке.

                  Кстати, последнюю «калитку для божества» захлопнули только в середине XX-го, когда составили конечный список взаимодействий, заметных при комнатных (и далеко не только) условиях.

  • Сергей:

    Мысли и предложения в стране здравые, но их реализация возможна поэтапно и в очень большие сроки. Причины: нет кадров (реформы возглавят те, кто привёл науку к теперешнему состоянию); большой разрыв между ведущими институтами и всеми остальными; отсутствие значимого спроса со стороны бизнеса; равнодушие большей части общества к проблемам развития науки и образования. Сокращение институтов тоже не решит проблемы. В относительном количестве, по сравнению с развитыми и многими развивающимися странами, их и так мало. Сокращения могут привести к окончательному исчезновению академической среды. Формирование репутации происходит долго. Меры по реформированию должны быть понятными научным сотрудникам. Некоторые меры можно начать реализовывать хоть завтра. Путь в тысячу ли начинается с одного шага

    • Ash:

      «...отсутствие значимого спроса со стороны бизнеса...»

      « Почему вы меня не встречали салютом? — спросил король. — Во-первых, у нас не было пороха, во-вторых... — Достаточно, -сказал король.»

      petit-ulysses.livejournal.com/13018.html

  • Сергей:

    Мысли и предложения в статье здравые...

  • Борис Шалютин:

    Поддерживаю общий пафос и многие конкретные позиции. Но пунктом ПЕРВЫМ бы назвал немедленное увольнение выявленных плагиаторов в высшем образовательном и научном менеджменте, включая ректоров и проректоров, директоров НИИ и т.п. с параллельным развертыванием всеохватывающей системы выявления и искоренения плагиата в науке и образовании. Это было бы технологически сильнейшим ударом по организаторам сопротивления любым позитивным переменам.

  • Сергей:

    Мне кажется, что борьба с откровенным плагиатом отвлекает от более важных проблем. С распространением программ типа «антиплагиат» чистых заимствований будет все меньше и их актуальность пойдёт на спад. Но качество новых работ, имитирующих науку (особенно в общественных науках) можно проверить только экспертно в рамках соответствующего научного сообщества. Но именно академическое научное сообщество разрушено и продолжает разрушаться. В погоне за гипотетической эффективностью разрушаются академические институты. Например, кто-нибудь увидел толк в введении эффективных контрактов? Очень большой вред здесь наносят именно экономисты. Не особо знаю как экономическая теория обосновывает происходящие процессы в академии, но очевидно, что внедрение экономических механизмов и стимулов при отсутствии рынков губительно. В экономизме нет ничего плохого, когда он применяется к системам с конкурентными рынками, но в академии (да и большинстве отраслей российской экономики) до создания конкурентных рынков ещё далеко. Есть неплохая книга историка Н. Фергюсона «Великое вырождение» — это о совреныых процессах «модернизации», что очень поучительно при осмыслении эволюции академии

    • Ash:

      1. «...но очевидно, что внедрение экономических механизмов и стимулов при отсутствии рынков губительно.»

      Об этом и речь.

      2. «...он применяется к системам с конкурентными рынками...»

      Перед решением о применении рыночного управления нужно тупо проверять — можно ли считать управляемую систему стохастической. Любого инженера, который не сделает этого для технической системы, тут же уволят.

      А экономистам всё сходит с рук.

      3. «Не особо знаю как экономическая теория обосновывает происходящие процессы в академии...»

      Никак она не описывает. Она постулирует — любой организацией можно управлять как колхозным рынком.

      4. «...кто-нибудь увидел толк в введении эффективных контрактов?»

      Эти контракты — просто калька с коммерческих структур. Вводим KPI — и вперёд.

      ---------------------

      Общий принцип — когда наши макроэкономисты встречаются с нерыночной структурой, они пытаются управлять ею как рыночной.

      И если их не остановить, то разносят её в пыль.

    • Denny:

      Сам по себе эффективный контракт — просто механизм. Все зависит от того, что и как будет этот механизм использовать. Колючей проволокой можно защищать пастбища от волков, а можно оплести концлагеря. Обратите внимание: авторы про это вообще ничего не говорят. Такое впечатление, что для директора это совершенно не интересно. А ведь это имеет самое прямое отношение к вопросам экспертизы и оценке деятельности. И в институтах ФАНО как раз сейчас вводится. Причем дано на откуп самим институтам. Которые лепят кто во что горазд. И наверняка многих зашибет.

      Но эти приземленные материи мало кого волнуют. Нет никакой координации и методических рекомендаций от всех экспертных команд вроде РАН, ОНР, корпуса экспертов и пр. Такое впечатление, что это на Марсе происходит. Зато потом будет вонь и огонь.

      • Ash:

        1. «Все зависит от того, что и как будет этот механизм использовать... Зато потом будет вонь и огонь.»

        Конечно.

        2. «Такое впечатление, что для директора это совершенно не интересно.»

        Научное население не умеет отличать важное от неважного на стадии бумажек и привыкло к патриархальным порядкам в РАН.

        3. «Причем дано на откуп самим институтам.»

        То, что я лично видел на эту тему в институтах, ни одному юристу показывать нельзя. Во избежание смертельного исхода.

        4. «Нет никакой координации и методических рекомендаций...»

        Теоретически «эффективный контракт» применительно к бюджетнику (в силу КЗОТ) — сугубо механическая сумма трудового договора с должностной инструкцией и как таковой заметного смысла не имеет.

        Но Ливанов и компания хотели внести туда что-то вроде KPI от коммерции. Теоретическая проблема, однако, в том, что бюджетная сфера исходно не ориентирована на коммерцию, то есть отталкиваться от прибыли, вообще говоря, нельзя. Отсюда происходит полный сюрреализм всей затеи.

        Например, для научных сотрудников юридически сносный протез KPI можно изготовить только из наукометрии — на радость графоманам.

        ---------------------

        Общая рекомендация по изготовлению «эффективного контракта» — слить в один файл старую должностную инструкцию и трудовой договор, осуществить стилистическую правку в литературных целях, распечатать, подписать и отчитаться об успехах.

        • Denny:

          Я не про научное население вообще, а про авторов статьи в частности. Они и им подобные должны в этом разбираться. И могли бы внести лепту в просвещение научного населения. Но, видимо, им это не интересно.

          Мы каждый шаг и пункт с юристом обсасываем. Ибо потом зашибить может.

          «Сугубо механическая сумма...» Совершенно неверно. То есть верно в отношении окладов. Но фокус в том, что институты имеют довольно значительные суммы на надбавки. Часто эти деньги приходят в конце года на целевое использование аккурат для увеличения зарплат научных сотрудников. Эффективный контракт позволяет навести в этих выплатах некий порядок. Так что коммерция тут не при чем.

          Что да наукометрического протеза, то тут, как и везде, дело не в том, что кто-то не любит кошек, а просто в том, что не умеет их готовить. Надо уметь пользоваться наукометрией.

          • Ash:

            1. «Они и им подобные должны в этом разбираться.»

            Михаил Гельфанд в качестве юриста по вопросам, связанным с КЗоТ РФ — это будет прикол сезона.

            2. «Мы каждый шаг и пункт с юристом обсасываем.» «...имеют довольно значительные суммы на надбавки...»

            Вам уже неоднократно и в разных формах говорили — по себе людей не судят.

            У Вас жемчуг мелкий (если, конечно, юрист хороший). Чёрт с ними, с надбавками — народ пишет такое, за что можно сажать сразу.

            Я давал совет: как, не зная ничего, гарантировано потом не попасть в КПЗ.

            3. «Эффективный контракт позволяет навести в этих выплатах некий порядок. Так что коммерция тут не при чем.»

            В коммерции ищут величины, имеющие приличный коэффициент корреляции с прибылью. Из них и выбирают KPI.

            4. «Надо уметь пользоваться наукометрией.»

            Пулемётом тоже нужно уметь пользоваться. Именно поэтому его не всем можно давать в руки.

            • Denny:

              Надо учиться и учить окружающих людей пользоваться тем, что им реально может пригодиться. От трудового кодекса до пулемета. Ничего тут нет архисложного. Ни в том, ни в другом. Вместо этого предпочитают растекаться мыслью по древу в разных утопиях, не имеющих никакого конкретного смысла.

              • Ash:

                «Ничего тут нет архисложного. Ни в том, ни в другом.»

                Вот и я о том же.

                Поэтому накал, с которым обсуждают сочинения министра-журналиста, при почти полном отсутствии интереса к судьбе сотен миллиардов рублей, меня сильно удивляет.

  • Георгий:

    Да, институт репутаций никто никогда не отменял.

    Другое дело, что «славным малым» не может назначить и король.

    Авторы статьи не первый раз высказывают радикальные всеобщие идеи в отношении того, что и как надо реформировать в отечественной науке.

    Большинство их более ранних идей было продуктивно использовано бюрократами при создании ФАНО и всяких экспертных советов при Минобрнауки.

    Вся свистопляска с внедрением наукометрии ими изначально поддерживалась.

    В год 100 летия Революции мы знаем чем кончаются звонкие песни о главном, поэтому никаким быстрым шагам не верим...

    Ситуация и в стране, и в науке куда сложнее, чем пишут авторы и предлогаемые ими эклектичные меры и лозунги ее не поменяют, если не усугубят.

  • Леон:

    Что наша нация хочет от науки? Давайте определимся.

    -1. Быть источником новых знаний в естественных науках и массового технологического прогресса? Тогда надо брать пример с США, которые до недавнего времени вкладывали колоссальные деньги в естественные науки (в первую очередь, в биотехнологии и микроэлектронику) как из госбюджета, так и из денег транснациональных корпораций, высасывая к себе ученых с репутацией со всего мира. Этот путь — нереальный, РФ не контролирует мировые финансы, включая долларовый печатный станок. Более того, не «зашконкивание» ли философии и истории в пользу техники привёл к нынешнему планетарному кризису (по сути, техногенному фашизму со всеми масс-идейными извращениями)?

    0. Сделать из науки некую малочисленную касту жрецов, этаких «гуру», обладающих сакральным знанием и интеллектом (вырождается в имитацию науки)? На это похожа нынешняя «риформа ран», когда по кольцу «положительной обратной связи» в учёные отбираются фальсификаторы-мошенники, либо болтовней обосновывающие важность своих исследований и/или подделкой достижений/индексов... и/или подкупом экспертов... Некий «роснанизм».

    Кстати, пример шизофреничности этой тактики. Шестая колонна «заказала» в 2013 году травлю научного сообщества как сборища неудачников и мошенников (хотя учёные у нас — одна из немногих страт общества, работающих в целом честно), выдав антитезис: «А мы вот — настоящие учёные». Результат один: теперь все учёные, включая нанистов — жулики.

    1. Сохранить имеющийся пул учёных? Краткосрочно-среднесрочно это проще всего — директивными методами обеспечить всех имеющих отношение к науке стабильными приличными зарплатами (могу ошибаться, но медианным размером — около 50 тысяч рублей), а молодёжь — ещё и жильём. Более того, необходимо не обеспечивать конкуренцию между учёными (из курса экологии помним, что конкуренция между представителями вида, живущими рядом — самая жестокая), а обеспечить всяческое сотрудничество (чтобы было выгодно во всех смыслах публиковать статьи-книги с большим количеством с соавторов, с «пол-пинка» финансирование поездок для проведения экспериментов, лекций-семинаров) и, подозреваю, после трех десятилетий истязаний над научным миром в России — постоянную психологическую помощь оставшимся в науке. Что-то надо делать с частым буллингом в научных коллективах.

    Надо отменять грантовую систему (или серьёзно изменять), потому что это вырождается в имитацию науки, когда коллектив набирает пять и более проектов, а времени и людей на работу просто нет.

    По вопросу вузов и Академий — надо разделять учёбу и науку, копируя США (пункт «-1»), мы стратегически проигрываем.

    Что-то мог упустить.

    По моему мнению, надо сохранять то, что имеем. Более того, надо возвращать уважение трудящихся людей к друг другу и самоуважение, изничтожать жутчайшее неравенство и возвращать «социальные лифты» в обществе. Пусть меня дополнят социопсихологи, социологи, психологи, философы (если таковые честные специалисты (не обслуга властей и миллионеров) ещё остались).

    • Ash:

      1. «...США, которые до недавнего времени вкладывали колоссальные деньги в естественные науки (в первую очередь, в биотехнологии и микроэлектронику) как из госбюджета, так и из денег транснациональных корпораций...»

      Причём транснациональные корпорации всегда тонко намекали государству на то, куда лучше всего вкладывать.

      2. «Этот путь — нереальный, РФ не контролирует мировые финансы, включая долларовый печатный станок.»

      Нет, путь вполне реальный, если суметь перекинуть деньги от сырьевиков в обрабатывающую промышленность.

      3. «...философии и истории в пользу техники привёл к нынешнему планетарному кризису...»

      Одна из основных причин — разрыв между гуманитарными и естественными науками. Физики и математики не знают философию и путаются в элементарнейших вещах, а гуманитарии не пользуются достижениями математики, что имеет особенно жуткие последствия в сфере экономики.

      4. «Сделать из науки некую малочисленную касту жрецов...»

      Это происходит само собой из-за малости платёжеспособного спроса на научные исследования со стороны нашей экономики.

      5. «Сохранить имеющийся пул учёных?»

      Для этого нужно понимать, зачем, они собственно, нужны.

      -----------------

      Сейчас у нас на государственном уровне к науке относятся как к некой разновидности шаманства, требуя от неё невозможного — подъёма промышленности.

      Когда отсутствие результатов в полной мере выяснится, то остатки нашей науки быстро ликвидируют.

  • y.v.:

    Очень расстроен, от редакции ТрВ ожидал куда большего.

    Эта статья, по всей видимости, представляет собой эдакий план действий, на случай, если в следующем году к власти вдруг придёт Навальный, и станет всё реформировать, причём его программой эта статья отнюдь не является.

    И хорошо. Потому что такая «программа» только отпугнула бы возможных сторонников. По сравнению с такой программой, программа Путина (изложенная в статье Онищенко в этом же выпуске: +30% ФАНО, х2РФФИ + 40млрд чисто на зарплату и ничего не менять) выглядит куда предпочтительнее для практически любого научного сотрудника.

    Может быть авторы специально выкинули из статьи «популизм» т.е. то что реально мешает учёным работать и оставаться в науке? Чтобы не так просто голосовать было? Или это увлечение «Диссернетом» так повлияло, что его поставили во главу угла?

    Статья начинается с пятиминутки самобичевания : «условия у нас нормальные, а вот учёные уже с 70х никуда не годятся, жрут государственные деньги, имитируют деятельность и торгуют диссертациями\репутациями! «Не то что мы!» И главный тезис — про люстрацию...

    Откуда эти наезды на сложившиеся и худо бедно, но работающие институты? На РИНЦ, у которого появилось достаточно приличное «ядро»; на РФФИ, которое ТрВ же обычно превозносит; на наукометрию, которую сами же недавно и продвигали; на ВАК, который ничего не может потому что боится, а не потому что куплен; даже на олимпиады, которые возникли как средство «борьбы» с недостатками ЕГЭ(как еще поступить действительно талантливому школьнику, которые не может конкурировать с 147% медалистами из республик СК) …

    Вот реально, профдеформация от Диссернета просматривается невооруженным взглядом…

    Откуда этот снобизм: «Исследовательская профессия стала массовой, а скорость коммуникаций резко увеличилась» — как будто это что то плохое!? Читается это ровно так: «Раньше наука была ламповая и элитная, мы сидели в библиотеках и туда не пускали чернь, а теперь всякое быдло из Ирана и Китая может опубликоваться в Nature».

    Дальше конечно есть здравые мысли, но они зачастую очень странно сформулированны...

    4.1.6 «Отмена всех репрессивных мер в отношении специалистов, пораженных в правах за «передачу технологий за рубеж»,» — о чём это на само деле непросто понять даже постоянным читателям ТрВ, а для непосвященного человека это звучит именно так: «Национал предатели предлагают нашим ученым отдать на Запад то что еще осталось в нашей науке» и никак иначе.

    4.2.1 «Увеличение «базового финансирования» всех государственных научных организаций на 30–40% сроком на один год» — отличная идея! а потом отобрать! Напишите в правительство, им понравится — в предвыборный год увеличиваем финансирование на 40%, а потом отбираем, через 4 года снова даём… Федеральный закон такой бы принять...

    4.2.2 «Создание нового научного фонда…» РНФ только что сделали (и его гранты имеют как раз адекватный, а не завышенный размер), а им всё не нравится… Да, и «коренным образом реформировать(=закрыть)» РФФИ тоже очень отличная идея: только что добивались его увеличения его финансирования и всячески хвалили, а теперь кроем.

    П — последовательность.

    4.2.4. Уже делали, причём даже при помощи «международных экспертов». В первый раз получился КИАС, со второй попытки — «Карта науки». Наверное и у ФАНО что то своё теперь есть, у МГУ «Истина», а еще где то сбоку elibrary и еле живой «Корпус экспертов»… Может быть искать старные отчёты в недрах Минобрнауки не такая уж хорошая идея?..

    4.2.5 Написано вообще шикарно: «Снижение обязательного минимума учебной нагрузки на полную ставку во всех университетах на 30%» возможно ровно 2 путями — либо выгнать 30% студентов, либо набрать(откуда?!) 30% преподавателей, что кстати съест всё увеличение базового финансирования пункта 4.2.1.

    Понятно, что это тезис о том, что надо снижать нагрузку для преподавателей, чтобы они могли заниматься наукой, а не имитировать научную деятельность между лекциями. Но сформулируйте это нормально, и предложите, как это вообще реально сделать, а то выглядит это ровно как майские указы — «увеличьте своим сотрудникам зарплату: завтра и в 10 раз, а денег мы вам дадим на 40% меньше».

    4.3.6. Первое и последнее предложение про школу. До этого писали что прекрасную фундаментальную науку надо отделить от прикладной, военной, и всего остального, а тут вдруг про школу вспомнили…

    И вопрос на голосование аудитории вынесен методологически неверный, видимо авторы никогда особенно не составляли соцопросы. Сейчас он звучит следующим образом: "Хотите вы получить +30-40% к финансированию и нашу реформу, или ничего не получить ". А на самом деле он должен звучать «Хотите ли вы получить +35% к базовому финансированию и нашу реформу, или +50% и всё оставить, как было».

  • Ivanovich:

    Цитирую авторов статьи: «… Механизмы, которые в течение десятилетий составляли основу внутреннего саморегулирования науки в развитых странах, в России уже фактически не работают. Замкнутый цикл имитации и вранья включает разветвленную сеть «институтов»: национальные журналы, зачастую реально не рецензируемые; Высшую аттестационную комиссию (ВАК), не выполняющую своих экспертных функций; …» и т.д.

    1. Не понятно, откуда такая ненависть к нашей стране? А что в Западных странах этого нет? Можно привести массу примеров. Один из самых громких – разразившийся 30 ноября 1953 г. скандал с черепом «Пилтдаунского человека», который поместили в Британский музей как доказательство недостающего звена между обезьяной и человеком, а в 1953 г. выяснили, что кости у черепа подпилены. До сих пор не установлено, кто из пяти человек ответственен за эту подделку. Таких грандиозных скандалов за время существования западной науки было много.

    2. Не понятно, откуда такая страсть к реформированию всего? На мой взгляд, самая лучшая политическая партия в той же Великобритании – консервативная. А наши сограждане и, к сожалению, часть правительства опять призывают к реформам. Уже дореформировались в сфере образования, науки, медицины до того, что надо бы эти все реформы «откатывать» обратно. На мой взгляд, очень хорошо, что президент нашей страны «отправил» Дмитрия Ливанова торговать с Украиной. Он заслужил это своей бурной реформаторской деятельностью.

    3. В этом году исполняется 100 лет большевистской революции. Уроки этой революции наших реформаторов ничему не учат.

    4. В целом предлагаемые подходы не выполнимы.

    5. Название статьи не соответствует ее сути, авторы уже инициировали ряд реформ на уровне страны. Полностью согласен с первым комментарием:

    (individ: 10.10.2017 в 11:17), еще раз цитирую его: « ….Коротко смысл в том, что есть свои правильные доценты. Все остальные бяки и вообще надо их ликвидировать. Создать правильную систему надзора и наказания — абсолютно подконтрольную правильным доцентам. Концентрация всех ресурсов, имущества и средств у них же. Ну и потом они нам объяснять как надо будет потом жить, вести себя и думать. Они же умные. ….». Не избрали в Академию наук с высоким Хиршем, так не нужна им эта академия (реформа 2013 г.).

    • Ash:

      1. «Не понятно, откуда такая ненависть к нашей стране?»

      Авторы ненавидят не страну, а положение дел в нашей науке. И это правильно.

      2. «А что в Западных странах этого нет?»

      Там тенденция идёт в противоположную сторону, то есть наука, пусть и не без проблем, но развивается.

      А мы деградируем.

      3. «Не понятно, откуда такая страсть к реформированию всего?»

      От того, что важнейшие процессы идут всё хуже и хуже.

      4. «На мой взгляд, самая лучшая политическая партия в той же Великобритании – консервативная.»

      У нас такой нет. «Единая Россия» политической партией в обычном смысле слова не является.

      5. «Уже дореформировались в сфере образования, науки, медицины...»

      Эти реформы проводят на основании всё той же «либеральной» концепции, что и в девяностые.

      6. «...Дмитрия Ливанова торговать...»

      Вы будете смеяться, но, насколько можно судить по событиям в тот момент, его отправили отнюдь не за реформы, а за деятельность, подрывающую политическую стабильность в стране.

      В тот момент планировали резко срезать значительную часть расходов, из-за чего пострадали бы подведомственные ему учреждения образования. Ливанов, не будучи политиком, вёл себя как менеджер — подсчитал ущерб и поднял шум. Намечались демонстрации и т.п., к чему наши власти очень чувствительны. Вот его и послали.

      7. «Уроки этой революции наших реформаторов ничему не учат.»

      Они в этом, к сожалению, не одиноки.

      Например, до того же Деникина дошло, как нужно было проводить реформы, только в разгар гражданской войны.

      Несмотря на все уроки французских революций.

      8. «...авторы уже инициировали ряд реформ на уровне страны.»

      Попытка Гайдара и компании проводить либеральные реформы там, где по технологическим причинам нет рынка, дала основной гешефт деятелям типа Абрамовича.

      Михаил Гельфанд проделал эту же траекторию в малом масштабе.

      9. «Создать правильную систему надзора и наказания — абсолютно подконтрольную правильным доцентам. Концентрация всех ресурсов, имущества и средств у них же...»

      Участник individ написал это по той причине, что его математические статьи не печатают.

      Но наблюдение правильное в том смысле, что ресурсы в нашей науке сейчас распределяют в значительной степени согласно административному ресурсу, а поскольку последний (как и практически вся наша наука) почти никак не связан с реальным производством, то результат частенько получается неадекватный. Это отметили и авторы статьи: «Основным методом распределения значительной части средств на науку и образование по факту стал административный сговор...»

      10. «Не избрали в Академию наук с высоким Хиршем, так не нужна им эта академия (реформа 2013 г.)»

      Да Ковальчуку и компании все эти Хирши безразличны.

      Такие люди просто мечтают оказаться «там, на верху», пусть и ценой слома того, на что хотят влезть.

  • Александр:

    Я производственник. Вопрос понимает ASH. Остальные % или пустословие.

  • Алексей:

    Да... Почитал... Беседки с лебедями...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Недопустимы спам, оскорбления. Желательно подписываться реальным именем. Аватары - через gravatar.com