- Троицкий вариант — Наука - http://trv-science.ru -

Ландшафт журнального фейка по данным «Диссеропедии журналов»

Месяц встал — и из тумана
Осветил безлюдный край…

Ф. Тютчев

Лариса Мелихова

Лариса Мелихова

В последнее время в русский язык прочно вошло слово «фейк», которое сегодня характеризует множество сторон нашей жизни. Политику оставим в стороне, возьмем науку, сферу деятельности сообщества «Диссернет»: в каком-то смысле вся деятельность «Диссернета» — это неустанная борьба с фейком. Фейковая диссертация — компиляция из нескольких чужих текстов; фейковая защита — защита фейковой диссертации (когда во время голосования весь диссовет сидит подняв руки и опустив глаза в пол); фейковый диссовет — фабрика, поставившая бизнес фейковых защит на поток; наконец, фейковый ученый — он же учоный, автор фейковой диссертации или неоднократный участник фейковых защит. На все эти артефакты можно полюбоваться в «Диссеропедии вузов» [1].

Не так давно в «Диссернете» в связи с развитием проекта «Диссеропедия журналов» [2] возникло новое направление работы — исследование фейковых публикаций. Поиск плагиата в публикациях не очень отличается от работы с диссертациями [3], но, как оказалось, в этой области есть свои особенности. Что касается ситуации в целом, то если «Диссернет», как любит говорить профессор Ростовцев, «освещает ландшафт российской науки» — пока освещенный ландшафт в области научных публикаций выглядит трагически.

Фейк самовоспроизведения

Соотношение плагиата и самоплагиата в исследованных кейсах

Соотношение плагиата и самоплагиата в исследованных кейсах

Главная особенность списанных публикаций, которая нехарактерна для диссертаций, — случаи самоплагиата, то есть использование текста собственных предыдущих публикаций, не оформленное в виде цитаты. (Вы не найдете слова «самоплагиат» на сайте «Диссеропедии» — поскольку в России за все производные от «плагиат» принято подавать в суд, — но вообще-то это просто термин.) Именно этот вид нарушений вызвал наибольшее непонимание и максимальное количество нареканий в среде авторов и журнальных работников. К тому же явление распространено гораздо шире, чем собственно плагиат: по данным «Диссеропедии», самоплагиат в публикациях составляет 70% от всех случаев плагиата.

Итак, допустимо ли цитировать самого себя? Казалось бы, все регламентирующие документы отвечают на этот вопрос однозначно: достаточно посмотреть рекомендации Международного комитета по публикационной этике COPE [4] или российские документы: «Этические принципы для рецензентов» Совета по этике АНРИ [5]; рекомендации для авторов, выпущенные Министерством образования РФ [6]. Тем не менее споры пока не утихают. Диссернетовская почта наполнена возмущенными письмами от издателей научных журналов и авторов публикаций.

Что же вызывает возмущение журнального сообщества? Как правило, по откровенному плагиату к «Диссернету» претензий нет, этот вид фейка воспринимается довольно однозначно. Публикацию одного и того же текста с незначительными изменениями с разницей в два-три года, часто с разным набором соавторов («фиктивное авторство»), также обычно признают недопустимой. Заметим, что случаи фиктивного, или «загадочного», авторства (еще один эвфемизм во избежание судебных исков) являются, конечно, гораздо более серьезным нарушением, чем просто множественная публикация одной и той же статьи, но в данном контексте мы эти случаи объединили.

Основной шквал критики приходится на случаи «веерной рассылки» одной публикации, иногда с незначительными изменениями. Один из лидеров множественных публикаций, разместивший свою статью в 14 (sic!) журналах, не поленился позвонить в редакцию газеты, которая о нем написала, с искренним непониманием того, в чем его обвиняют. «Я сделал открытие, я же хотел его распространить как можно шире! Что в этом плохого?» В ответ ученому (или учоному?) можно процитировать объяснение, содержащееся в разделе «Частые вопросы» «Диссеропедии журналов»: «Множественные публикации искусственно раздувают публикационную активность, создают излишнюю нагрузку на редакторов и рецензентов, искажают результаты мета-анализа и библиометрические показатели, а также затрудняют в дальнейшем любому добросовестному автору научных публикаций подготовку обзора литературы по тематике исследований». Бывают случаи, когда авторы возмущаются справедливо — если журнал повторно публикует статью для наполнения очередного выпуска, иногда даже без ведома авторов публикации. Только в этом случае лучше обращать свой гнев в адрес журнала, а не сообщества «Диссернет», обнаружившего нарушение.

Издателей журналов, как правило, возмущает другое. Дело в том, что в случае веерной рассылки трудно, а иногда и невозможно определить первоисточник. «Диссернет» отделяет списанную статью от источника заимствования по формальному критерию даты публикации — которая часто известна только приблизительно, к тому же статья могла пролежать в журнале до публикации несколько месяцев. Трудно (хоть мы пытаемся!) объяснить возмущенной журнальной общественности, что «Диссернет» не может заниматься расследованиями: мы считаем это задачей самого журнала, желающего очиститься от фейковых публикаций.

Фантомные публикации

Распределение кейсов плагиата и самоплагиата по наукам

Распределение кейсов плагиата и самоплагиата по наукам

Тут уместна аналогия с фантомными диссертациями, — а именно диссертациями, которые, скорее всего, не существуют в природе, по крайней мере, найти их не удалось. Кто помнит, в Государственной Думе нашлось 18 депутатов с фантомными степенями [8].

В области публикаций с этим видом фейка мы столкнулись недавно. К нам обратились сотрудники журнала «Вестник Российского университета дружбы народов. Серия: История России», в котором, по данным «Диссеропедии», публиковалось почти 50 авторов «красочных» диссертаций (т. е. предполагается, что в журнале размещались статьи, которые затем фигурировали в автореферате списанной диссертации). Оказалось, что эти авторы в журнале никогда не публиковались! Как же они попали в нашу статистику? Да очень просто: они указывали в своих авторефератах фантомные, то есть никогда не существовавшие публикации. Аналогичная ситуация обнаружилась в журнале «Новый исторический вестник». (Почему опять исторические науки? Видимо, случайное совпадение.) Пока этот вопрос мы специально не изучали, — возможно, нас ждут такие же интересные открытия, как при изучении диссертаций думцев. Но очевидно одно: отдельный диссертант мог ошибиться и случайно указать непубликовавшуюся статью. Однако в массовом порядке такое не могло повторяться без ведома журнала. Тем более что в ряде случаев главный редактор журнала «Вестник РУДН» являлся научным руководителем таких диссертантов. Вопрос: мог ли он не заметить фантомную публикацию собственного диссертанта в собственном журнале?

Фейковое рецензирование

Наблюдаемого изобилия фейка в публикациях научных журналов могло и не быть, если бы присылаемые статьи проходили нормальное рецензирование. Заметим, что всеобщая проверка «Антиплагиатом» тут не спасает: так же как диссертацию должны внимательно читать минимум научный руководитель и оппоненты, статью должен прочесть грамотный рецензент, хорошо знакомый с областью исследования. На это утопическое пожелание журналы обычно отвечают: да где ж мы их возьмем?!!

Со всем нашим сочувствием к проблемам издателей хотим заметить, что без качественного рецензирования не будет качественного журнала и, следовательно, проблемы журнала будут только нарастать. 60% журналов, имеющихся на сегодняшний день в «Диссеропедии журналов», имеют признак некорректной редакционной политики «авторецензия» — то есть требуют от автора вместе со статьей присылать на нее рецензию. Все заверения, что внешнее рецензирование тоже есть, не выглядят убедительно: если оно есть, то зачем вам рецензия от автора?

Разумеется, проблемы рецензирования не сводятся к авторецензии. Недавняя публикация в журнале «Успехи современной науки и образования» [9] статьи о вычислении нового значения числа π — яркий пример фейкового рецензирования. Кстати, на все вопросы об этой статье главный редактор отвечал, что она прошла рецензирование, — но после исключения журнала из базы РИНЦ появилось сообщение, что договор с этим рецензентом расторгнут. Остается надеяться, что наступит время, когда рецензент статьи о мысленной передаче вкусовых ощущений, опубликованной в журнале «Успехи современного естествознания» [10], или статьи о вращении Вселенной вокруг оси зла, опубликованной в «Российском гуманитарном журнале» [11], тоже будут уволены.

Процентное отношение журналов с авторецензией к общему числу журналов по городам

Процентное отношение журналов с авторецензией к общему числу журналов по городам

Фейковый состав редколлегии

Как и фантомные публикации, этот вид фейка периодически всплывает в наших исследованиях: оказывается, что люди, числящиеся в редколлегии того или иного журнала, ничего об этом не знают. Так, недавно сам глава ВАК В. М. Филиппов с удивлением обнаружил себя в составе редколлегии журнала, подавшего документы на зачисление в перечень ВАК.

Но даже если человек знает о своем членстве в редколлегии журнала, это не всегда означает, что он там реально работает. Можно ли нормально работать в редколлегиях сразу нескольких десятков журналов? Между тем профессор Порфирьев — председатель экспертного совета ВАК по экономике и заместитель директора крупного научного центра (а также научный руководитель одной «красочной» диссертации [12]) — числится в составе редколлегий и редсоветов тридцати журналов! Нередко главными редакторами числятся ректоры университетов, хотя понятно, что вряд ли ректор сможет полноценно работать главным редактором, ведь это большая нагрузка. Главных редакторов журналов из «Диссеропедии», являющихся к тому же фигурантами «Диссернета», на сегодня 76 человека [13]; десять из них являются ректорами вузов.

«Персоны» «Диссеропедии» [7], отсортированные по количеству некорректных публикаций

«Персоны» «Диссеропедии» [7], отсортированные по количеству некорректных публикаций

К сожалению, культурная традиция, принятая на Западе, — указывать на своей персональной странице информацию об участии в редколлегиях/редсоветах журналов — у нас пока принята только в отношении высокорейтинговых журналов, имеющих хорошую репутацию среди ученых. Например, на личной странице профессора Порфирьева мы найдем лишь
лаконичную запись: «принимает активное участие в работе общественных организаций, редколлегий журналов» [14]. Часто нет даже и такой записи, так что проверить подобную информацию можно лишь при персональном обращении, а это весьма трудозатратно. Тем не менее мы уже провели кое-какие исследования вопроса. Результаты обнародовать пока рано — как говорится, ждите новых публикаций.

Лариса Мелихова,
аналитик IT, канд. физ. -мат. наук

1. http://rosvuz.dissernet.org

2. http://biblio.dissernet.org

3. Анна Абалкина, Лариса Мелихова. «Опубликоваться желаете?» Диссернет пытается проткнуть дутый пузырь научных журналов // ТрВ-Наука, № 219 от 20 декабря 2016 года.

4. https://publicationethics.org/resources/code-conduct

5. http://rasep.ru/sovet-po-etike/kodeksy-i-knigi/140-eticheskie-printsipy-dlya-retsenzentov

6. http://минобрнауки.рф/пресс-центр/9481/файл/8695/ИТОГОВАЯ версия кратких рекомендаций.pdf

7. http://biblio.dissernet.org/person

8. Мандат с плагиатом. Путеводитель «Диссернета» и «Новой газеты» по диссертациям депутатов Государственной думы // Новая газета, 13 января 2016.

9. http://biblio.dissernet.org/magasinAll/117969

10. http://biblio.dissernet.org/magasin/111526

11. http://biblio.dissernet.org/magasin/110420

12. http://rosvuz.dissernet.org/person/108394

13. http://biblio.dissernet.org/collectionsb/116808

14. http://ecfor.ru/employee/porfirev-boris-nikolaevich

 От редакции

Согласно информации на сайтах журналов, академик РАН Борис Николаевич Порфирьев является председателем редакционных советов двух журналов: «Эффективное антикризисное управление», «Мир новой экономики»; заместителем председателя редакционного совета журнала «МИР (Модернизация. Инновации. Развитие)»; членом редакционных советов еще одиннадцати журналов: «Вестник Московского университета. Серия 6. Экономика», «Экономика региона», «Проблемы прогнозирования», «Экономика и управление», «Ученые записки СПбУТУиЭ», «Инновации в менеджменте», «Контуры глобальных трансформаций: политика, экономика, право», «Менеджмент и бизнес-администрирование», «Ученые записки Российской академии предпринимательства», «Проблемный анализ и государственно-управленческое проектирование», «Социальная политика и социальное партнерство»; заместителем главного редактора журнала «Проблемы анализа риска»; членом редколлегий пятнадцати журналов: «Мир экономики и управления» (Новосибирск), «Регион: экономика и социология», «Экономические науки», «Российский экономический журнал», «Российское предпринимательство», «Международная торговля и торговая политика», «Проблемы теории и практики управления», «Век качества», «Финансы и бизнес», «Проблемы безопасности при чрезвычайных ситуациях», «Управление риском», Рlаnning аnd Сrisis Маnаgmеnt Intеrnаtiоnаl Jоurnаl (Великобритания), Disasters (Blackwell, Великобритания), Environmental Hazards (Earthscan, Великобритания), Environmental Management (Springer, Германия и США).

Поскольку, как отмечается в статье, бывают случаи, когда ученых включают в составы редколлегий без их ведома, мы задолго до публикации попросили Бориса Николаевича уточнить, в каких редакциях он реально работает. Пока ответа не было, но мы подтверждаем свою готовность опубликовать такое разъяснение, коль скоро таковое поступит.

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Связанные статьи